"А он, мятежный, просит бури..."

31 октября 2014, 23:00 3235

Россия объявила нынешний 2014 год лермонтовского юбилея Годом культуры. Нет, недаром и не вдруг испытала потрясение русская земля. Живительными оказались два шока подряд – великолепная наша Всемирная Олимпиада и возвращение исконной русской крымской земли. Вот тогда мы увидели, наконец, восторженные толпы на площадях Москвы, в городах Российской Федерации вплоть до Владивостока. Лермонтовский юбилей стал третьим фактором этого подъёма России первых десятилетий двадцать первого века.
 …Пятигорск, Музей-заповедник Михаила Юрьевича Лермонтова. Здесь к юбилею великого поэта сотрудниками мемориала и общественностью предпринята попытка перевода на основные европейские языки одного из шедевров лирики Лермонтова «Выхожу один я на дорогу…» с одновременным массовым изданием книги, в которую войдут лучшие из переложений.
В одном из прославленных театров столицы объявлено о предполагающейся постановке драмы «Маскарад». В планах правительства столицы - запуск специального лермонтовского поезда. Разработаны туристские маршруты «Южные дороги Лермонтова». Предполагается создание документальных фильмов, посвящённых жизни поэта в Музее-усадьбе «Тарханы» под Пензой.
В серии «Жизнь замечательных людей» вышла книга современного вдумчивого литературоведа В.Г. Бондаренко «Мистический гений» о судьбе, жизни, творчестве Лермонтова. Книгу мне прислала из Петербурга бандеролью моя сестра Надежда Константиновна. Это произведение талантливого критика и искусствоведа стало для меня буквально настольным. К убедительно объяснённому автором феномену мистики в творчестве классика отечественной литературы М.Ю. Лермонтова я обращался во всех затруднительных для меня случаях жизни и судьбы дорогого моей душе поэта.
…Год 1837 - смерть Александра Пушкина. Но это и год первых по-настоящему зрелых великих произведений Михаила Лермонтова. Едва Пушкин стал прошлым, как перед Лермонтовым открылось его великое творческое будущее. Сохранилось свидетельство, что лермонтовский текст стихотворения «Смерть поэта» в его первоначальном виде был прочитан кем-то Николаю I и что император будто бы заметил: «...Этот, чего доброго, заменит России Пушкина!..».
Я знал это стихотворение наизусть со школьной поры и до сегодня помню дословно вместе с «криминальным» для императорского двора завершением, дописанным Михаилом Юрьевичем вскоре после известия о смерти тяжело раненного поэта. Эти незабываемые строки стали поводом Николаю Павловичу для наказания автора ссылкой на Кавказ.
Царский приказ был подписан 27 февраля 1837 года, по нему лейб-гвардии гусарского полка корнет Лермонтов оказывается в Пятигорске, под благостным южным солнцем, в месте ссылки проштрафившихся русских офицеров. Сюда вскоре при поездке в Тифлис заглянул государь. Встретившись с опальным поручиком, он вернул его в гвардию и оставил все полагающиеся для того времени привилегии отечественного служивого офицерства.
Внимательно изучая материалы к биографии Лермонтова, я встретился и с фактом обращения Михаила Юрьевича к сюжету поэмы «Тамбовская казначейша», имеющей отношение к моему родному Черноземью. Дело оказалось в том, что высочайшим приказом от 11 октября 1837 года был он переведён из места своей ссылки на Кавказе в гусарский полк, стоявший под Новгородом. Как всегда, добирался туда Михаил Юрьевич неспешно, с заездами в Пятигорск, Ставрополь, Тамбов, Козлов, потом в родную Москву и Петербург.
Дата создания поэмы – 1836-38 годы. В Петербурге Лермонтова пригласит к себе великий Жуковский, старший друг покойного Пушкина, он придёт в восторг от «Тамбовской казначейши» и подарит дорогому гостю экземпляр своей «Ундины» с автографом.
Впрочем, как было сказано: избавь нас Бог от милостей наших властителей, за которыми может последовать и худшее. Так было и в случае с Лермонтовым, вскоре попавшим на Кавказ, – он был сослан туда же вторично после дуэли.
…Но вернусь в лето 1841 года. Здесь, в Пятигорске, у горы Машук, и случится вторая после гибели Пушкина невосполнимая потеря для русской и мировой литературы.
Если мне не изменяет память, от нашего институтского профессора я впервые услышал эти удивительные слова о Лермонтове с ссылкой на Льва Толстого: «…жил бы этот мальчик, не понадобились России ни я, ни Достоевский»… Думая об этой «вечно несчастной и вечно преступной дуэли», погубившей Лермонтова, замечательный русский философ и писатель Василий Розанов в книге «Уединённое» напишет: «Пушкин и Лермонтов кончили собою всю великолепную Россию, от Петра и до себя… Что касается Толстого, он уступает Лермонтову, у него нет создания такой чеканки, как «Песнь о купце Калашникове…».
