Французская революция

13 января 2015, 23:00 1957
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (01/13/2015 - 15:39)

Сцена из спектакля "Безумный день, или Женитьба Фигаро". Фото Вадима Измайлова.

На сцене Мичуринского театра драмы - фривольный ХVIII век, Франция. Время, когда наряды и парады с базарных подмостков и неубранных улиц перекочевали в дворцовые парки и залы, где в полумраке лож знатные дамы и господа позволяют себе наслаждаться традиционно рискованными сюжетами, непристойными шуточками, смачными площадными остротами. Именно тогда молодой богач-повеса, он же драматург Пьер Огюстен Карон де Бомарше сочиняет и выпускает в свет свой новый плутовской роман чуть ли не биографического свойства. Название его - «Безумный день, или Женитьба Фигаро». Произведение, которому будет суждено жить века, как собственно книгой, так и воплощением на сценах, наверное, всех театров мира.
Кто же герой его новорождённой пьесы? Испанец из Севильи, ловкий пройдоха, жуир, обманщик, вначале парикмахер (цирюльник), а затем и слуга знатного графа Альмавива. Но в чём же состоит революционное начало комедии? Наверное, не в эпиграфе, предпосланном автором к тексту своей пьесы: «Тут смешался глас рассудка / С блеском лёгкой болтовни». А в том, что впервые в той монархической Франции, где властвующий господин - это безраздельный собственник, в том числе и девушек своего имения, группа слуг (пускай театральных) позволяет себе осыпать побоями своего хозяина-аристократа за... Как бы это сказать помягче? За аморальное поведение. То есть налицо сопротивление низшего сословия единой и неразделимой верховной власти...
Это лишь в финале спектакля выяснится, что трудноуловимый («Фигаро здесь, Фигаро там», недаром и имя его стало нарицательным), физически почти неосязаемый, многоликий и разнохарактерный герой - незаконный сын доктора Бартоло и бывшей служанки Марселины. А пока он весь находится в бурном кипении любовной страсти к красавице Сюзанне, он весь погружён в круговорот неравной схватки со снобом Альмавивой, стремящимся опередить его, жениха, в завтрашней первой ночи с невестой. А ещё Фигаро нужно искать противоядие от графского шантажа: необходимости расплаты за огромный долг неопознанной пока маме - Марселине (слава Богу, обнаружившей вдруг по известным одной только матери приметам, что должник - это некогда брошенный ею и воспитанный цыганами родной ребёнок)...
Вообще пересказывать сюжет пьесы - дело неблагодарное. Спектакль на то и спектакль, чтобы его смотреть самому и составлять о нём своё мнение. Но нам понадобилось прибегнуть хотя бы к поверхностному воспроизведению драматургической канвы постановки только для того, чтобы воздать должное новому главному режиссёру театра и режиссёру «Женитьбы Фигаро» Гюльнаре Галавинской, сумевшей, с почтением относясь к первоисточнику, по-своему, новаторски показать смысловую интригу романа. И представить главного героя не как заурядного эксцентрика и балаганного шута-вокалиста (хотя оба акта изобилуют со вкусом подобранной ею же, режиссёром, классической и эстрадной музыкой - вспомним хотя бы нетленную Челентановскую «Сюзанну»), а и личность, униженную бесправием, страдающую, но способную к решительному протесту против всесильного маркиза, этакого Карабаса-Барабаса, держащего всех слуг в окрестности в страхе и повиновении. Пусть понадобятся для этого и плутовские приёмы!
Пожалуй, впервые на памяти старожилов мичуринского театра режиссёр сумела использовать для своей постановки всё немалое пространство не только сцены, подмостков, а и зрительного зала, партера, лож, бельэтажа, амфитеатра, галёрки... И это не надуманные решения, а вполне оправданные логикой завязки, кульминации и развязки спектакля ходы, осуществлённые с помощью прекрасного хореографа Сергея Захарина... Браво, Гюльнара! Браво, режиссёр, чья постановка «Грозы» на мичуринской сцене вошла в «Золотой фонд» театрального искусства России!
Исполнитель Фигаро - молодой артист Андрей Зобов, органически наделённый завидным актёрским свойством к мгновенной трансформации, перевоплощению из комического в трагическое, блистательно справляется с полученной главной ролью. И как же здесь пригодились его танцевальные способности - бывшего участника группы брейк-данса, с которой наш театр, выступая на международном фестивале в Польше, удостоился больших наград при показе спектакля «Робинзон Крузо», а лично Андрей - первого места за лучшую мужскую роль. Творческий потенциал - уже не дебютанта, а полноправного участника труппы, знакомого нам и по предыдущему спектаклю «Анна Кристи», - явно не исчерпан. Несомненно, А. Зобова ждут впереди большие и яркие роли.
Достойной партнёршей в «Фигаро», а лучше сказать - равной участницей дуэта, предстала наряду с Андреем Зобовым молодая выпускница ГИТИСа Лариса Капустина, исполнительница роли Сюзанны. Наверное, именно такой и хотелось бы видеть зрителю невесту главного героя. Её Сюзанна и очаровательна внешне, и насмешлива, и умна, и полна озорства, кокетства. Но и способна на проявление сострадания, сочувствия, сопереживания, особенно, когда происходят у неё непростые объяснения с женой графа Альмавивы, чью совсем нелёгкую и непраздную судьбу так душевно и по-женски тонко передаёт актриса Татьяна Шишкина...
Дебютантка мичуринской сцены Лариса Капустина завоёвывает любовь и уважение мичуринской театральной публики свежестью игры, достоверностью, полным «вживанием» в предложенный образ. Успехов и удачи всему молодому пополнению нашего театра! А среди новобранцев мы уже видим славные лица и слышим отличные профессиональные голоса новых актёров из Москвы, Борисоглебска, Луганска... Запоминаем - и надолго - в том же «Фигаро» умение абсолютного перевоплощения из мужественного воина в шлеме и доспехах в неказистую, забитую юную девчонку исполнителя роли Керубино - молодого артиста Андрея Прокудина-Горского. Вот уж кому удаются настоящие артистические «примочки», может быть, малозаметные для дилетантов, но которые так ждёт и ценит настоящий, искушённый зритель!

