Моя Кулакова

07 февраля 2017, 22:07 3270

Подруга из времён студенчества и на всю жизнь

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (02/07/2017 - 22:53)

Наталья Кулакова готовится к соревнованиям по скалолазанию.

Утро туманное


«А ты знаешь романс “Утро туманное”?» - внимательно изучая меня из-под приспущенных очков с выбившейся из-под вязаной шапочки волнистой прядью пшеничных волос, обратилась ко мне девушка тургеневского типа. И, получив утвердительный ответ, довольно улыбнулась. Это была учившаяся курсом старше меня будущий метеоролог Наташка Кулакова. Так произошло наше знакомство. «Нивы печальные, снегом покрытые…», - тихо пытались мы воспроизвести романс под мерное похрапывание собратьев по плечу, друзей-альпинистов, отправившихся навстречу новым открытиям, плотно утрамбовавшись в маленький ПАЗик. Автобус быстро набирал скорость, оставляя позади украинский город Львов. Впереди нас ожидал посёлок Быстрица и снежные Карпаты среди вечнозелёных великанов-елей. А потом были лунные ночи и яркие звёзды, скрипучий нетронутый снег под десятком пар взятых напрокат лыж, крутые подъёмы и первая общая победа над собой - покорённая вершина Сывуля. В многочисленных походах мы оказывались соединённые одной верёвкой, наши спальники располагались рядом в одной палатке, и частенько нам приходилось есть из одной чашки.


«Один день…» в безлюдном сквере


В тёплой южной Одессе с Наташкой связаны самые яркие воспоминания: интересное студенческое время, которое она могла красиво наполнить. Мы вместе выстаивали километровые очереди на передвижные выставки известных художников, в блокнотик записывали названия понравившихся нам картин, а потом обменивались впечатлениями. «Пойдём на Камбурову во Дворец моряков? Блещунов достал билеты», - интригующе вопрошает Кулакова. И вот мы уже погружены в объятия хрустального чарующего голоса Елены Камбуровой. Попасть на её концерт можно было только мечтать, а тут такая удача! Александр Владимирович Блещунов - образованнейший, неординарный человек, известная в Одессе личность, фронтовой майор, коллекционер предметов старины, исследователь, основатель одесской секции альпинизма. Он же занимался организацией походов в Крым, Южный Буг, Карпаты и на Кавказ. Наташка некоторое время снимала комнату в его квартире и помогала в его многогранной деятельности. От его имени она написала письмо Раисе Максимовне Горбачёвой, стоявшей в то время у истоков Советского фонда культуры, с просьбой открыть в квартире первый частный музей более чем с десятью тысячами экспонатов. Даже сейчас это единственный во всей Украине подобный музей. В квартире у Александра Владимировича было очень много редкой литературы. «Эту книжицу надо вернуть как можно быстрее, смотри, чтобы никто не видел, чтó ты читаешь», - подруга протягивает мне «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына. Виртуозно завернув небольшое издание в газетную страницу, в небольшом безлюдном скверике я с интересом проглатываю строчки и делаю шокирующие открытия… Сейчас это общедоступная литература, а раньше она считалась запрещённой.

