Пробуждение

03 апреля 2009, 23:00 2441

- Кра… си-и… вво, - послышался детский глухой то ли выдох, то ли стон. Все, кто находился в палате, разом обернулись к кроватке малыша с туго забинтованной головой и замерли в растерянности и недоумении.
- С-смотри, к-как крас-сиво, м-мамочка, - снова, теперь более уверенно прозвучал тоненький голосок.
- Даня, милый, ты заговорил! - бросилась обнимать его молодая женщина, заливаясь слезами радости. - Что, что? Где? Скажи!
 
Бледный мальчуган с ввалившимися от продолжительных мучительных головных болей глазами с трудом оторвал от одеяла маленькую иссохшую ручонку и показал в сторону окна. В просторе раздвинутых больничных занавесок выглядывала вечерняя Москва. На фоне фиолетового с розоватым отливом неба новогодним хороводом плясали разноцветные огоньки. Одни зажигались, другие внезапно угасали, словно звёзды далёкой Кассиопеи.
 
Данилка наконец-то ощутил, что к нему возвращается жизнь. Первые её проблески без разрушающей, ломающей всё крохотное существо нестерпимой боли. Той боли, когда тысячи молотков, будто ударяясь о стальную наковальню, нарастающим грохотом с силой обрушиваются на воспалённый мозг. Когда трудно понять, что или кто терзает внутри твоей головы каждую клеточку, каждый сосудик, словно гитарные струны, натягивает перевозбуждённые нервы, не давая широко открыть глазки, самостоятельно сесть в кроватке, позвать маму...
 
 - Слава Тебе, Господи! Очнулся, сынок, родной мой, - всхлипывала Ирина. - Думала, никогда не дождусь. Солнышко ты моё…
Она впервые за последнее время, как оказалась с сынишкой в республиканской больнице, заплакала. Целых две недели крепилась, чтобы не разрыдаться, словно боролась сама с собой, со своей безысходностью. С тех самых пор, когда двери операционной закрылись за спиной почти бездыханного Данилки. Она будет помнить всегда, как не могла оторвать взгляд от белоснежных дверей, таких холодных и до боли режущих глаза. Теперь она точно знала, какого цвета боль. Как пристально всматривалась, будто пытаясь хотя бы мысленно проникнуть туда, где лежал её единственный сын, такой крохотный и беззащитный. И как думала, что больше никогда не увидит своего малыша живым. Шесть часов томительного ожидания у дверей операционной. Триста шестьдесят невыносимо долгих минут… Ирина вздрагивала при каждом постороннем звуке, внезапном шорохе по ту сторону бетонного предела, резко дробящего пространство на два мира. В одном во всю бушевала весна, слышались звонкие голоса ребятишек, спокойные разговоры мам, неспешно бредущих по коридорам больницы… В другом решалась судьба мальчугана - почти безнадёжного пациента, изъеденного недугом, всего три года прожившего на белом свете, так мало ещё познавшего, но уже научившегося любить - любить свою маму.
 
Врачи делали всё возможное и невозможное, стараясь быть в руках Божиих орудием, дарующим жизнь. Но шансов оставалось настолько мало, что медики не брались делать никаких прогнозов. Злокачественная опухоль мозжечка - звучало как приговор. Надеяться было не на что, однако Ирина сдаваться не собиралась. После минутной слабости, не желая верить вынесенному судьбиной жестокому вердикту, она стала тихо молиться, уповая на милосердие, прося о снисхождении, не переставая ни на минуту думать о спасении сына, тем более что душу её согревало благословение отца Павла из родного Ильинского храма на оперативное вмешательство… И в то же время молодая женщина понимала, что Господь послал ей испытание по силам её, и во что бы то ни стало она должна выдержать, просто обязана вытерпеть, выстоять. Но как же мучительно неторопливо течёт время. И вся жизнь, как на ладони… 
 
***
Счастливая супружеская пара - Алексей и Ирина - строила грандиозные планы на будущее. Надо окончить институт, родить сына, вырастить сад… Данилка появился на свет в срок здоровеньким розовощёким малышом. Рос нормально и даже опережал некоторых сверстников в развитии, научившись раньше их говорить и складывать буквы в слова, тренируясь на кубиках. Очень любил слушать русские народные сказки, детские стишки и почти наизусть знал многие из них. Жизнерадостный, весёлый, любознательный мальчуган… Ничего не предвещало беды. Но однажды малыш проснулся и не смог самостоятельно встать на ножки. Это был первый сигнал надвигающейся беды. И вот обидно, прямо в канун Нового года. Молодая семья собиралась весело провести Рождественские каникулы, и вдруг такое несчастье. Родные очень испугались, чего только ни передумали, но детский терапевт успокоил и назначил курс витаминов. Как позже выяснилось, их ни в коем случае нельзя было вводить. Печально, но витамины, предназначенные для поддержки организма, лишь усилили и ускорили рост злокачественной опухоли. Прошло три дня после первых симптомов и вроде бы всё нормализовалось. Данилка снова стал бегать, активно двигаться. Хотя всё чаще его раздражали громкие звуки и яркий свет: малыш сильно щурился, закрывал ушки ладонями и жаловался на головную боль.
 