* * *
Итак, премьера нового спектакля состоялась. Роль Фигаро, в которой вершиной своего таланта сиял некогда поработавший и на мичуринской сцене с артистами театра на гастролях незабвенный Андрей Миронов, который и умер в костюме Фигаро во время гастролей московской Сатиры на сцене рижского театра в августе 1987-го, надеемся, надолго приживётся и войдёт в анналы МТД... Именно поэтому хотелось бы высказать и пару замечаний, как говорится, «по поводу». Оговорюсь: такие «реплики» могут быть адресованы лишь тем собеседникам, которых воспринимаешь по большому счёту.
В целом сценография (художник-постановщик спектакля - известный и в столичных кругах профессионал Евгения Шутина), как и костюмы персонажей, не могут вызвать никаких нареканий. Всё в тему. Но! Вот граф Альмавива в колоритном исполнении актёра необозримых возможностей Сергея Дубровского. Сам Бомарше во вступлении к «Женитьбе Фигаро» пишет: «В первом и втором действиях граф в охотничьем костюме и высоких сапогах, какие в старину носили в Испании. Начиная с третьего действия и до конца пьесы на нём великолепный испанский костюм». Мы же видим Альмавиву на протяжении всего спектакля в одном и том же наряде, практически не отличающем его в «толпе»... А ведь он действительно охотник - Альмавива. Для него и любовные похождения - продолжение всё той же охотничьей забавы. Вот где дополнительная и стержневая черта характера, выделяющая графа из «общего хора голосов»!
И ещё. Уж больно много крика - порой, как нам представляется, совсем ненужного и не оправданного даже бешеным ритмом отдельных мизансцен и водоворотом интриг - несёт спектакль. Сам Бомарше всегда и неизменно настаивал на естественности исполнения. Среди его заметок сохранился совет некой молодой актрисе: «Вы прелестны, одарены вкусом и чувствительностью, гибким и нежным голосом. Ни к чему кричать. Только разговаривая, можно играть хорошо». Нельзя не прислушаться к идущему из глубины веков доброму совету маэстро, чей гений вот уже два с половиной века царит на сценах мира. Чей девиз «Отвага и Истина!» впору занести на золотые скрижали не только театров, а всех государств планеты.
Ждём новых волнующих встреч, наш дорогой театр! Чарующих встреч, впрямую обращённых к умам и сердцам всегда отзывчивых зрителей.