…Кому из нас ещё со школьной парты не знакома история этой дуэли, грозой грянувшей над Россией летом 1841 года. Некоторые влиятельные личности только и ждали случая, чтобы наказать автора «Смерти поэта», несносного выскочку и задиру. Кто-нибудь, выведенный из терпения, должен же проучить «ядовитую гадину», молодого поэта, осмелившегося с невиданной силой боли и презрения заклеймить их, аристократическую, нередко наёмную иностранную чернь близ царского трона, подлинных виновников гибели Александра Пушкина.
Оставалось только найти исполнителя. В случае с Лермонтовым всё оказалось до смешного просто. Он подставился сам своими смешными карикатурами на гвардейца Мартынова - самолюбивого и тщеславного позёра.
Обозлённый и умело подстрекаемый отставной кавалергард Мартынов решается вызвать обидчика на дуэль. Поэт вызов немедленно принял… Впрочем, не без насмешливого удивления, будто давно этого ожидал.
15 июля было назначено днём поединка. Выбрали место – невдалеке от подножия горы Машук. Мало кто из друзей верил в серьёзность развязки драмы. Почему-то в кругу молодёжи полагали дуэль небольшим гусарским развлечением, шли на него, как на продолжение затянувшегося пикника, а не на смертельный бой.
Позже были опубликованы, казалось бы, самые достоверные материалы той роковой дуэли. Их основание – свидетельства секундантов. Они показались недостаточными Владимиру Бондаренко, автору «Мистического гения». В процессе поисков истины он узнает, что уже в советское время литературовед из Ленинграда А. Михайлова отыщет частное письмо некоего Полеводина, лечившегося в те дни в Пятигорске, написанное всего спустя шесть дней после дуэли своему другу. Вот его сокращённый мной в пределах, не нарушающих логику фактов, текст:
«…Июля 21-го 1841 года. Пятигорск.
Плачьте, милостивый государь, Александр Кононович, плачьте, надевайте глубокий траур… Берите из вашей библиотеки «Героя нашего времени» и велите переплести его в чёрный бархат, читайте и плачьте. Нашего поэта нет - Лермонтов 15 числа текущего месяца в 7 часов пополудни убит на дуэли отставным майором Мартыновым. Неисповедимы пути твои, Господи! И вот возрождающийся гений должен погибнуть от руки подлеца: Мартынов - чистейший сколок с Дантеса. Этот Мартынов служил прежде в кавалергардах,.. и жил в Пятигорске, обрил голову, оделся совершенно по-черкесски и тем пленял или думал пленять здешнюю публику. Лермонтов, не терпя глупых выходок Мартынова, всегда очень умно и резко трунил над Мартыновым, вероятно, желая тем заметить, что он ведёт себя неприлично для звания дворянина… Как-то публично в присутствии девиц Мартынов просил Лермонтова впредь воздержаться от его шуток по поводу экзотического костюма, а иначе он, Мартынов, заставит его это сделать. На это Лермонтов отвечал, что он может это сделать хоть завтра, что секундант его об остальном с ним условится…
На другой день, когда секунданты употребили все средства помирить их, Лермонтов был согласен оставить, но Мартынов никак не соглашался. Приехав на место, назначенное для дуэли, Лермонтов сказал, что удовлетворит желание Мартынова, но стрелять в него ни в коем случае не будет… Лермонтов весьма спокойно подошёл первый к барьеру, скрестив вниз руки, опустил пистолет и взглядом вызвал Мартынова на выстрел. Мартынов, в душе подлец и трус, зная, что Лермонтов всегда держит слово, и радуясь, что тот не стреляет, прицелился в Лермонтова.
В это время Лермонтов бросил на Мартынова такой взгляд презрения, что даже секунданты не могли его выдержать и потупили очи долу. Потом он, собравшись с духом и будучи подстрекаем презрительным взглядом Лермонтова, прицелился и… выстрелил… Поэта не стало. После выстрела он не сказал ни одного слова, вздохнул только три раза и простился с жизнью…
Лермонтов похоронен на кладбище в нескольких саженях от места поединка. Странная игра природы. За полчаса до дуэли из тихой прекрасной погоды сделалась буря, весь город и окрестности были покрыты пылью, так что ничего нельзя было видеть. Буря утихла, и через пять минут пошёл проливной дождь. Секунданты говорили, что как скоро утихла буря, то тут же началась дуэль, и лишь только Лермонтов испустил последний вздох, пошёл проливной дождь. Сама природа плакала об этом человеке…»
…Если сравнить великую русскую литературу с горным хребтом, то будут выситься над ним два так и непревзойдённых пика - Пушкин и Лермонтов. Такие разные, но как бы перетекающие друг в друга своими склонами. Великие поэмы: «Медный всадник» и «Демон», великая проза: «Капитанская дочка», «Герой нашего времени», великая драматургия: «Борис Годунов», «Маскарад». Они наше всё - что было, есть и, дай Бог, будет блестящего в отечественной словесности.