Чужого горя не бывает

21 ноября 2015, 07:00 3481

Так получилось, что первая ноябрьская неделя долгожданного пребывания в городе на Неве совпала с горестными, траурными днями в связи с гибелью над Синаем российского гражданского самолёта с 217-ю пассажирами, в основном жителями Петербурга, и семью членами экипажа. 

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (11/20/2015 - 14:27)

Горели свечи на Дворцовой

Официально объявленная отмена всех увеселительных мероприятий исполнялась в городе неукоснительно. С 1 ноября на 27-е был перенесён запланированный в Октябрьском зале концерт Михаила Жванецкого с возвратом билетов зрителям. Футболисты обожаемого питерцами «Зенита» выходили на поле (как, впрочем, и все другие команды страны) с чёрными повязками на рукавах футболок, склоняя головы перед началом матча в минуте молчания. И оголтелые обычно болельщики сдерживали свои эмоции во время игры до предела, помогая кумиру - «Зенитушке» - больше сердцем и душой, чем криками и песнями с трибун.

Оживлённые обычно пятачки близ станций метро, где вездесущие торговки наперебой расхваливают свой товар, предлагая покупателям зелень, тыкву, яблоки, клюкву и калину, а равно сшитые и связанные носильные вещи, где всегда до позднего вечера не утихают звуки музыки самодеятельных гитаристов, баянистов, саксофонистов и промышляют с подозрительной рекламой невзрачные личности, выискивающие простаков, тоже обезлюдели, опустели, уступив место незримой человеческой энергетике боли, сострадания, сопереживания несчастным людям, чьи родные и близкие попали в большую беду.

Ленинград! Родная и любимая наша вторая cтолица, гордость страны - северная Пальмира! Фантастическая архитектурная красавица, познавшая на себе за 312 лет существования немыслимое количество горестей и бед, вынесшая ужасающую фашистскую блокаду и лучше других знающая цену человеческой жизни, оплакивала своих земляков, которые после райского пребывания в курортном Шарм-эль-Шейхе по дикой немыслимой воле рока попали на далёкой египетской земле в смертельный ад. Мужчины и женщины, крохотные детки, пилоты и стюардессы лайнера...

Все сводки питерских радио- и телевизионных новостей, все номера газет и журналов, выходящих в те дни, начинались и заканчивались сообщениями с Синайской пустыни. «Расширена зона поиска…», «Найдены новые обломки лайнера А-321…», «Спасатели МЧС вместе с египетскими коллегами расширяют зону поиска фрагментов воздушного судна…» А вот промелькнуло и нечто невообразимое: к месту аварии под покровом темноты и пыльной бури наведались местные автомобильные мародёры, обуянные жаждой наживы - личных вещей погибших. Но из Библии известно, как такая «прибыль» идёт похитителям «впрок» - из года в год, из рода в род, до седьмого колена...

А на Дворцовой площади Санкт-Петербурга, у кованой ограды Александрийского столпа, куда и мы с женой и внучкой подошли отдать дань скорби, всё прибавлялись и прибавлялись колеблемые свежим балтийским ветерком зажжённые свечи, лампадки поминовения. Тихо ложились по всему периметру немалой площадки живые цветы. А ещё росли и росли стопки детских игрушек, то ли купленных в магазине, то ли принесённых из своих квартир маленькими петербуржцами, которые вместе с папами и мамами, дедушками и бабушками оказались в самом центре города, у знаменитого Эрмитажа не по чьей-то указке или властному призыву, а исключительно по зову сердца.

Мы видели среди этой массы притихших людей на Дворцовой темнокожих африканцев, с молчаливым поклоном возлагавших скромные букетики гвоздик к стихийному мемориалу. Видели раскосых гостей России из Японии и Китая, также посчитавших своим моральным долгом постоять рядом с жителями Петербурга, выражая тем самым своё искреннее сочувствие, понимание и поддержку траура. Слышали, о чём сквозь слёзы переговариваются между собой заплаканные женщины из Украины, Белоруссии, Молдавии (всё равно - братских наших стран!), где, как мы знаем, и своего лиха хватает...

Мы всё это вживую видели, слышали, ощущали. И ещё глубже осознавали смысл слов, некогда сказанных замечательным поэтом и прозаиком, нашим вечным современником Константином Симоновым: чужого горя не бывает!
Страна без промедления пришла на помощь семьям погибших, хотя владелец попавшего в катастрофу аэробуса «Когалымавиа» является не государственным, а коммерческим, частным предприятием-перевозчиком. Не осталась в стороне и Тамбовщина, где по оперативному распоряжению губернатора А.В. Никитина материальная выплата была произведена пожилым супругам, чьи дети оказались 31 октября на том злополучном рейсе...