Прошло несколько месяцев, и семья снова обратилась к доктору. Убедительных отклонений от нормы врач не выявил и веских причин для госпитализации мальчика не увидел. Подумаешь, пониженное давление, болит и кружится голова - бывает. Но заведующий детским хирургическим отделением всё же заподозрил у ребёнка патологию и направил Подольских в областную больницу.
 
Дорога в Тамбов показалась бесконечной. Данилку тошнило и каждые десять минут дедушке приходилось останавливать машину, маме и бабушке - приводить малыша в чувство. Даню выносили на свежий воздух, умывали, старались успокоить, но ему становилось всё хуже. В лечебное учреждение маленького пациента привезли почти в бессознательном состоянии. Отсидели огромную очередь в кабинет нейрохирурга, думали, ну вот ещё один ребёнок, и наконец-то мучения закончатся. А врач без дополнительного снимка Данилку осматривать не захотел, направил в рентген-кабинет и к невропатологу - за заключением. И снова томление в очередях. "Потерпи, потерпи, сыночек, скоро домой поедем", - то и дело приговаривала Ирина, прижимая сынишку к себе. Рабочий день клонился к закату, и детский доктор заявила, что приём окончен. Долго родители мальчика уговаривали врача, уставшего от вереницы посетителей, принять их. Ведь с каждым днём ребёнку становилось всё тяжелее преодолевать, пусть даже в машине, большие расстояния, потом ещё часами сидеть в коридоре у дверей кабинетов. И врач сжалилась над бледным измученным существом, съёжившимся в комочек на руках матери, и пригласила страдальцев к себе в кабинет. Не прошло и пяти минут, как лицо её помрачнело, напряглось, на лбу нарисовалась глубокая морщина.
 
- Срочно в стационар! - прозвучало приказом.
- Да у нас даже вещей с собой нет, чтобы переодеться, - нерешительно и глухо, будто из-под земли, донёсся ответ.
- Вы хотите потерять ребёнка?..
 
На томографии обнаружилась опухоль. Дополнительные исследования показали, что она злокачественная. Срочно требовалась операция. После постановки диагноза-приговора Алексей сразу же отправился в Российскую детскую клиническую больницу за путёвкой-приглашением для проведения экстренной операции сыну. Столичные медики были искренне удивлены, почему лечащие врачи оттягивают поездку Данилки к ним в клинику. Бумажная волокита чуть не стоила малышу жизни. Лечащий врач всё тянул время, а на вопрос, почему маленький пациент отказывается от воды и от пищи, успокаивающе отвечал: "Что же вы хотите при вашем-то состоянии?". С каждым днём ребёнок угасал. Время пребывания в областном стационаре явно затянулось, а отсрочка операции ещё на неделю привела к тому, что он оказался в критическом состоянии, получив почти полное обезвоживание организма, и в сознание приходил лишь на несколько минут. Почти бездыханного Данилку сначала хотели отправить с родителями на поезде даже без наблюдения медицинского персонала, но, немного поразмыслив, решили перестраховаться (а вдруг умрёт по дороге) и откомандировали машину "скорой помощи".
 
***
После успешного оперативного вмешательства понадобились немалые средства для дальнейшего лечения. Опухоль удалили, но метастазы (злокачественные клетки) уже успели проникнуть в спинной мозг и пустить свои смертельные "корни". Требовались облучение и химиотерапия. Крохотный организм еле выдерживал такую непосильную нагрузку, и чтобы помочь ему бороться с недугом, нужны были лекарства, в том числе и дорогостоящие импортные препараты. Хорошо, что в больнице есть свой храм, а при нём благотворительный фонд. Подняться на ноги в буквальном смысле помогали спонсоры. После первого блока "химии" маленького пациента перевели на амбулаторное лечение и отпустили домой. Родные обрадовались, вроде бы всё стало налаживаться. Но не истекло и двух суток, как вернулись обратно в клинику. Даня вдруг стал задыхаться, анализы крови упали до критической отметки. От "химии" иммунитет настолько снизился, что организм ребёнка не справился бы даже с малейшей инфекцией, а уже поселившийся в лёгких на первый взгляд безобидный грибок мог привести в такой ситуации даже к смерти. Срочно надо было переливать кровь. Лечащий врач предупредила, что ребёнок может не пережить введение лекарств второго блока химиотерапии. Экстренно собрали консилиум. Лучшие столичные врачи стали ломать головы, как помочь малышу выжить. Решились на инъекцию препарата непосредственно в спинной мозг, но сначала надо было противоопухолевое средство выписать из Германии. Из-за его высокой стоимости пришлось бы на некоторое время отложить процедуры, а промедление привело бы к осложнению болезни. Снова нашлись сердечные люди, которые перечислили необходимую сумму на закупку лекарства.
 
