Небесный тихоход

12 апреля 2010, 23:00 3783
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru (Пнд, 04/12/2010 - 11:16)

Сцена из спектакля. Фото Виктора Катушенко

Три друга, боевые лётчики, офицеры, решили отменить любовь до конца войны. Поклялись себе в этом. И образовали Святой Мужской Союз - этакий орден неприступных женихов, для которых "первым делом, первым делом самолёты, ну а девушки, а девушки потом". Таков, в нескольких словах, сюжет пьесы.
65 лет, точь-в-точь вровень с мирным послевоенным временем, живёт эта лёгкая, невесомая музыкальная история, бережно и трепетно рассказывающая о героическом прошлом советского народа, сумевшего остановить нашествие врага и победить гитлеровскую армаду. "Праотцом" спектакля был, как известно, одноимённый фильм, в котором снялись актёры, при одном упоминании которых впору стать навытяжку: Николай Крючков, Василий Меркурьев, Фаина Раневская, Алла Парфаньяк... Затем с неизменным аншлагом "Тихоход" зашагал по бесчисленным театральным сценам страны, радуя зрителей зажигательной музыкой, блестящими песнями - шлягерами на все времена, искромётными остротами, отточенными репликами, ставшими достоянием народа...
Симптоматично и оправданно, что именно к этой постановке, посвящая её 65-летию Великой Победы, в святой для всей нашей страны год обратился Мичуринский драматический театр (директор заслуженный работник культуры РФ Галина Попова) и его новый главный режиссёр Николай Елесин. Выпускник "Щуки" (мастерская А.М. Паламишева), ранее успешно поработавший в Иркутске, Прокопьевске, Хабаровске, дебютировавший в первом в России аграрно-продовольственном наукограде Мичуринске созвучной ему пьесой "Вишнёвый сад". И вот его вторая - такая же удачная - постановка.
- Мичуринская труппа очень сплочённая, - говорит о своих впечатлениях Николай Глебович. - Мне работать с мичуринскими актёрами всегда интересно: самоотверженно трудятся на репетициях, с полной отдачей выкладываются "в гриме". Поэтому и "Тихоход" предложил не сомневаясь: вытянем! Хотя, как человек, имеющий достаточный опыт работы с музыкально-танцевальными произведениями, могу совершенно точно сказать, что извечные риск и спутники таких постановок не только пот, а и мозоли, растяжения связок, боли в суставах - хореография, она же в чём-то сродни гимнастике, спорту. Но благодаря прекрасному хореографу Елене Волковой, концертмейстеру Любови Толпеговой актёры замечательно справились со всеми сценическими задачами. И победили!
В режиссёрской оценке нет ни грамма преувеличения. Действительно, победили. Подтверждение тому - вручение в День театра мичуринским мастерам сцены четырёх больших наград, учреждённых Тамбовскими отделениями двух творческих Союзов - театральных деятелей и журналистов. В номинации "Браво!" за лучшее исполнение мужской роли приза - изумительно выполненной в металле ажурной розы - удостоен исполнитель главных ролей в разножанровых спектаклях - "Вишнёвый сад" и "Небесный тихоход"- актёр Егор Катушенко. За эти же спектакли такими же наградами отмечены уже знакомый нам главный режиссёр Николай Елесин и театральный художник-постановщик Наталья Белоусова, а в номинации "Мастер - золотые руки" - 32 года отдавшая пошивочному цеху театра Нина Крюкова, к слову, с полным пониманием текста пьесы и фактуры героев одевшая всех в типичные наряды военной поры.
Давно расхватанной на цитаты, рождающей всё новые и новые поколения поклонников чудесных песен, написанных незабвенным Василием Соловьёвым-Седым, Алексеем Фатьяновым, мягкой, лирической, задушевной комедии "Небесный тихоход" суждена поистине вечная жизнь. Это с неоспоримой убедительностью и доказывает пьеса Алексея Яковлева, поставленная мичуринцами на музыку ученика Соловьёва-Седого Марка Самойлова, автора 35 музыкальных спектаклей, и стихи замечательного поэта Вячеслава Вербина.
