Константин ШИТИКОВ: «Свой след в истории города мы оставили…»

27 апреля 2017, 09:57 2056

Тема возрождения исторического облика нашего города день от дня становится всё актуальнее, чему в большей части способствует решение властей развивать Мичуринск в сфере исторического туризма. Понятно, чтобы привлечь внимание потенциальных гостей, необходимо подчеркнуть внешнее архитектурное своеобразие старинного купеческого города. Работа и затраты на этом пути- колоссальные. Но мало кто знает, что первые попытки восстановить уникальные исторические черты предпринимались ещё в конце 80-х годов прошлого века, на заре горбачёвской перестройки.В Мичуринске тогда этим занимался Константин Шитиков, в те годы руководитель центра НТТМ.

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (04/27/2017 - 10:54)

Константин Шитиков и митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим. Фото из архива Константина Шитикова.

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (04/27/2017 - 10:55)

Строительство колокольни у Боголюбского храма. 2000 год. Фото из архива Константина Шитикова.

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (04/27/2017 - 10:54)© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (04/27/2017 - 10:55)

- Константин Владимирович, само название - центр НТТМ звучит загадочно…
- Сегодня да. А в эпоху перестройки это была довольно привычная аббревиатура. По крайней мере, для тех, кто не сидел сложа руки и хотел реализовать свои предпринимательские способности. НТТМ - научно-техническое творчество молодёжи. Центры были созданы в соответствии с постановлением Совета Министров СССР и ЦК ВЛКСМ, последний, собственно, и был инициатором этой, как теперь говорят, бизнес-идеи. Создавались они при райкомах и горкомах комсомола. Первые появились в Москве, и к началу 90-х в стране их насчитывалось уже более 600. Появились они раньше пресловутых кооперативов. Центры были первыми негосударственными, так называемыми хозрасчётными организациями. Они в какой-то степени зародили основу для деловых отношений тех советских граждан, кого не устраивала работа с «восьми до пяти» и небольшая зарплата. В Мичуринске такой был создан в 1989 году по инициативе горкома ВЛКСМ даже раньше, чем в Тамбове. Позже из областного центра к нам приезжали перенимать опыт. А я стал его первым и последним руководителем.

- Кстати сказать, Михаил Ходорковский начинал свой бизнес в Москве тоже как руководитель центра НТТМ «Менатеп»…
- Да, но наши масштабы вряд ли могли бы сравниться с деятельностью столичных коллег. Конечно, независимо от места жительства, основным стремлением тех, кто уходил в предпринимательство, было желание зарабатывать. С другой стороны, я не хочу отвергать и их желание реализовать свои способности в совершенно новом для СССР экономическом формате. По сути, это первое после ленинского НЭПа легальное предпринимательство в СССР. Мне, выпускнику липецкого политеха, который после армии работал в КБ завода, это было интересно.


- Чем вы занимались на новом месте?
- Главным образом реставрацией местных памятников культуры и исторических зданий. Наша работа основывалась на хозрасчёте. Мы выбрали направление, которое, помимо возможности зарабатывать, могло ещё и преобразить родной город. Этому во многом способствовало наше сотрудничество с городским отделом культуры, который возглавлял Константин Аркадьевич Пичугин. По его инициативе мы и стали одними из первых, кто решил свои силы направить на несколько необычный бизнес для того времени - реставрацию исторических зданий.
Отдел культуры выступал в роли заказчика, мы искали предприятие, которое имело право заниматься подобной работой, и там заказывали проект. Непосредственно реставрацией не занимались. Вся техническая документация готовилась в Москве. На местном уровне сделать подобные расчёты и эскизы было нереально. И всё это происходило ещё до того момента, когда храмы стали возвращать церкви. В общей сложности у нас различных проектов насчитывалось более ста. В числе наших главных значимых, на мой взгляд, реализованных - возрождение Ильинской и Боголюбской церквей.

- А кто был инициатором таких работ?
- Городской отдел культуры. Константин Аркадьевич Пичугин как его руководитель вышел с таким предложением к нам, мы нашли проектировщиков-реставраторов в столице, и именно тогда начались первые шаги по спасению городских храмов. Потом, когда они были переданы РПЦ, этим стала заниматься церковь.


