Неусыпаемая Псалтирь

28 августа 2020, 16:32 398

Есть много путей в жизни, но все они всё равно ведут к Богу.

Прозорливый старец
Сколько их осталось маленьких, почти затерянных сёл в Тамбовской области, хранящих свою историю. Сколько людских судеб записано на скрижалях памяти России-матушки. Распростёрлось в Пичаевском районе среди возвышенностей и оврагов небольшое село Вышенка. 
У подножия одного из холмов  в пещере когда-то поселились монахи, с них и началось в XVIII веке основание села. Самый главный прозорливый старец Никита выходил навстречу к каждому идущему к ним человеку. Видел он людей насквозь — все их помыслы открывались ему. Если мысли были нехорошие, то он сразу же и разворачивал ходоков обратно. А если  добрые, то всегда выслушает и совет даст.  

Давида пророка и царя песнь
Соорудили там себе кельи три монахини. Во время гонения на Церковь Христову много пострадали они за православную веру, отбывали ссылку в Сибири, а после освобождения ушли  подальше от глаз людских  и нашли себе пристанище в Вышенке. Был у них небольшой огородик, но питались в основном тем, что народ принесёт. 
Ох, как они были необходимы сельчанам, чтобы по-христиански проводить в последний путь усопшего.  Хоть и навязывали повсеместно атеизм, но из православной души веру не вытравишь. Читали матушки  Псалтирь по умершим, и приходили к ним за помощью люди из Вышенки и окрестных сёл. 

Древние слова
На праздники несли сельчане отшельникам угощение. Время было голодное — послевоенное. Половину испечённой матерью ковриги да крынку молока частенько, осторожно спускаясь  под гору,  приносила им в узелке и маленькая рыжеволосая девчушка Маша. 
Заведёт порой её матушка Евгения в келью, а та и дышать боится. Всё вокруг чистенько, на стене аккуратненько висят иконы, 
а под ними горят семь лампадок. На столе всегда лежит большая старинная Псалтирь, скреплённая массивными кольцами. Посадит необычайной красоты монахиня девочку в деревянное кресло, придвинет книгу и говорит: «Читай». А она ей с детской непосредственностью отвечает: «Как же я буду читать, буквы-то корявые?» — «Сама ты корявая, — улыбнётся матушка. — Ты вот подумай и подставь буковку, слово-то и получится, а смысл позже придёт». Так и начала постигать Мария церковно-славянскую грамоту. Трудно было сначала, и слёзы наворачивались от досады, но с каждым разом всё легче и легче буковки в слова сплетались. А если угостит её матушка сахарком, так детской радости 
и вовсе не было предела. Один кусочек она по дороге домой съест, а два  принесёт и с сестрой поделится.

Огонёк веры
В семье Марии никогда не угасал огонёк православной веры. Её бабушка Пелагея много молитв знала. Только иконы отобрали неверные. Часто видела её девочка стоящей в сарае на коленях на пучке соломы и возносящей молитвы к Господу. 
В большие праздники ходила бабушка  молиться к роднику — святому источнику, находящемуся в шести километрах от села. Церкви-то все разрушены были большевиками. А домой вернётся радостная и приговаривает: «Иду туда — камушки в меня бросают, а возвращаюсь — ангелы  на крылышках несут». И первый гость за её столом всегда был нищий. Бывала Пелагея и в келье у старца Никиты, не всякого человека он к себе приглашал. Только о чём они вели беседы, теперь не знает никто, как никто и не знает, где была та пещера и его келья. Говорил старец, что придёт время, и всё откроется людям.

Вожделенная книга
Девочка записывала за бабушкой молитвы  печатными буквами в школьную тетрадь, а потом прятала в ящичек старого комода. 
И очень ей хотелось приобрести какую-нибудь церковную книжицу, но возможность такая представилась нескоро — не было широкого доступа к православной литературе. 
Но Мария хорошо помнит тот день (было ей тогда уже 43 года), когда хозяйка тамбовской квартиры, которую снимал старший сын, купила долгожданную и драгоценную для неё книгу — Псалтирь, по тогдашним деньгам за 25 рублей. И она тоже оказалась на церковно-славянском языке. Вот ведь как в жизни бывает! Счастье-то какое! 
Потихоньку  начали возвращать храмы православным.  А когда  открылся в Моршанске собор, приобрела Мария там первый молитвослов. Наступила золотая середина жизни — исполнилось ей полвека, и произошёл крутой поворот в судьбе. Испросила тогда она у батюшки Владимира благословение на чтение Псалтири по умершим. 
К тому времени она уже давно перебралась в село Пичаево. И вот уже два десятка лет звучат  молитвенные слова к Господу Вседержителю над отправляющейся в иной мир душой. Не назначает она плату за свой труд. «Как душе вашей будет угодно, так и отблагодарите», — обычно говорит Мария Семёновна Морозова. «А если рублик дам?» — как-то ей ответили. «Значит, рублик я и заслужила», — смиренно рассудила она.

Благодать души 
Сейчас у Марии много церковной литературы — жития святых, молитвословов и акафистов, часто она ездит в паломнические поездки по монастырям. 
Но одна поездка особенно запала ей в душу. Есть в Подмосковье, в селе Денежниково, Иоанно-Предтеченский ставропигиальный женский монастырь. Там день и ночь читается Неусыпаемая Псалтирь. Однажды подошла к группе паломников монахиня и попросила: «У нас сестричка заболела, не сможет ли кто вместо неё почитать Псалтирь?» И читала Мария Псалтирь в храме Рождества Иоанна Предтечи,  трепетом и упоением наполнялась душа — такой благодати удостоил её Господь. И это была для неё высшая награда на пути к Богу…

Неусыпаемая Псалтирь  — это уникальная молитва удивительной силы. 
Её мощь призвана оградить человека, за которого возносят молитвы, и его душу от губительных демонов, уберегает  от всяческих страстей. Читается как за живых людей, так и за умерших. Считается, что заказать Неусыпаемую Псалтирь в монастыре за умершего — значит дать душе усопшего великую силу и возможность обрести вечную жизнь и упокоение. Читают Псалтирь по очереди, круглые сутки.