Нерушимые узы

16 мая 2011, 23:00 1562
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (05/16/2011 - 16:36)

Владимир Гвоздков.

Семья… Это незамысловатое слово таит в себе то, что трудно описать словами, - бескорыстную любовь и готовность к самопожертвованию, безграничную боль от разлуки и, наконец, вечную, как сама жизнь на Земле, память о любимом человеке.

Родившиеся за несколько лет до начала Великой Отечественной войны брат и сестра Гвоздковы были воспитаны на принципах нерушимости семейных уз. Всю свою, к сожалению, оказавшуюся столь недолгой жизнь Володя Гвоздков трепетно относился к семье. Окончив семь классов средней школы №50 (ныне школа №18 имени Э.Д. Потапова), пошёл учиться на слесаря. Иначе было выжить очень тяжёло. С 1929 года дети воспитывались без отца, в бедности. Начав работать на паровозоремонтном заводе в подростковом возрасте, Володя дал сестре Тоне возможность закончить 10 классов и трудоустроиться. Но стать настоящей опорой для семьи парнишке помешала война.
3 ноября 1941 года мама Анна Николаевна и сестра провожали Володю на фронт. На второй день молодых солдат отпустили на сутки домой. Этот день оказался последним днём, который Володя провёл в родных стенах.
Первое время мать и сестра часто получали письма-треугольники, радовались каждому из них как свидетельству того, что сын и брат жив и здоров. Весточки были короткими, писать длинные письма бойцам было некогда. В одном послании, датированном 25 мая 1942 года, Володя сообщает, что ранен и едет в госпиталь, но скоро вновь вернётся в строй. Другое письмо от 4 июля того же года адресовано Антонине. "Здравствуй, Тоня. Письмо твоё получил, но ответить сразу не мог, так как письмо принесли вечером, а почта уже ушла. Рана моя уже зажила,.. письма по этому адресу больше не пишите, новый адрес вышлю, как прибуду на место… При бомбёжке города не теряй шапку и вместе с ней голову. Пока всё. Привет Лидушке, маме и всем остальным".
Последнее письмо было получено 20 февраля 1943 года. Мама и сестра тяжело переживали долгое молчание своего Володи. А потом в июле пришло письмо от Николая Игнатьевича Селецкого. "Здравствуйте, Анна. Извините меня, что я вам написал письмо. Написать его заставила дружба всего советского народа. Сообщаю вам, что ваш сын Владимир Гвоздков в борьбе за нашу счастливую Родину с немецкими захватчиками пал смертью храбрых…". Следом за этим скорбным письмом пришла и похоронка, сообщающая, что гвардии сержант Гвозков Владимир Васильевич убит 18 июля 1943 года и похоронен на станции Поныри Малоархангельского района Курской области. Родные Володи никогда не испытывали боли сильнее, чем боль от этой невосполнимой потери.
…На станции Поныри есть памятник, на котором высечены имена павших здесь бойцов. На этом участке Курской дуги наступления были особенно мощными и частыми, потери - просто огромными. Потому и список павших, среди которых значится Владимир Гвоздков, очень длинный. Хранится его фотография в Историко-мемориальном музее Курской битвы, в память о всех погибших горит Вечный огонь. Но самое главное - Володя всегда живой в сердце своей сестры Антонины. Долгие годы она бережно хранит память о нём вместе с письмами и фотографиями.
Володю всегда вспоминали на любом семейном застолье, перечитывали его письма. Антонина не раз предлагала матери поехать на станцию Поныри, посетить место захоронения. Анна Николаевна всегда отказывалась. Не находилось у женщины сил увидеть могилу сына, да и желания не было. Не видишь могильной насыпи, значит, жив ненаглядный сынок, по крайней мере, в памяти родных людей.
После смерти Анны Николаевны Антонина Васильевна в 1983 году впервые поехала в Малоархангельский район. Возлагать цветы к могиле близкого человека она ездила ежегодно до 2005 года. Последний визит состоялся в 60-летний юбилей Великой Победы. Больше на станцию Поныри Антонина Николаевна не ездила, силы уже не те. В её памяти жив не только родной брат, но и погибшие на войне одноклассники, друзья, двоюродные братья. Время не властно разорвать связующие узы, имя которым семья.