У часовеньки на старом кладбище

26 марта 2010, 23:00 6302
© Мичуринская правда - http://michpravda.ru (ПТ, 03/26/2010 - 12:59)

Фото Валентина Баркова

Всюду поспешающее за событиями телевидение передаёт свежую новость: в Воронеже отдаётся на торги "бронзы многопудье", если по Маяковскому. Своего рода идол, "памятник мнимому божеству" (Ленину), если по Вл. Далю, эпохи временного принуждения России ХХ века к суррогату язычества. У миллионного города нет лишних средств на его реставрацию. Наверное, адепты учения и дела этого персонажа не только драматической российской, но и мировой истории найдутся, пустят шапку по кругу.  
К счастью, материальные, даже художественно гениальные памятники, отразившие время, прожитое человечеством: греческий Парфенон с изваяниями богов, героев и титанов, искусство древнего Египта, Рима - это всё преходящее, но вечна память народная.
На старом кладбище Козлова-Мичуринска возле двухсотлетнего храма во имя иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость” стоит скромная часовенька, сходная с обычной садовой беседкой. Простой православный крест на могилке погребённого здесь праха женщины, при крещении получившей имя Матрона. В многодетной семье жителей городка Лебедянь Липецкого уезда Тамбовской губернии Поликарпа Васильевича и Екатерины Максимовны Зайцевых будущая праведница родилась восьмым по счёту ребёнком. На этот раз родители осчастливлены были дочкой. Тогда заканчивался первый год последнего десятилетия ХIХ века, на дворе вторая половина ноября 1890 года. Не случайно крохотному слабенькому существу родители выбрали по святцам имя духовной покровительницы, греческой подвижницы пятого века преподобной Матроны, почитаемой верующими. По преданию, девочкам, нарекаемым её именем, будет прощено всё, если они останутся верны Богу. В ту пору центральной России свирепствовала эпидемия холеры, так что новорождённая вверялась как бы под надёжную телесную и духовную защиту.