Конечно, не сама фабула, а содержание спектакля, мягко говоря, приподнято-сказочное... Протаранивший немецкий самолёт, получивший тяжёлое ранение, но чудом оставшийся живым, упав без парашюта в болото с высоты 6000 метров майор Булочкин при искренней поддержке друзей благополучно проходит реабилитацию в госпитале. И возвращается в строй. Только... не в привычный свой истребительный полк, а в совершенно незнакомую ему бомбардировочную эскадрилью. Оказавшуюся, в полный довесок "к счастью", ещё и женской! Где летают - о горе, горе для настоящего боевого лётчика! - на "гробах", "кукурузниках", тихоходах У-2, с автомобильной скоростью - не свыше 100 километров в час. И ему командовать такой эскадрильей? Есть от чего прийти в отчаяние стойкому холостяку.
Под выступающей в роли логичной декорации маскировочной сеткой, которая быстренько превращается то в палатку, то в ангар для У-2, то в полевой штаб грунтового аэродрома, и проходит боевая, бытовая, глубоко личная жизнь оскорблённого в лучших чувствах майора Булочкина, его верных друзей - старшего лейтенанта Тучи (комичен своей "конфигурацией" мультипликационного Винни-Пуха, проходами и жестами при каждом появлении на сцене артист Андрей Присницкий), капитана Кайсарова (артист Сергей Дубровский), их боевых подруг.
Мы друзья, перелётные птицы,
Только быт наш одним нехорош:
На земле не успели жениться,
А на небе жены не найдёшь...
Так поёт, обхватив друг друга за плечи, мужественная троица из Святого Мужского Союза, для которой "небо наш родимый дом". Поёт искренне, чуть ли не голосит от жалости к себе, но… лукавит. Потому что за недолгий срок совместных с девушками-лётчицами ночных бомбардировок, боёв, потерь боевых подруг, пройдя проверку высшей пробы - не на жизнь, а на смерть, они не только крепко сдружились, а и сердечно полюбили друг друга. Булочкин - фронтовую корреспондентку Лену, тщательно скрывавшую, что она - дочь командира части полковника Рыбакова (без нажима и пережима, в своей манере - полного перевоплощения в облик героя - ведёт эту роль заслуженный артист РФ Яков Волговской). Толстяк Туча покорён штурманом эскадрильи, старшим лейтенантом Катериной Кутузовой (по-женски очаровательны в обоих составах артистки Ирина Дубровская и Людмила Новикова). А суровый капитан Кайсаров и вовсе оказался "изменником": как выяснилось, он ещё с предвоенной поры женат на Маше Светловой, старательно козыряющей ему, старшем лейтенанте.
- Вы на меня такими трассирующими глазками не смотрите. Ничего не выйдет. У меня тут, знаете, броня,.. - постепенно сдаваясь в плен всё тем же очаровательным глазкам любимой, будет вначале грозить, а потом умоляюще лепетать бесстрашный в боях лётчик-истребитель Туча.
- Булочкин женится? Да Булочкин сто лет не женится! - чуть ли не хором вскричат "друзья - перелётные птицы", едва прошелестел слушок о женитьбе бравого майора. 
Но Булочкин - непревзойдённый ас в небе, прославленный сокол, доблестный комэск - в эти минуты, действительно, просит благословения у отца-командира (вот уж, право, в полном смысле слова и отца, и командира) полковника Рыбакова на брак с его дочерью.
И слова последнего из могикан Святого Мужского Союза: "Да легче Медного всадника в загс свести, чем одного из нас!" - зритель встречает дружным хохотом одобрения, понимания и... разоблачения. Всё, дескать, ребята, крышка, хоть вы и орлы, но лопнул ваш Союз!
Пусть будет весело, весело, весело -
Чего ж ты, милая, курносый нос  повесила?
Мы выпьем раз и выпьем два -
За наши славные У-2,
Да так, чтоб завтра не болела голова...
Ещё идут яростные бои. Ещё ни капельки не известно, какими будут завтрашние фронтовые день или ночь, кого ждёт орден, а кого... Но и на войне - жестокой, кровавой, беспощадной - есть место простым и высоким человеческим чувствам, утверждает спектакль. И да пребудут всегда святынями Дружба, Честность, Преданность, Любовь!
Благодарный мичуринский зритель, а зал неизменно заполнен публикой - и молодой, и пожилой, долго-долго не отпускает со сцены своих любимцев, даря им аплодисменты, цветы, улыбки, слова и слёзы признания и восторга. А над сценой - немножечко нелепый, по-детски неуклюжий и смешной, но такой трогательный и родной в своей наивности кружит пропеллер взаправду взлетающего небесного тихохода У-2 с красноармейскими звёздочками на крыльях. 
Самолёт - как олицетворение нашей истории. Как знак боевого прошлого, не забытого в настоящем. Как символ Великой Победы!