Полёт в бессмертие

30 июля 2016, 07:00 1644

В небольшом российском городе Мичуринске - с величественными православными храмами, короткими автобусными маршрутами и мостами над светлыми водами тихой реки Лесной Воронеж - есть скромное солдатское кладбище у развилки дорог.

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (07/29/2016 - 15:05)

П.А. Рябинин.

Оно появилось во время Великой Отечественной войны как печальный памятник советским солдатам и офицерам, не дожившим до солнечного Дня Победы. Находили своё последнее пристанище здесь и военнослужащие, погибшие в мирное время. Сначала это кладбище было скоплением разрозненных могил, наспех вырытых, иногда увенчанных деревянным столбиком с красной звездой и дощечкой, где обозначены звание, фамилия, имя, год рождения и год смерти. Со временем заботливые руки людей, благодарных тем, кто ценою своей жизни спас Отчизну от фашистских захватчиков, превратили маленькое солдатское кладбище в цветущий парк, обнесённый серым забором. Большая арка украшает вход. Если войти в неё, увидишь ровные и аккуратные ряды могил, симметрично разделённые песочными дорожками, прямоугольные плиты с фамилиями погибших. Почти все плиты серые. Местами темнеют надгробия из чёрного мрамора, и по ним ты узнаешь могилы воинов, принявших обидную смерть в мирное время.
В летний полдень над кладбищем царит безмолвие. В этой тишине особенно величественной кажется фигура каменного воина-освободителя, возвышающаяся над кладбищем. В одной из могил покоится прах капитана Павла Александровича Рябинина, который пожертвовал собой, спасая десятки людей от гибели. Этот последний полёт он выполнял в 1978 году.
20 апреля проходили учебно-боевые полёты. На месте руководителя полётов в кресле перед пультом с переключателями сидел командир полка с микрофоном в руке, провожая взглядом взлетающий бомбардировщик, который с ракетным хлопком сорвался со старта. Гул двигателей навалился волной, лопнул на части и будто бы начал отставать от уходившей в небо машины.
В это время лётчик-инструктор капитан Рябинин с курсантом Сергеем Шлыковым садились в кабину самолёта. Техник закрыл фонарь, который отделил кабину от остального мира. Подъехал автомобиль с аккумуляторными батареями, подключили кабель. Лётчик нажал на кнопку запуска двигателя, послышался ровный напористый свистящий звук. После запуска и проверки работы двигателя и оборудования бомбардировщика убрали колодки, и машина покатилась по бетонной рулёжке. По команде руководителя полётов капитан Рябинин вырулил на взлётную полосу.
«ОЗО - взлёт», - запросил летчик. - «Взлетайте, зона № 2», - последовала команда руководителя. Капитан Рябинин вывел обороты двигателя на взлётный режим, самолёт стремительно пошёл на взлёт. Вот оно и небо прекрасное бело-голубое, а внизу - земля, где различались зелёные поля, лес, изломанные нитки рек. Машина набрала заданную высоту. Уже нельзя было разглядеть ни людей, ни транспорт.
«ОЗО - зону №2 занял», - доложил лётчик-инструктор. - «Выполняйте задание», - получил ответ от руководителя полётов. Экипаж приступил к выполнению. Последовал вираж влево, вираж вправо, снижение, набор высоты. Самолёт послушно выполнял команды лётчика. Вот и деревня под крылом, и пруд - это центр зоны пилотирования. Спарка под номером 96 невесомо пошла, пошла вперёд, но вдруг мягко провалилась, двигатели остановились. Лётчик тщетно попытался запустить их.
«030, катапультируйтесь», - последовала команда руководителя полётов. Инструктор приказал катапультироваться курсанту, но Сергей категорически отказался. Тем временем высота полёта стремительно падала. «030 - иду на вынужденную, - доложил капитан руководителю полётов. - Катапультироваться не могу. Внизу населённый пункт». Вот и земля совсем близко, впереди сад и пруд - можно садиться. Неожиданно появилась линия электропередачи. Лётчик энергично взял на себя штурвал, и самолёт в этот момент свалился на крыло. Машина рухнула на берег пруда.
Так, спасая людей, ушёл в бессмертие экипаж капитана Рябинина. Есть поверье, что лётчики не умирают - они улетают. Прошли годы, но подвиг Павла Рябинина и Сергея Шлыкова не забыт. На место гибели экипажа, где стоит обелиск, постоянно приходят люди. На могиле всегда живые цветы.