Юность в шинели

30 сентября 2009, 23:00 2213

Редакционный конкурс оригинальных воспоминаний "Когда мы были молодыми"  вызвал много положительных откликов. Мы получили материалы на самую разнообразную тематику. Здесь и необычные семейные истории, и просто курьёзы из жизни. Есть чему удивиться. А вот участник Великой Отечественной войны Алексей Фёдорович Измайлов (ул. Мельничная) передал нам фрагмент воспоминаний о своей боевой молодости, выпавшей на время Великой Отечественной, а затем и "холодной" войны.
 ВЕЛИКАЯ Отечественная война легла тяжёлым грузом на плечи всего народа. Армии нужны были бойцы, и поэтому нас призвали на фронт в январе 1943 года, хотя нам не исполнилось ещё восемнадцати лет. Как мы мечтали в минуты отдыха о мирной жизни, неся тяготы и лишения войны, конца которой не было видно. Хорошо запомнились с той поры мне строки из военной песни, исполнявшейся в строю:
За вечный мир в последний бой
Летит стальная эскадрилья.
И вот долгожданный мир наступил. Сколько было у народа радости, ликования! Но вечного мира мы так и не дождались. Война с Японией закончилась быстро. Но сброс американцами атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки мечты о вечном мире превратил в прах. Агрессивная речь Черчилля в Фултоне сделала вчерашних союзников врагами. Началась гонка атомных вооружений. Бомб изготовили столько, что каждого жителя планеты можно было убить тысячу раз. Об этом открыто писали газеты. Начали строить бомбоубежища. В такой обстановке жил и трудился многострадальный народ.
Холодная война продолжалась, многомиллионная армия не сокращалась. У ребят 1925-1927 годов рождения срочная служба растянулась без малого на восемь лет. После войны я служил в Москве, во второй авиационной дивизии особого назначения. В конце 1951 года добился перевода в Качинское военное училище лётчиков истребителей, базировавшееся в Мичуринске с 1945 по 1954 г. В 1952 году мне присвоили офицерское звание. Это время я вспоминаю с особым волнением.
В Никифоровке, где с аэродрома взлетали реактивные самолёты, меня, как новоиспечённого офицера, назначили дежурным по гарнизону. Заканчивался ужин. Новый дежурный по кухне доложил мне, что дров нет и завтрак невозможно приготовить. Как выйти из этого положения? Не накормить вовремя курсантов значит сорвать полёты. За это начальник училища по головке не погладит…
Поблизости не нашлось ни одной подходящей на дрова палки. Пришлось проявить солдатскую находчивость, которая не раз спасала на фронте. Пошли на преступление. Стащили две новые шпалы. Быстро их распилили, раскололи, завтрак приготовили вовремя. Остатки шпал спрятали под большой чугунный опрокинутый котёл. Опилки подмели и сожгли. Сделали всё аккуратно, как говорится в русской пословице, "Комар нос не подточит, мужик в лаптях не проскочит". Утром были завезены дрова на целую неделю. Вскоре пришёл милиционер, начал осматривать территорию, но ничего подозрительного не нашёл.
Не успел я свободно вздохнуть, как приходят две женщины с милиционером. Как оказалось, ночью обокрали ларёк. Украли бутылок двадцать водки, несколько килограммов колбасы, папиросы. На месте преступления нашли пуговицу от шинели. Пришлось срочно выстраивать в шинелях солдат роты аэродромного обслуживания. У одного хлястик висел на единственной пуговице. Этот солдат был вынужден показать место хранения украденного. Спрятал он всё в стоге сена, расположенном неподалёку… 
Обед прошёл дружно, в темпе. Курсанты спешили на аэродром продолжать самостоятельные полёты. В октябре предстоял выпуск. Один за другим с рёвом поднимались МИГи в воздух, заходили на посадку.
  Вдруг самолёт, удачно приземлившись, в конце посадочной полосы вспыхнул огненным факелом. Курсант мгновенно покинул кабину железной птицы - не пострадал. Оказалось, на одной из стальных полос, которыми устлан аэродром, электросварочный шов лопнул, и металлический лист просел. Из-за этого ствол пушки воткнулся в землю (грунт), был повреждён бак с горючим, и самолёт вспыхнул. 
Полёты были прекращены. Срочно приехала комиссия для расследования чрезвычайного происшествия. Так и закончилось моё дежурство.