В самом Петербурге, где повсеместно приспущенные флаги на государственных зданиях венчала траурная кайма, обсуждалась инициатива местной гражданской организации «Прерванный полёт» о сборе средств на возведение мемориала и оказание дальнейшей финансовой помощи близким погибших. Можно верить: будет такой памятный знак на земле Александра Невского, в городе, где по воле Петра Первого с Петербургской крепости началось строительство первой российской столицы - музея под открытым небом, который со всех сторон опоясывают сегодня 380 больших и малых мостов, перекинутых через 68 рек и каналов.

Ни в пир, ни в мир

Но! Когда, казалось бы, весь просвещённый мир (понятно, за малым исключением злорадствующих наших «заклятых друзей») разделяет скорбь и печаль в связи с невероятной авиационной трагедией, находятся и такие существа, которые не прочь сыграть даже на гробах лихой танец под весёлую сурдинку. Речь о небезызвестном французском еженедельнике «Шарли», где не так давно 12 сотрудников были убиты и 11 ранены вооружёнными экстремистами Аль-Каиды, отомстившими за карикатуры на пророка мусульман Мухаммеда. Казалось бы, ну хватит уж, ребята, хватит глумиться над святынями, над религией уважаемой конфессии, над тельцем погибшего в мутных волнах чужого моря сирийского ребёнка-беженца, которого вы так кощунственно изобразили на своих страницах... Нет, неймётся борзым юмористам пройтись безжалостным пером теперь и над останками сгоревшего вместе с людьми российского аэробуса, изображая ад кромешный страшной трагедии нелепой веселухой с ехидными комментариями.

Что это? Политическое недомыслие? Пещерное невежество? Душевная глухота к боли ближнего? Именно так в печати и с экранов оценили аморальные поступки парижских рисовальщиков депутаты Госдумы и Законодательного собрания Петербурга, председатель Союза журналистов России В.Л. Богданов, уважаемые деятели культуры, искусства, литературы, простые люди. В Питере это озвучили писатель Даниил Гранин, певица Эдита Пьеха, разумно посоветовавшая просто не обращать внимания на осклабившихся отморозков. Лично мне те «юмористы» скопом напомнили одного дурачка из детства - городского сумасшедшего, бегавшего по улицам с расстёгнутой ширинкой... Одинаковый пошиб. Хотя некий широко известный в узких журналистских кругах господин N (не стоит афишировать его имя, связанное с личным самопиаром, брутальным восхвалением своей персоны) ничтоже сумняшеся утверждал в телевизионной беседе, что, дескать, да, сатира и должна быть такой - злой, яростной, пусть и неприемлемой обществом. Подумалось тогда (прости, Господи): не твои близкие летели в том злополучном самолёте... А «Шарли»... Что «Шарли»? Ну пусть шарлианцы возьмут и нарисуют, коль так упорно отстаивают некрофильский жанр, карикатуры на своих 12 погибших под автоматными пулями бандитов коллег и товарищей. Может, тогда успокоятся?

Да. Как говорится, у каждого льва есть свои блохи. Есть они и на теле такой, в общем-то благородной и нужной обществу, профессии, как журналистика. Есть. Что скрывать? Но не блохи, к счастью, определяют человеческое сознание. Народное единение, проявление людскости, душевности, сердечности, но не огрубелости и чёрствости, общие слёзы в беде и общая улыбка в радости - закон вечности для нормального человека. Нам легче, когда мы вместе, когда сообща, сплотившись, объединившись, противостоим беде, угрозам, невзгодам. И сегодня мы склоняем в глубокой печали головы перед жертвами авиационной катастрофы. Мы молимся за спасение душ неизвестных нам людей, наших соотечественников. Мы вместе с Ленинградом, мы выстоим!

И всегда, когда бывают отданы последние почести безвременно ушедшим и отзвучат залпы прощального салюта, воинский оркестр покидает кладбище, погост, некрополь с победным маршем, знаменуя тем самым продолжение жизни и радостную встречу нового утра на прекрасной нашей земле! По-иному не бывает.

Пусть же пребудет неизгладимой наша память об ушедших. И да преисполнятся новой душевной силой и мужеством наши сердца!