Фортуна - спутница таланта Виталия Попова

20 сентября 2016, 14:25 1749

Австралия, Англия, Бангладеш, Ватикан, Израиль, Индонезия, Корея, Перу, США, Чехия, Франция, Япония... Излучающие искренность и свет, интеллигентно спокойные и добрые произведения народного художника Виталия Попова легко обретают постоянную прописку в различных музеях и частных коллекциях стран мира. Сам художник часто черпает вдохновение и новые сюжеты для своих работ в путешествиях.

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (09/20/2016 - 15:24)

На этюдах в городе Гороховце, 2012 г.

В дороге, как известно, нередко возникают различные непредвиденные обстоятельства, а иногда в намеченные планы вмешиваются и неожиданные препятствия. У нашего талантливого земляка имеется свой, принадлежащий только ему ключик, способный пробить брешь во всех препонах, помочь найти взаимопонимание с людьми любых вероисповеданий, цвета кожи и двигаться вперёд. Об этом и не только наша публикация.

Таможня
дала добро

Ещё совсем немного, буквально пара сотен метров - и яркая, полная тайн Индия останется позади. Впереди не менее притягательный Непал - загадочное государство с самыми высокими горными вершинами в мире, глубокими ущельями, самобытной культурой, удивительными традициями. Художник мысленно уже прогуливается по пёстрым улочкам, любуется архитектурой зданий, ищет выразительные лица, образы. Сколько новых открытий обещает эта раскинувшаяся на хребтах Гималайских гор страна. Однако ожидание затянулось. Припаркованная на обочине машина раскалилась от жаркого азиатского солнца. Виталию Попову наскучило наблюдать за тем, как бесконечной вереницей её обгоняет переполненный общественный транспорт, разномастные авто, торопливо идут вперёд люди. Заминка в пути возникла из-за того, что он и его друзья-художники не успели оформить свои работы. Без нужных документов проезд выставки через границу для них был закрыт. Приятель народного художника России вместе с представителем посольства пытались уладить дело, но всё безрезультатно. Наконец, устав от пребывания в неведении, в дело решил вступить сам автор попавших под табу полотен.
Сотрудники таможни, надев на лица подобающие их профессии суровые, непроницаемые маски, в привычном ритме выполняли ставшую для них рутинной работу. Казался неприступным и начальник службы.
- Русский художник! - представил переводчик визитёра.
- Что бы вы хотели получить в подарок? Какую из стран, где я побывал, вам нарисовать? - неожиданно предложил Виталий Попов.
Чёрные, как угли, глаза госслужащего расширились, читавшееся в них до сей поры безразличие сменилось сначала удивлением, затем интересом:
- Хочу Россию.
Виталий Борисович торжественно достал хранящиеся в сумке краски, кисти и попросил воды. Через пару минут большой, заваленный бумагами письменный стол расчистили от содержимого, и необычный иностранец принялся творить. Не замечал он возникшего в кабинете оживления, поскрипывания то открывающейся, то закрывающейся двери, любопытных сверлящих взглядов. Весь погрузившись в работу, по памяти воссоздавал родные с детства пейзажи, провинциальную уютную улочку с купеческими домиками, утопающую в зелени кудрявых клёнов, тополей, берёзок. Начальник таможни с восхищением смотрел на то, как всего лишь за полчаса на чистом листе бумаги появлялось настоящее произведение искусства. Затем он не хотел отпускать гостей, поил чаем, расспрашивал и наконец взял обещание сообщить, когда художник будет возвращаться обратно, чтобы заранее подготовиться к обеду в его честь.

И груза
как не бывало

Так искусство помогло путешественникам стереть границы между государствами, преодолеть возникшие на пути препятствия.
- Подобных этому примеров в моей жизни множество, - признаётся Виталий Борисович во время нашей беседы в Музее-усадьбе А.М. Герасимова.
Язык живописи, если им владеет Мастер, порой оказывается убедительнее и выразительнее всех остальных. Ещё одно подтверждение этого - другой случай, произошедший также на границе. На этот раз вылетали из Бали. Наш земляк путешествовал с группой ведущих российских художников. Совместный багаж оказался внушительным. Как выяснилось при взвешивании, перевес составил более 200 килограммов. За каждый лишний килограмм груза необходимо было заплатить приличную сумму в долларах. Затребованных денег не оказалось. И здесь в очередной раз Попов проявил находчивость: предложил приятелю - художнику-портретисту, превосходно, буквально на ходу в набросках передающему на бумаге черты лица, нарисовать девушку, которая должна была принимать груз. Сам же Виталий Борисович взялся за пейзаж. Затем всё созданное было подарено прекрасной незнакомке. Мимо проходил её начальник. Нарисовали и его…
Творчество одарённых странников так вдохновило работников аэропорта, что в конечном счёте с весами произошла невероятная метаморфоза: сказочным образом багаж вмиг «похудел» и даже стал весить на пятьдесят килограммов меньше заявленной в документах нормы.
Чудом, наверное, можно назвать и то, как во времена железного занавеса Виталий Борисович попал на Мальту. Поездка на острова могла бы и не состояться, ведь приглашение к назначенной дате пришло с опозданием. Художник с огорчением обнаружил, что срок действия загранпаспорта закончился. Шансов на получение нового в сжатые сроки практически не было. И всё-таки он рискнул.
В паспортном столе людей собралось так много, что не протолкнуться. Герой нашей публикации с трудом нашёл хвост бесконечной очереди. К своему огорчению, выяснил, что стал в перечне ожидающих четыреста двадцатым. Разговорился с располагающими к общению людьми, стал спрашивать, какие документы необходимо представить. Народ проникся ситуацией и предложил художнику проконсультироваться в одном из кабинетов. Удача улыбнулась Мастеру. Она предстала в образе интересующейся искусством паспортистки. Сотрудница помогла оперативно оформить документ, и дорога на Мальту оказалась открытой.