Лишь бы шо

Мы любили гулять по старой Одессе. Когда мы разглядывали изящную архитектуру исторических строений и памятников, нашим фантазиям не было предела. Жители Одессы уникальны и неповторимы, оригинальны в своих действиях и поступках. Когда-то князь Воронцов подарил своей жене Елисавете великолепную лестницу (!), ведущую от Приморского бульвара к морю (сейчас она называется Потёмкинской). И нам непременно надо было пересчитать все 192 ступени. Как-то тёплым осенним деньком после лекций в институте мы прогуливались с Наташкой и ещё одной очень интересной «метео-личностью» Ольгой Захаровой по булыжной мостовой легендарной Дерибасовской. Как и все в этом возрасте, беспечные и бесшабашные, мы оживлённо рассуждали о жизни и о будущем. Откуда-то доносился жалобный плач скрипки. Ах, да это же воспетый целой плеядой великих писателей и поэтов всемирно известный бар «Гамбринус». Одесситы всегда могли блеснуть колоритной своеобразностью и красноречием, о чём говорят названия многих блюд: «Интеррыбочка», «В гостях у тёти Сони», «Лишь бы шо», «Загар туриста» и прочие в том же духе. Вместо стульев и столов - дубовые бочки и бочонки. Спускаясь по каменным, исхоженным не одним поколением любителей пива и экзотики ступеням, мы столкнулись с изучающим взором мужских глаз и, смутившись, пробкой вылетели наверх. Под ногами шуршали разноцветные листья, ласковый ветерок весело трепал пряди распущенных волос. Вдруг на глаза нам попалась вывеска «Кассы аэрофлота». И тут Наташка вспомнила, что у неё под Ригой, в городе Мажейкяй, живёт тётя. Решено: если есть билеты, летим на три дня в Прибалтику (на наше счастье, паспорта у всех оказались в дамских сумочках). Ровно на три дня нас потеряли в институте, а мы, не успев предупредить и зайти в общежитие за вещами, отправились знакомиться с достопримечательностями Латвии...

Щедрые подарки судьбы

Нам никогда не бывало скучно. Летние поездки в альпинистские лагеря требовали тщательной подготовки. Девиз секции - «Тренироваться, тренироваться, тренироваться». В спорткомплексе, бассейне и вдоль черноморского побережья проводились многочисленные тренировки на выносливость, после которых, лёжа пластом, мы несколько минут приходили в себя. Иногда в выходные устраивались пятнадцатикилометровые забеги. Нас, воспитанных во времена атеизма, привлекал вид работающих на склонах 16 станции Большого фонтана людей в длинных чёрных одеяниях. Неизвестное, как правило, притягивает. Это были монахи Свято-Успенского мужского монастыря. Впервые попав на монастырское кладбище, мы потеряли реальность времени, возникло чувство, что оно застыло или растворилось. Мы познакомились с семинаристом Николаем. Забросив подготовку к экзаменам и вооружившись атеистической литературой, мы пытались понять иной смысл жизни. Наши беседы проходили на прибрежных склонах, в зелёной зоне, вдали от любопытных мирских глаз. Николай оказался очень интересным и мудрым собеседником. Ответ на любой вопрос он мог изложить и с точки зрения Богословия, и с точки зрения марксистско-ленинской теории… Судьба щедро дарила нам встречи с интересными людьми. У бывшего альпиниста Саши Бойко прогрессировал сахарный диабет, таяли силы, садилось зрение, но он изо всех сил боролся за свою жизнь и, как мог, украшал жизнь других. Закрыв глаза, мы слушали музыку Баха и Вивальди, а потом за чашечкой чая делились навеянными впечатлениями. Саша читал поэму Маяковского «О дряни», предложил поставить нам главу из «Фауста» своими силами…

Встретиться - значит немного родиться…

После окончания института Наташка вышла замуж за гражданского лётчика и осталась в Одессе, а я улетела за мужем на Дальний Восток. Потом были долгие длинные письма. Через какое-то время состоялась трогательная встреча на углу всё той же Дерибасовской и Пушкинской улиц. В ящике моего письменного стола до сих пор хранится подаренный Наташкой календарик с изображением памятника Пушкину и надписью: «Встретиться - значит немного родиться, проститься - значит чуть-чуть умереть». Она всегда остро реагировала на происходящее с близкими людьми. В трагические дни моей жизни, отпросившись с работы, через полстраны добиралась ко мне всего на один день со словами утешения. Мы могли бы встретиться в Одессе десять лет назад, но во время моего пребывания в этом дивном городе Наташка с семьёй отдыхала у родителей в Кунгуре, оставив для меня у соседки ключ от своей квартиры… «Некогда вспомнишь и время былое, вспомнишь и лица давно позабытые», - сквозь годы также трепетно волнуют душу строки Тургеневского романса. Время-то вспомнишь, а вот некоторые лица не забываются. Моя Кулакова заняла прочное место в моём сердце…