- И сколько человек решили уйти на «вольные хлеба» центра НТТМ?
- Нас было пятеро. Для работы мы имели право приглашать и временных сотрудников. Как правило, это те, кто в свободное от работы время подрабатывали в центре. Желающих хватало. Сказать, что мы были абсолютно независимыми, всё же преувеличение. Иерархия, безусловно, существовала. Мы подчинялись горисполкому. Кроме того, существовал координационный совет, который работал с нами. Нас курировал заместитель председателя горисполкома Владимир Васильевич Харитонов. Также нам помогали Владимир Иванович Дубовицкий, Николай Петрович Горлов, Николай Михайлович Антонов, Владимир Станиславович Конобеев, Владимир Прокофьевич Пастухов, Илья Аркадьевич Платицын и многие другие. Вся наша финансовая и служебная документация была абсолютно прозрачна для любых проверок. В творческом плане никто от нас отчётности не требовал. Мы получали заказ и финансирование от городской власти, готовили проект по его реализации, сдавали заказчикам и строго отчитывались в финансовом плане. Такие отчёты сильно отвлекали от работы, но никаких замечаний в итоге к нам не было.

- Заработать удавалось в негосударственном, но официальном бизнесе?
- На фоне существующих в СССР зарплат, пожалуй, да. Мой оклад директора был около 300 рублей. Для того времени приличная сумма. Однако большими они были только на первый взгляд. Работать приходилось сутками, без выходных. Вот пример. Однажды мы взялись за установку новогодней ёлки на площади у кинотеатра «Октябрь». Заказчик поставил условие - ёлка должна быть с гирляндами, и времени на её установку отводится дня три. За три дня купили все необходимые материалы: провода, электронику, лампы (а вернее, «достали», потому что многое тогда нельзя было купить в магазине), сами собрали электронный блок, спаяли и установили. Все были довольны - и заказчики, и горожане.

- Вам кто-то помогал в работе?
- Не всегда. Что касается реставрации храмов, то тут помогал уроженец Мичуринска, в то время митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим. Он возглавлял Издательский отдел Московской Патриархии, в 1980-е бывший наиболее влиятельным и профессионально укомплектованным структурным подразделением Патриархии и выполнявший наряду с Отделом внешних церковных сношений внешнеполитические функции. Мы сблизились с ним, и он обращался ко мне - «полный тёзка». Я часто бывал в Москве у него дома и в издательском отделе. В его кабинете нередко можно было увидеть космонавтов, известных актёров, политиков. У него сложились близкие отношения с отцом Виктором и отцом Павлом (Медведевыми). Он же возглавлял «Тамбовское землячество» в трудный 1991 год и оставался его руководителем до своей кончины - 4 ноября 2003 года. А 17-метровая колокольня, сооружённая около Боголюбского храма, построена нами вместе с тамбовским предпринимателем Николаем Михайловичем Истоминым по его благословению. Архитектор проекта - Александр Виноградов, а главный вдохновитель - отец Анатолий (Солопов) - многим мичуринцам близкий человек.

- Кроме храмов, что ещё успели сделать в родном городе?
- Подготовить проекты реставрации зданий медицинского училища, хореографической школы. Спасти старинный жилой дом на Советской, 310, у горсада. Его хотели снести и на этом месте построить отдельно стоящее девятиэтажное здание, в котором планировалось разместить горком партии. Оно задумывалось архитекторами именно как высотное, чтобы визуально подавить «идеологически неправильную» местную архитектурную доминанту - Ильинскую церковь. К счастью, всё осталось на месте.


- Чем закончилась инициатива с созданием центров НТТМ?
- В середине 90-х это движение постепенно сошло на нет. Былого энтузиазма не было, да и сама страна уже жила в ином измерении. Всё как-то затихло само собой. Но те несколько лет, когда мы работали в Мичуринске, свой след в истории города всё же оставили. И мне сегодня приятно, что начатое тридцать лет назад нами сегодня продолжается местной властью. Я говорю о стремлении изменить внешний облик Мичуринска в лучшую сторону…