Второй блок химиотерапии Данилка перенёс стойко, он уже научился не плакать, не стонать, просто крепко держал маму за руку, так крепко, насколько позволяли его почти иссякшие силы…
 
И снова очередное испытание. Костный мозг перестал вырабатывать жизненно важные клетки, и потребовалась его пересадка. Но где взять необходимый материал? Живая ткань должна быть с родственной ДНК, иначе организм отторгнет новые клетки, как чужеродные. Врачи посоветовали Ирине родить ребёнка, тогда необходимый биологический материал (стволовые клетки) во время родов можно будет взять из пуповины, и при этом второй малыш не пострадает. К всеобщей радости, Ирина оказалась на втором месяце беременности. Вряд ли случаются такие совпадения, на всё воля Божия. Молодая мать не переставала молиться, часто посещала больничный храм - приходила поплакать у икон (при больном мальчугане она не могла позволить себе даже быть грустной), просила Богородицу о защите, о прощении, о спасении своего малыша. Родственники и знакомые заказывали молебны в различных монастырях и храмах, даже в Иерусалиме. На святую землю ездил отец четырёхмесячного малыша, находившегося в одной палате с Даней. Когда назначили курс лучевой терапии и врачи разрешили выходить на прогулку, первое, что Ирина сделала, - повезла сына в часовенку матушки Матроны, молить её о поддержке и благополучном вынашивании беременности. Ведь многие, кто знал про специфическое лечение первенца, отговаривали Ирину рожать, всё-таки, будучи в положении, она вместе с сыном присутствовала на небезопасных процедурах. Но мать пошла на риск и полностью отдала себя в руки Божии…
 
Курс лечения закончился, Данилку отправили к бабушке и деду в Мичуринск. А Ирина осталась в Москве рожать второго малыша. Расставание с Даней было недолгим, в скором времени на свет появился его братик. В тот день, на который пришлись роды, все православные отмечали большой праздник, и счастливая мать получила благословение дать младенцу имя в честь святого Георгия Победоносца.
 
***
Господь всегда рядом с нами, помогает выстоять в трудный час. Иначе как бы мы сами справились с нашей духовной немощью? Но почему-то именно в горе мы вдруг вспоминаем Отца Небесного, горячо молим Его о спасении. Кто-то однажды очень правильно заметил: "Сначала Бог говорит с нами шёпотом любви, если не слышим - голосом совести, а если снова не прислушиваемся к Его посланиям, то криком страданий". "А в чём же виноват трёхлетний малыш?" - спросите вы. Может быть, в том, что слишком чёрствыми стали наши сердца. В том, что совсем ослабла наша вера, истаяла в сердце любовь? Может, своими мучениями он призван пробудить чувства тех, в ком ещё теплится крохотный огонёчек надежды? И пока маленькая свечечка горит в душе человека, не отвернётся он от беды ближнего, придёт на помощь нуждающемуся в утешении и поддержке. 
 
Радует, что многие читатели нашей газеты откликнулись на призыв помочь Данилке полюбить жизнь - хрупкую, такую мимолётную, точно внезапное дуновение тёплого весеннего ветерка. Добрые люди жертвовали разные суммы на лечение больного малыша, кто сколько мог. Благодаря их милосердию у мальчика потихонечку улучшается самочувствие, растёт иммунитет и, Бог даст, не понадобится ещё одна страшная операция - пересадка костного мозга, которую он, возможно, и не выдержит.
 
Данилка Подольский пока не очень бойко, но уже старается говорить слова правильно и живо и сердечно благодарит всех неравнодушных к его беде "тёть и дядей". Он очень любит играть в машинки, смотреть мультики, как и все пятилетние малыши. Но всё чаще ребёнок просит маму пойти с ним в храм, нравится ему смотреть, как горят свечи, поёт хор. И подолгу стоит Даня у икон Серафима Саровского и Пантелеймона-целителя…