Вехи земной жизни

04 июня 2010, 23:00 3313
© Мичуринская правда - http://michpravda.ru (СР, 06/02/2010 - 14:47)

Схиигумен Поликарп

Богата земля козловская святынями, и главное духовное сокровище - люди. Молитвами подвижников стоит и держится наша Тамбовщина. Мы уже публиковали материал о мичуринской старице схимонахине Серафиме. А недавно вышла в свет книга под редакцией известного журналиста и краеведа Михаила Белых "В память вечную будет праведник", посвящённую памяти схиигумена Поликарпа. Издание включает много воспоминаний о подвижнике, ряд интересных фактов жизни, свидетельства его духовных чад о случаях прозорливости и молитвенного предстательства старца. Вашему вниманию предлагаются фрагменты из этого издания, иллюстрированного многочисленными фотографиями. Книгу можно приобрести в Ильинском храме, за алтарём которого и находится могила схиигумена Поликарпа.


Обременённые житейскими невзгодами, мучимые душевными и физическими болезнями люди с трепетом обращаются к своим духовным наставникам. Покидают их умиротворёнными, получив мудрый совет и услышав доброе слово.
Покровителем своих духовных чад был и схиигумен Поликарп. Но прежде он прошёл долгий и тернистый монашеский путь.
Схиигумен Поликарп (в миру - Дмитраков Фёдор Игнатьевич) родился 19 марта 1928 года в селе Большое Гнеушево Курской губернии в большой благочестивой семье, состоявшей из одиннадцати человек. Родители - Игнатий и Ксения - растили детей в страхе Божием. Когда Фёдору исполнилось пять лет, отец умер. Один за другим ушли в мир иной и несколько детей.
В 1933 году начался сильный голод, и семейство Дмитраковых было вынуждено уехать на Кубань - в город Кропоткин. Там они прожили два года. Мать работала на кукурузных полях, маленький Фёдор во всём помогал ей. 
Однако вскоре семье пришлось вернуться на родину. Ксения знала, что сердце сына тянется к Богу, замечала, как он по-детски молился в уединении. Однажды, читая Святое Евангелие, она увидела преображение сына в старца с длинными волосами и бородой. Ксения поняла, что Фёдор станет монахом.
В отроческом возрасте мать повела сына к великому старцу, иеромонаху Макарию, который лечил его, наставлял, поучал. И предсказал: "Будешь батюшкой".
В начале 1949 года двадцатилетним юношей Фёдор был призван в армию. Он служил на Дальнем Востоке, на острове Ханка, в течение долгих четырёх лет. Это были трудные для него годы. Он скучал по храму, терпел насмешки сослуживцев, когда молился. Однако вера его лишь укреплялась.
В 1953 году Фёдор вернулся домой, к матери. К тому времени у него уже созрело желание посвятить всего себя служению Богу. Мать, помня видение и предсказание старца Макария об иноческом призвании Фёдора, с радостью благословила своё чадо на поступление в монастырь иконой Пресвятой Богородицы Феодоровской.
В том же 1953 году Фёдор Дмитраков был принят в число послушников Глинской Рождество-Богородицкой пустыни. Этот славный своими святынями и старцами монастырь находился в Глуховском  районе Сумской области. Основой духовного воспитания иноков Глинской пустыни было ежедневное откровение помыслов, полное отсечение своей воли и безусловное послушание старцу. В монастыре Фёдор нёс нелёгкое послушание пекаря, которое выполнял с великим усердием в течение всего времени своего пребывания там.
Вскоре послушник Феодор был пострижен в монахи с наречением нового имени в честь святого Первоверховного Апостола Петра. Монах Пётр отличался строгим послушанием наставникам, ревностью к Богослужению и келейной молитве, любовью к братии.
29 сентября 1959 года инок Пётр был рукоположен в сан иеродиакона архиепископом Черниговским и Неженским Андреем.
Иеродиакон Пётр  проходил подвиг монашеской жизни под руководством духоносных старцев Глинской пустыни. Его духовным отцом был схиархимандрит Андроник (Лукаш), о котором у батюшки остались самые тёплые воспоминания. По его словам, духовный отец был для него и братии, "как родная мать", и жили они с ним, "как в раю".
На протяжении всей своей жизни батюшка соблюдал верность своему духовному отцу и бережно хранил в сердце его наставления, молясь такими словами: "Господи, Ты соединил нас на земле, не разлучи нас и в Небесном Твоем Царствии и его святыми молитвами прости меня, грешного".
Для монаха Петра Глинская пустынь была школой духовного подвига. Любовь к этой обители он пронёс через всю жизнь.
В 1960 году советско-партийными органами велась активная подготовка к закрытию пустыни. Известие о расформировании монастыря батюшка воспринял с острой душевной болью. Он не мог представить себя вне любимой обители, где душа его получала столько сокровенных благодатных утешений. Однако воин Христов не предавался унынию, но молился: "Слава Богу за всё!".
В монастыре отец Пётр прожил с 1953 года по 14 июля 1961 года. После закрытия обители он снова вернулся на родину.
Получив благословение своего духовного отца Андроника, отец Пётр стал служить в одном из храмов. Но нашлись люди, которые хотели обвинить иеродиакона в несуществующих преступлениях, приписывая ему то, что он настраивает людей против советской власти. Стало очевидно, что жить на родине невозможно. Чтобы уехать, необходимо было оформить соответствующие документы. По воспоминаниям самого батюшки, работник органов правопорядка кричал: "Я тебя этакого разэтакого монаха засажу!", а сам в это время подписывал нужные бумаги, видя, что монах-то ни в чём не виноват.