Старица СерафимаБез малого восемь десятков лет проживёт на белом свете урождённая Матрона Поликарповна Зайцева (в замужестве Белоусова) под неземным покровительством святой Матроны. В 2004 году Тамбовская епархия Русской православной церкви создаст комиссию по её канонизации. Впрочем, прежняя мирская Матрона из Лебедяни уже будет принявшей монашеский постриг в 1923 году Марией-Магдалиной, а после смерти мужа в 1960 году удостоившейся великого ангельского образа схимонахиней Серафимой.  
За что же сочли достойной высшего отличия - святости - блаженную мичуринскую старицу Серафиму?
Спросите у верующих, особенно женщин, преклоняющих колена у креста в часовне, ей посвящённой. Чаще безмолвное, чем тихо звучащее моление о сочувствии в бесчисленных наших житейских бедах. Горячая благодарность за незримую и неизречённую помощь страждущим матерям и вдовам. Ей, пережившей и перенёсшей в жизни едва ли не всё, что выпало на долю поколения, к которому она принадлежала, и завещавшей надежду, терпение и достоинство иным людям иного времени.  
В многостраничном Житии старицы (то есть праведницы, обладающей Божиим даром учить народ праведной жизни) Серафимы отмечено как начало всему тому, что состоится в её судьбе, паломничество матери с ней, совсем младенцем, в один из прославленных монастырей России - Оптинскую пустынь. Там и получено было испрошенное матерью для дочери благословение старца Амвросия на монашество.
Матрона Поликарповна испытает страшное нравственное потрясение в первые годы Советской власти от варварского разорения и осквернения святой обители, гонений и заточений в тюрьмы её отцов.  
 В 1914 году, в Первую мировую войну, Матрона Поликарповна, уже матерью семейства, с сыном Александром, ему два годочка, и новорождённой дочкой Оленькой, становится жительницей города Козлова, где муж её получает работу на станции Козлов. У супруга есть право на бесплатный проезд по железной дороге. По этому билету Матрона Поликарповна будет совершать паломничество в Оптину обитель к старцу Анатолию (в миру Александр Потапов), своему духовному отцу вплоть до его кончины в 1923 году. Великая Отечественная, предчувствие которой, страшные беды её и вера в сокрушение бесовского нашествия в молитвах Господу, застигла семью в Воронеже. Все эти годы несчастья, уже как старица Серафима, проводила она в молитвенных бдениях по уцелевшим храмам Воронежской, Липецкой, Тамбовской областей вместе с терпящими лишения страждущими прихожанами.  
В 1946 году семья Белоусовых вернулась в Мичуринск, где Матрона Поликарповна с мужем проживут до конца своих дней. Сюда из городов Грязи, Тамбова, Воронежа, Липецка, Ельца будут стекаться к ней её духовные чада.
Читая Житие Серафимы, я покорён был числом женщин нашего Черноземья, вспоминающих с великой признательностью её доброту, молитвенную помощь, казалось бы, в самых безвыходных, отчаянных жизненных обстоятельствах. Думается, всякий нынешний мирской общественный деятель, административный руководитель может только позавидовать той духовной востребованности старицы Серафимы людьми, нуждающимися иногда не столько материально, сколько в понимании и простом добром слове.
Когда автор этих строк в конце 50-х, начале 60-х годов прошлого века учился в институте, затем профессионально занимался журналистикой в городской и областной печати, невозможно было не обратить внимание на быструю в движениях, зоркую глазами пожилую женщину в необычном одеянии: чёрный платок с крестами, с прикрытыми также чёрным головой и плечами. Это и была схимонахиня Серафима. Где и как она жила - не знал и до сих пор не знаю.
Но однажды, это было уже в начале 90-х, когда страна понемногу отходила от морока государственного воинствующего безбожия и религия переставала быть запретной темой для официальной печати, да и сама печать отпадала от изжившей себя идеологии, мне довелось довольно близко познакомиться со схиигуменом Поликарпом. Я потом очерк написал о нём - "Очарованный странник" ("Мичуринская правда" от 12 января 1993 года). Жил он в небольшом старом особнячке на улице Гоголевской. По нему самому и по его жилищу, утвари в нём можно судить о быте и сестры его по великой схимне - Матроны-Серафимы. Келья, крохотная спальня с жёстким ложем, стенами в иконах и фотографиях духовных наставников. Единственный предмет из грешного и суетного мира сего - электрическая лампочка на самодельной подставке. Место молитвенных бдений инока, его заступничества за мир и человека в нём. И чёрный гроб в прихожей…  
Блаженная Серафима… По первой Христовой заповеди Блаженства: блаженны нищие духом, потому что их есть Царство Небесное. "Нищий духом - тот, кто надеется не на себя, а на Бога, не на свой разум, не на свои таланты, не на помощь людей, а на Божий промысел", - пишет авторитетный богослов архимандрит Рафаил в "Беседах о духовной жизни". - Поэтому он отказывается не только от мира, но и от образов мира в своей душе, от помыслов, колеблющих ум. Быть нищим духом значит иметь своё сердце свободным для Бога".  
Это подвиг духа, и он доступен далеко не каждому. Подвиг в мирской нашей жизни, полной суеты и отстранённости в ней от любви и веры в Дух Божий, во Спасителя. Счастье, что они, воистину блаженные, как наша козловская-мичуринская старица Серафима, были, есть и, надо надеяться, всегда будут среди большинства из нас, "ликующих, праздно болтающих" (Некрасов), погружённых в суету с головой, не видящих ничего, кроме непосредственной жизни, не умеющих стать выше неё. "А между тем, - открывает русская философская мысль, - сквозь повседневную трагедию сплошных рождений и смертей проступает высокое всеобщее, нечто детское, небесное, ради чего стоит умирать и что осмысливает всякую смерть".