Дворянин Рязанской губернии

27 октября 2010, 23:00 2657
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru (СР, 10/27/2010 - 15:19)

И.В. Мичурин. С картины художника И.Ф. Еханина

Нет, наверное, в Мичуринске горожан, кои были бы равнодушны к судьбе человека, давшего имя нашему общему дому. Ещё при жизни Ивана Владимировича интерес к его личности вызывал у современников неподдельный интерес. Посудите сами: прекрасный механик, талантливый цветовод и гибридизатор, самобытный поэт и художник, журналист, популяризатор своего передового опыта, автор десятков статей, опубликованных на эту тему в ведущих российских специализированных журналах, многие из которых были учреждены императорским обществом садоводства. Однако до известного времени дореволюционные заслуги И.В. Мичурина замалчивались. Прежние его бытописатели  своё внимание акцентировали исключительно на постоянных тягостях, лишениях, нужде. В те времена возникло на свет  даже такое стыдливое наименование происхождения Мичурина, как "мелкопоместный дворянин".

Меж тем сам Мичурин себя мелкопоместным дворянином никак не считал. Наоборот, гордился своим благородным происхождением. Примером тому служит, в частности,  акт регистрации земельных имуществ, выданный Ивану Владимировичу в 1915 году. В этом документе в графе "звание или разряд фактического владельца" правообладатель размашисто начертал: Дворянин Рязанской губернии.
Увы, сегодня, спустя 155 лет после его рождения и 75 лет после смерти, мы до обидного мало знаем этого человека. А ведь большую часть жизни он творил и работал до революции. Неужели лишь за последние 18 лет новая Советская Россия смогла по достоинству оценить важность его открытий и достижений? Бесспорно,  советская власть дала Ивану Владимировичу то, о чём он и не мечтал. Однако путь к его всероссийскому признанию начался гораздо раньше.
Ещё в конце XIX  века И.В. Мичурин начинает регулярно сотрудничать с журналом  "Вестник садоводства, плодоводства и огородничества". Печатавшееся в Санкт-Петербурге это было ежемесячное и общероссийское издание. Кто из нас сегодня может похвастаться тем, что является постоянным корреспондентом издания общефедерального масштаба? А в те времена Российская империя занимала площадь несравнимую с нынешней российской. Среди изданий, считавших за честь опубликовать труды Мичурина, были "Вестник садоводства", "Плодоводство", "Сад и огород", "Садовод", а также "Прогрессивное садоводство", в котором  Иван Владимирович входил в состав редакции. Таким образом, своё триумфальное шествие как учёный-практик он начал именно  со страниц российской периодики.
Да, Мичурин всегда жил скромно. Однако все свои средства он вкладывал в любимое дело - получение новых, невиданных доселе сортов плодовых и декоративных растений. И необходимо признать, что труды его, невзирая на косность и равнодушие чиновников того времени (чиновники во все времена одинаковы), находили признание у людей просвещённых и прогрессивных. Пример тому - запрос на имя инспектора сельского хозяйства губернии, направленный из канцелярии Тамбовского губернатора  31 августа 1915 года. Вот оно: "В главном управлении землеустройства и земледелия рассматривается в настоящее время вопрос о награждении романовским знаком “За полезные труды по садоводству” проживающего близ г.Козлова садовода И.В. Мичурина. Вследствие полученного мною по этому поводу запроса Департамента земледелия прошу Ваше Высокородие сообщить мне, насколько эта деятельность Мичурина принесла пользу местному хозяйству и заслуживает ли она, по Вашему мнению, поощрения".
Ответ не заставил себя ждать. Уже 5 сентября (чем не пример оперативности царских бюрократов!) в канцелярию губернатора ушёл ответ следующего содержания: "Садоводство И.В. Мичурина, находящееся в 2-3 верстах от г.Козлова является чуть ли не единственным в России местом, где путём гибридизации выведены и выводятся сотни новых сортов плодовых, ягодных и цветочных растений. Гибридизацией Мичурин занимается уже более 30 лет, и за это время им выведено и выпущено на рынок большое количество новых сортов преимущественно плодовых растений.
Работы Мичурина чрезвычайно ценны и получили известность не только в России, но и за границей. Об его работах имеются статьи даже в американской специальной литературе.
На основании всего изложенного я считаю деятельность Мичурина полезной не только для местного населения, но и для всей России, почему и нахожу, что она заслуживает всяческого поощрения не только почётными наградами, но и денежной помощью, так как Мичурин не обладает средствами для необходимого расширения своего в высшей степени полезного дела".
Как следует из опубликованных ещё в советское время воспоминаний личного секретаря Мичурина А.Н. Бахарева, вышеназванный знак был-таки Ивану Владимировичу пожалован. Сегодня, обладая обширным архивным материалом, скрытым до недавнего времени по исключительно идеологическим причинам, мы можем представить внешний вид этой награды, которую Мичурин наверняка носил. Итак, сей знак представлял собой золотой четырёхконечный крест, покрытый эмалью зелёного цвета. На центр креста налагался  золотой венок из колосьев, внутри которого помещался серебряный оксидированный грифон. Крест прикреплялся к золотому венку из дубовых ветвей, на оборотной стороне которой имелась пряжка, через неё продевалась лента.  Знак носился на груди на ленте, состоящей из трёх полос: широкой средней тёмно-зелёной и двух по краям чёрных узких.
Однако ещё летом 1911 года за подвиг на поприще государственной службы, "в воздаяние трудов для пользы общественной неотъемлемой" И.В. Мичурин был высочайше пожалован орденом Святой Анны III степени. Однако сам Иван Владимирович воспринял эту награду по-своему. В письме вице-президенту Императорского российского общества садоводства Н.Н. Курошу в декабре 1912 года он, в частности, писал:
"...Вот в прошлое лето я получил за свои труды по выводке новых сортов растений орден Св. Анны  III степени, но какая польза от этого делу? Вот американское Министерство сельского хозяйства ежегодно присылает своих ботаников и берёт у меня новые сорта растений, а сами русские только глазами хлопают, а дело стоит на одном месте".
Необходимо отметить, что по статуту ордена в особую обязанность кавалеров вменялся надзор и попечение за богоугодными заведениями, чем, конечно же, Мичурин заниматься попросту не мог. Не в этом ли кроется (как видно из письма) его раздражительность? А может быть, в том, что к ордену полагалось лишь 100 рублей ежегодного пенсиона? Уж явно не на такую поддержку со стороны государства он рассчитывал.
Тем не менее награждение орденом Святой Анны позволяло И.В. Мичурину получить в Табели о рангах (законе о порядке государственной службы в Российской империи, определявшем соотношение чинов по старшинству и последовательность чинопроизводства, просуществовавшем вплоть до революции 1917 года) VIII классный чин коллежского асессора и именоваться впредь не иначе, как ваше высокоблагородие.