Так иеродиакон Пётр оказался в одной из церквей Урала. Но и здесь начались притеснения со стороны приходского совета, члены которого диктовали свои условия не только иеродиакону, но и священнику - настоятелю храма. Батюшка рассказывал, что он часто плакал перед Распятием, изливая свою скорбь по слову псаломника: "Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя пропитает". Однажды после слёзной молитвы он явственно услышал в душе своей небесный голос: "Я тебя не оставлю!".
Вскоре по благословению схиигумена Саввы к отцу Петру приехала раба Божия Лидия, знавшая батюшку по Глинской пустыни, и увезла его в Москву. Там он встретился с отцом Виссарионом, тоже глинским иноком, который был в то время священником  Предтеченской церкви в Сампурском районе Тамбовской области.
Так Вседержитель Господь призвал иеродиакона Петра к пастырскому служению на Тамбовщине.
14 июня 1965 года в неделю Всех Святых, в земле Российской просиявших, архиепископом Тамбовским и Мичуринским Иннокентием он был рукоположен в сан иеромонаха в Покровском кафедральном соборе города Тамбова. Распоряжением владыки иеромонах Пётр был тогда же назначен вторым священником в Иоанно-Предтеченский храм села Ивановка Сампурского района.
2 января 1968 года отец Пётр был временно переведён в Покровский кафедральный собор областного центра. Вскоре его назначили настоятелем Покровской церкви села Александровка Сосновского района, находившейся в плачевном состоянии. Благодаря ревностным  усилиям батюшки вскоре она была полностью восстановлена.
За ревностное отношение к пастырским обязанностям иеромонах Пётр на Пасху  1973 года по благословению Святейшего Патриарха Пимена был награждён наперсным  крестом.
3 декабря 1973 года указом управляющего Тамбовской епархией епископа Дамаскина отец Пётр был вновь переведён. На этот раз на должность настоятеля Казанского храма села Туровка Никифоровского района. Храм был полуразрушенный, и ему пришлось приложить немало усилий для его восстановления. В то время гонения на церковь продолжались, помощи в воссоздании храма ждать не приходилось. Однако находились люди, которые с охотой оказывали поддержку отцу Петру. Усердно трудилась наравне с батюшкой раба Божия Татиана, которая впоследствии по благословению старца Наума из Троице-Сергиевой Лавры стала у него келейницей.
По воспоминаниям современников, в это время к нему зачастили сотрудники особого отдела Комитета государственной безопасности с просьбой выдавать им тайну исповеди прихожан. Батюшка наотрез отказался. Чтобы укрепиться в душевной силе, отец Пётр обращался за поддержкой к архиепископу Тамбовскому и Мичуринскому Михаилу, побывал в Грузии у митрополита Зиновия, собирался совершить паломническую поездку в Свято-Успенскую Почаевскую лавру... Лишь по молитвам  святых старцев и многочисленных духовных чад сотрудники особого отдела оставили батюшку в покое.
За 13 лет батюшкиного служения Казанская церковь была полностью обновлена и благоукрашена.
К дню Святой Пасхи 1978 года иеромонах Пётр за усердное служение Церкви Христовой был удостоен сана игумена, а в 1983 году также в день Светлого Христова Воскресения Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен наградил его палицей.
Служа в Казанском храме, батюшка принимал много людей, приезжавших к нему из разных мест: Москвы и Волгограда, Балашова и Мичуринска. Своими молитвами и Божьей помощью батюшка исцелял людей, давал советы и наставления, учил молиться и укреплял в вере. По его молитвам многие неверующие обращались к Богу.
Многочисленные лишения, перенесённые батюшкой за время его священнического служения, неоднократные направления из одного храма в другой, труды по воссозданию церквей подорвали его здоровье. Тяжёлая болезнь не позволяла ему ежедневно совершать Богослужения. Поэтому отец Пётр вынужден был  подать прошение о зачислении его за штат. Указом управляющего Тамбовской епархией епископа Валентина 25 апреля 1986 года прошение это было удовлетворено.
Отец Пётр поселился в городе Мичуринске, в доме №171 по улице Гоголевской, где и прожил до конца своих дней. Жизнь его в тихом районе города была почти затворнической. В воскресные и праздничные дни батюшка посещал близлежащий Боголюбский собор, совершал Проскомидию, причащался Святых Таин и давал духовные наставления приходившим к нему под благословение мирянам.
Иногда отец Пётр совершал паломнические поездки по храмам и монастырям России. Во время одной из таких поездок при обострении телесного недуга, терзавшего батюшку, над ним был совершён постриг в Великую схиму с наречением имени Поликарпа в честь святителя Поликарпа Смирнского. Постриг по благословению Преосвященного епископа Григория совершил 11 июля 1992 года настоятель Свято-Введенского храма села Очево Дмитровского района Московской области архимандрит Паисий (Столяров). Но Господь не забрал болящего служителя Своего из этой жизни. Уже будучи облечённым в Великий ангельский образ, отец Поликарп вернулся в Мичуринск, чтобы продолжать нести Крест служения своего Богу и людям.