С амуром шутить не стоит

13 февраля 2012, 23:00 1279

Приближалось 14 февраля. Об этой радостной, романтической дате напоминали тесно сгрудившиеся на прилавках рыночных торговцев ярко-красные плюшевые сердца, зайчики, киски с подёрнутыми от полноты чувств поволокой глазами. Вся эта пёстрая премилая чепуха при нажатии повторяла одинаковым неменяющимся мультяшно-механическим голосом троекратное: "Я тебя люблю". Признаки подступающего праздника всех влюблённых появились и на нашем факультете. В коридоре на самом видном месте был установлен ящичек, в который все желающие могли опустить страстные и нежные послания, адресованные любому представителю института. Помнится, мы с подругой посмеялись над этой самодельной почтой: детский сад какой-то, что мы, школьники, такими глупостями заниматься. В нашем возрасте в чувствах изъясняются уже иначе, не по-детски, а если кто и втянется в эту игру, так только первокурсники. Немного поострили и забыли о валентиновой почте.
Лекции в тот день закончились, оставалась только одна пара, кажется, по политологии. Всем хотелось побыстрее домой. За партой впереди сидели две сестрёнки-близняшки и, хихикая, что-то вырисовывали на бумажке. Любопытство взяло верх. Моя подруга Ольга чуть приподнялась и заглянула, чем же они так увлечённо занимаются. Оказалось, сёстры сочиняют любовное послание одному из наших молодых и очень симпатичных преподавателей. Правда, сочинительством их "произведение" назвать было очень сложно. На листочке в клеточку красовалась написанная шариковой ручкой фраза: "Рассказов (фамилия изменена), я тебя люблю!", а под ней той же ручкой нарисовано пронзённое стрелой сердечко. Наш с подругой вердикт был однозначен: примитивно до безобразия, фамильярно, безвкусно и уж никак не красит представительниц филологического факультета!
Вечером в общаге было холодно и неуютно, и подруга пришла ко мне домой в гости на чаёк. Разговор от разных тем плавно перекинулся на проделки близняшек. "Да разве хорошо так грубо обращаться пусть к молодому, но педагогу?!" - возмущались мы. А потом вдруг неожиданно созрели. Решили преподать девчонкам мастер-класс, показать, как пишут валентинки в институтах. И, словно школьницы, над которыми совсем недавно посмеялись, принялись мастерить очень изящные открытки, в которых высокохудожественным языком, уважительно, почтительно, без всяких вольностей признались от всех представительниц прекрасной половины нашего факультета в уважении, любви некоторым особенно достойным мужчинам-преподавателям. Но тут, как говорится, Остапа понесло. Мы вспомнили, что про одного из наших наставников забыли. Обделили вниманием препода, которого студенты боялись как самого строгого, требовательного и вместе с тем его же, по доходившим слухам, считали большим ценителем женской красоты. Нам захотелось пошутить и написать ему такое письмецо, чтобы он действительно поверил, что в него безнадёжно влюблена одна из его студенток. До слёз смеялись, когда сочиняли послание истерзанной души. Героине нашего эпистолярного жанра и пятёрка была не в радость, потому что экзамен у преподавателя, по которому сохла, был последним, а значит, не было шансов больше лицезреть его на лекциях и практических семинарах. Писали вдохновенно, с чувством, для правдоподобности не на открытке, а на обычных тетрадочных листах. Для пущего же эффекта свой шедевр подкрепили стихотворными строчками на манер письма Татьяны из "Евгения Онегина".
Затея наша, вероятно, не имела бы никакого продолжения, если бы мы не перестарались. Задумка состояла в том, чтобы адресат не просто поверил, что в него по уши влюбились, но и поломал голову над тем, кого же он пленил своими чарами. Подозрение должно было пасть на одну из представительниц именно нашего курса и отделения. Видимо, намёков оказалось слишком много. Ведь только лишь одно сообщение о пятёрке сразу же отсекало большую часть возможных вариантов. На высшие оценки объект нашего розыгрыша был очень скуп. У Оли, например, за его экзамен была поставлена четвёрка, а вот мою зачётку украшала оценка пять… Стоит ли говорить, что с шуткой своей мы перемудрили. И после празднования 14 февраля не Ольге и никому другому, а лично мне приходилось бледнеть и ёжиться от любопытных заинтересованных взглядов не только преподавателя, которого хотели разыграть, но и его коллег, которых он, конечно, посвятил в историю своего успеха. Подружка помогла мне избавиться от неприятного осадка, оставшегося после неудачной игры в несуществующие чувства. Студенты - народ весёлый, стряхнуть с себя ощущение неловкости смогла, призвав в поддержку юмор. Но после всего случившегося поняла - с любовью шутить всё-таки не стоит!