Политрук неуловимой батареи

07 мая 2010, 23:00 2009
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru (ЧТ, 05/06/2010 - 15:51)

А.Д. Шлеёв

Великая Отечественная война посеяла горе почти в каждой семье, отняв сына, мужа, брата или отца. Лишь память бережно хранит как величайшую ценность полный любви и боли разлуки взгляд не вернувшегося с полей сражений воина и его прощальные слова. Кого-то война лишила даже этих воспоминаний, ведь многие дети родились уже после смерти своих отцов и узнали о них со слов матери да со страниц семейного альбома с фотографиями военных лет. Можно ли полюбить человека заочно, ни разу не увидев его, не поговорив, зная лишь уцелевшие обрывочные сведения? Оказывается, можно, и это не просто дань уважения к павшему на фронте отцу, это веление сердца, которое верит, что герои не умирают.

Мой прадедушка Алексей Дмитриевич Шлеёв родился в 1914 году в Мичуринске в простой многодетной семье. Ему пришлось рано распрощаться с беззаботным детством - в девять лет он остался единственным мужчиной в семье, в которой, кроме него, воспитывались три младшие сестрёнки. Взрослые заботы сами собой стали его обязанностями, Алексей помогал матери носить воду, колоть дрова.
В 16 лет для Алексея начались трудовые будни. В этом возрасте он уже закончил ФЗУ и начал работать слесарем на паровозоремонтном заводе. Несмотря на столь раннее вступление во взрослую жизнь, Алексей оставался весёлым, общительным и энергичным, не раз избирался комсоргом своего цеха, а впоследствии и секретарём комитета ВЛКСМ завода.
До Великой Отечественной войны успел отслужить в армии, повоевать с японцами на озере Хасан, что в горной части Приморского края. Никто не считал, сколько дней пришлось провести Алексею в пути, пересекая вдоль и поперёк необъятный Советский Союз. Почти сразу же после отражения набега японцев на озере Хасан молодой военнослужащий покинул юго-восточную окраину страны с тем, чтобы отправиться к северо-западной её границе.
После финской войны Алексей стал кадровым офицером и был направлен политруком Советской Армии в 55-ю стрелковую дивизию, которая дислоцировалась в Белоруссии, недалеко от западной границы СССР.  Услышать по радио тревожное сообщение о нападении на нашу страну фашистской Германии не пришлось, батарея Алексея встретила войну в первые же её часы 22 июня. Командиром батареи был В.Э. Шомоди (ныне он генерал, живёт в Минске), а политруком - А.Д. Шлеёв.
С самого начала войны о батарее шла добрая молва на южном крыле Западного фронта. Бесстрашие и мужество воинов вызывали восхищение и служили примером для подражания. Артиллеристы батареи в доли секунды, возникая словно из ниоткуда, занимали только что пустые позиции, столь же молниеносно устанавливали орудия и открывали плотный огонь по танкам и пехоте противника. А потом стремительно перемещались на другие участки. Фактор неожиданности и оперативность действий вызывали растерянность у врагов и приносили им значительные потери. На прозванную автоматической батарею началась охота. Но она была неуловима. К 1 августа 1941 года на её счету числилось 24 подбитых танка, десятки автомашин, пушек, сотни фашистов. И этот боевой счёт увеличивался с каждым днём.
За мужество и доблесть Указом Президиума Верховного Совета СССР командир батареи В.Э. Шомоди был награждён орденом Боевого Красного Знамени, а политрук А.Д. Шлеёв - орденом Красной Звезды.
Но война продолжалась, ожесточались боевые действия, силы были неравны. Батарея то подрывалась на минных полях, то попадала под мощный бомбардировочный огонь, были раненые, погибшие…
В ночь с 16 на 17 сентября немногие выжившие воины батареи заняли позицию у моста через реку Урай. Перед ними стояла сложная боевая задача - обеспечить отход наших войск. В тяжёлом неравном бою, неся огромные потери, артиллеристы выполнили приказ, и 55-я стрелковая дивизия отошла на новый рубеж. Бойцы испытывали сильнейшее физическое истощение, к тому же в батарее был на исходе запас снарядов. Но восстановить силы и получить хоть краткосрочную передышку было не суждено.
На западной окраине деревни Леляки Полтавской области  остатки батареи напоролись на танковую засаду врага. Завязался внезапный и неравный бой. Было решено отступить за речку. Увидев, что путь свободен, фашисты двинулись вперёд. Но тут одно орудие, лишившееся всего расчёта, открыло огонь. Это был раненый политрук Алексей Шлеёв, который принял мужественное, оказавшееся для него последним решение прикрыть отступление батареи. Он стрелял по врагу до последнего снаряда. Увидев, что его окружают, взялся за автомат. Но вот и диск с патронами пуст, осталась лишь граната. Окровавленной рукой политрук сорвал кольцо, приводящее в действие взрывной механизм, и подорвал себя вместе с подбиравшимися всё ближе фашистами. Из личного состава легендарной, считавшейся неуловимой батареи в живых остались только трое.
Это было 18 сентября 1941 года. А ровно два месяца спустя, 18 декабря, у павшего за Родину воина родилась дочь. Римма Алексеевна почти каждый год со всей своей семьёй едет в деревню Леляки. Там установлен памятник с высеченным на нём именем А.Д. Шлеёва, ни разу не увидевшего свою дочь, которая не придала забвению память об отце. Благодаря ей все мы, представители младших поколений, гордимся воином Великой Отечественной Алексеем Дмитриевичем Шлеёвым.