Козловские промыслы

16 сентября 2019, 14:53 1307

«Промысел – занятие, ремесло, как источник для добывания средств к существованию», – читаем мы в Толковом словаре русского языка Дмитрия Ушакова. А «промышлять», как говаривали наши предшественники, значит заниматься каким-либо промыслом. Так чем же промышляли наши предки в конце XIX века? 

Каменщик. С фотографии начала ХХ века.

Плотник. С фотографии начала ХХ века.

Благодаря дошедшему до наших дней «Сборнику статистических сведений по Тамбовской губернии за 1881 год» можно судить, что в то время наиболее массовым внеземледельческим промыслом в нашей местности считалось плотничество. Согласно подворной переписи 1880 года всего в Козловском уезде насчитывалось 692 плотника, занимавшихся в основном крестьянскими постройками – изготовлением срубов для изб. Наибольшее их количество проживало в Жидиловской, Градо-Стрелецкой, Иловай-Дмитриевской и Ново-Гаритовской волостях. Развитие плотничества в Градо-Стрелецкой волости (в советское время большая её часть вместе с селом Громушка вошла в состав Мичуринска) объяснялось выходным положением. Здесь встречались весьма хорошие плотники, занятые на городских постройках.
На рубеже XIX-XX веков в Козловском уезде получил развитие и кирпичный промысел. Наиболее наглядно он проявился  в Градо-Стрелецкой, Изосимовской, Ярославской, Хоботец-Богоявленской, Хмелевской и Богоявленско-Сурёнских волостях. Статистические данные свидетельствуют, что в каждой из них существовало более десятка кустарных кирпичных заводов! Здесь кустари  производили кирпич как для собственных нужд, так и на продажу местным землевладельцам. «Кирпичное дело между крестьянами Козловского уезда, несомненно, быстро развивается, так как для безопасности от пожаров и вследствие дороговизны леса крестьяне начинают вполне сознавать необходимость замены деревянных построек каменными», – отмечали современники.
Развитие кирпичного промысла в уезде подстегнуло увеличение числа каменщиков – людей, занимавшихся кладкой каменных зданий. Подавляющее их большинство (более 100 человек) проживало в Градо-Стрелецкой волости. Согласно сохранившимся документам главными их подрядчиками были владимирские мастера, нанимавшие местных каменщиков к себе в рабочие и передавшие впоследствии им секреты ремесла.
Активное каменное строительство в уездном городе на рубеже XIX-XX веков способствовало появлению в нашей местности штукатуров. В основном это были выходцы из деревни Ивановки Иловай-Дмитриевской волости (ныне Первомайский район). При этом работали они не только на стройках Козлова, но и в Моршанске, а также в сёлах Козловского уезда. Как отмечали современники, штукатуры эти вовсе не занимались хлебопашеством, поскольку отсутствовали дома с Пасхи до Покрова. Остальная часть населения села, не занятая штукатурными работами, осенью и зимой плела корзины из мелкого хвороста.
Согласно статистическим данным население сёл Малое и Большое Лаврово бывшей Жидиловской волости активно занималось гончарным производством, изготавливая домашнюю глиняную посуду: горшки, кувшины, корчаги. Частично эти изделия сбывались на месте (в сёла часто приезжали оптовики-перекупщики), частично в Козлове, Тамбове и Раненбурге соседней Рязанской губернии.
В сёлах Прасковьино Голицынской волости и Озёрки волости Ярославской (ныне Никифоровский район) у крестьян существовало производство валяльной обуви. На рубеже XIX-XX веков в окрестностях Козлова многие женщины занимались вязанием чулок на продажу. Сегодня кажется невероятным, но около 140 лет назад главным рынком сбыта вязаной продукции местных мастериц была первопрестольная. Кроме того, в те годы в уезде проживало несколько сот портных, сапожников и кузнецов.
Увы, пришедшая в Козлов в 1866 году железная дорога лишила многих государственных крестьян своего традиционного извозного промысла. В дожелезнодорожный период во всех волостях уезда среди государственных крестьян было очень много извозчиков. Они торили свои маршруты на Москву, много перевозили клади в Тамбов, Саратов, Астрахань. Некоторым удавалось побывать даже в Грузии, вернувшись оттуда с грузом шёлка. С открытием железнодорожного сообщения извозный промысел в нашей местности существенно оскудел и бывшие извозчики-дальнобойщики отныне довольствовались вывозом из частных имений хлеба последнего урожая на пункты сбыта в Козлов и другие железнодорожные станции, подвозкой дров и перевозкой шпал с лесозаготовительных пунктов. 
Однако наиболее экзотическим промыслом у наших предшественников можно назвать профессиональное нищенство. Наибольшую популярность этот источник добычи средств к существованию развился у жителей  сёл Архангельское и Иловай-Дмитриевское. По свидетельствам очевидцев, деморализованные, праздные и пьющие аборигены этих населённых пунктов побирались чуть ли не круглый год, совершая пешие путешествия далеко за пределы Тамбова. Будто бы приносили они из этих странствий по несколько десятков рублей, значительную часть которых пропивали. При этом местные крестьяне объясняли, что нищенство развилось у них из-за частых пожаров. Вначале многие собирали милостыню вследствие нужды «на погорелое место», а затем привыкли побираться и обратили нищенство в промысел. 
Кто знает, может быть, благодаря таким вот профессиональным нищим в Толковом словаре живого великорусского языка Владимира Даля и появилась пословица: «Ремесла не водит, а промысел держит».