Ещё
и журналист!

Характер, ум, талант, умение правильно принимать то или иное решение прежде всего определяют успешность человека. Но и Фортуна играет значимую роль, считает художник.
А эта капризная, избирательная дама, как можно сделать вывод из беседы с В. Поповым, нередко высказывает к нему благосклонность. Что ж, значит, у древнеримской богини хороший вкус и тонкое восприятие прекрасного.
Удачей считает Виталий Борисович и то, что в самом начале своего творческого пути, ещё будучи старшеклассником, стал причастным к загадочному для него миру журналистики. В редакцию «Мичуринской правды» его привёл первый учитель изобразительного искусства Аркадий Васильевич Платицин. Школьника приняли как давнего знакомого. Отец будущего художника - известный в городе фотограф Борис Константинович пользовался в Мичуринске непререкаемым авторитетом. Поэтому и сыну дали аванс доверия: предложили написать заметку. Паренёк не подвёл, подготовил статью об одном из небольших заводиков города, сохранившихся сегодня лишь в цепкой памяти местных старожилов. Материал опубликовали. За первой пробой пера последовали и другие, появлялись в газете также рисунки Виталия Попова. Неплохую подпитку для пытливого ума и творческого роста давали посещения существовавшего при редакции литературного кружка. Открывал юнкорам секреты профессии Леопольд Артурович Израелович. Следующим трамплином стала работа в воскресном приложении газеты «Известия» - еженедельнике «Неделя». Затем трудился главным художником в журнале «Студенческий меридиан».
- Общение с журналистами очень многое дало мне в жизни. Прежде всего - ощущение свободы: чувствую себя легко и комфортно в любом обществе, - вспоминает о своём опыте работы в прессе наш земляк. Интересно, что звание члена Союза журналистов СССР Виталий Попов получил на три года раньше, чем стал членом Союза художников страны советов.

Ни есть, ни пить, а всё творить

И тем не менее главное призвание Виталия Борисовича, конечно, победило все остальные. В разговоре он признался, что посвящает творчеству всё своё время. Случается, что живопись заменяет ему и завтрак, и обед, и ужин. Особенно если рядом по каким-то причинам нет жены, напоминающей о необходимости найти время для приготовленных супругу блюд.
Минутная стрелка часов, без устали совершая свой ход по кругу, съедает оставшееся для общения время. В Мичуринске Виталий Борисович бывает не так часто, как хотелось бы. Он много лет живёт и работает в Подмосковье. До поезда осталось совсем ничего. А нужно ещё так много спросить. Например, что значит вдохновение для художника и как рождаются сюжеты его картин.
- Один из гостей, выступающих на открытии моей выставки, якобы процитировав меня, сказал, что моей рукой движет сам ангел. Нет, я так не говорил. Мне сложно ответить на вопрос о вдохновении. Могу сказать лишь, что не представляю себя без живописи. Я ею живу, дышу и часто окружающее в мыслях переношу на холст или бумагу, - говорит Мастер.
Рассказывает он и о том, почему чаще всего выбирает гуашь.
Художник, работающий с этими красками, чем-то напоминает снайпера, стреляющего по цели: попал - значит, удача! Здесь нежелательно большое наслоение красок, ведь при высыхании они становятся светлее. Художник вспоминает:
- Очень хорошо высказался в своё время на эту тему наш земляк, академик, прекрасный офортист, рисовальщик, мой друг Станислав Никиреев. Мы с ним часто бывали в творческих поездках по зарубежным странам. Он написал о гуаши: «Этот материал не очень популярен у художников, ибо он сопряжён с капризами при писании, проявляющимися от избытка и недостатка влаги, температуры, терпения и быстроты письма. Нужно быстро сообразить, в какие краски окунуть кисть, чтобы ещё быстрее превратить это в цвет. Исправлять ошибки сложно и нежелательно».
Впрочем, и масляные краски у художника не пылятся, справляется с ними мастерски. Он не так давно вернулся из Китая, где жил и творил уже в пятый раз.
- Я там работал маслом над одним из масштабных панно. Мои работы размером в несколько метров китайцам по душе. Друзья из Поднебесной воспринимают меня как своего, родного. При встрече даже обнимают, хотя у них это не очень-то и принято, оказывают знаки внимания. Спасибо им, - делится В. Попов. А на вопрос, где всё-таки работается лучше всего, не раздумывая, отвечает:
- Конечно, у нас, в России! В других странах, как ни старайся понять, прочувствовать, а всё же ты экскурсант. И только в редких случаях, когда удаётся хотя бы частично проникнуть в тайну, испытываешь удовлетворение. Дома всё ощущаешь по-особенному. Здесь красота: летом - многотравье, зимой - пушистые сверкающие на солнце сугробы, здесь ты родился. И это главное!