Великий молитвенник земли Тамбовской

22 октября 2010, 23:00 1640
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru (ПТ, 10/22/2010 - 14:17)

Великий Оптинский старец иеросхимонах Амвросий родился, как принято считать, в день памяти святого Александра Невского 23 ноября 1812 года в селе Большая Липовица Тамбовской губернии в семье пономаря Михаила Фёдоровича, отец которого был священник. При крещении новорождённому дано было имя Александр в честь святого благоверного князя.

Когда мальчику исполнилось 12 лет, родители определили его в первый класс Тамбовского духовного училища, по окончании которого в 1830 году он поступил в Тамбовскую духовную семинарию. И в училище, и в семинарии благодаря своим богатым способностям Александр Гренков учился очень хорошо. "Гренков мало занимается, - говорил его товарищ по семинарии, - а придёт в класс, станет отвечать, точно как по писанному, лучше всех". Обладая от природы весёлым и живым нравом, он всегда был душой общества молодых людей. В семинарии любимым занятием Александра было изучение Священного Писания, богословских, исторических и словесных наук. И поэтому ему никогда и в голову не приходила мысль о монастыре, хотя некоторые и предрекали ему это. За год до окончания он тяжко заболел. Надежды на поправление почти не было, и он дал обет в случае выздоровления пойти в монастырь.
Летом 1839 года по дороге на богомолье в Троице-Сергиеву лавру Александр Михайлович (будущий старец Амвросий) вместе с другом заехали в Троекурово к известному затворнику о. Илариону. Святой подвижник принял молодых людей отечески и дал Александру  вполне определённое указание: "Иди в Оптину, ты там нужен".
Опасаясь же, что уговоры родных и знакомых поколеблют его, он решил бежать в Оптину тайно от всех, не испросив даже разрешения епархиального начальства. Будучи уже в Оптиной, он доложил о своём намерении Тамбовскому архиерею.
Ещё при жизни старца Макария с его благословения некоторые из братии приходили к о. Амвросию для откровения помыслов. Так старец Макарий постепенно готовил себе достойного преемника.
Повседневная жизнь старца Амвросия начиналась с келейного правила. Для слушания утреннего правила он вставал в 4 часа утра, звонил в звонок, на который являлись к нему келейники и прочитывали утренние молитвы, 12 избранных псалмов и первый час, после чего он наедине пребывал в умной молитве. Затем после краткого отдыха старец слушал часы и, смотря по дню, канон с акафистом Спасителю или Божией Матери, которые он выслушивал стоя.
О. Амвросий не любил молиться на виду. Келейник, читавший правило, должен был стоять в другой комнате. Как-то раз читали молебный канон Богородице, и один из скитских иеромонахов решился в это время подойти к батюшке. Глаза о. Амвросия были устремлены на небо, лицо сияло радостью, яркое сияние почило на нём, так что священник не мог его вынести. Такие случаи, когда исполненное дивной доброты лицо старца чудесно преображалось, озаряясь благодатным светом, почти всегда происходили в утренние часы во время или после его молитвенного правила.
С утра и до вечера удручённый недугом старец принимал посетителей. К нему приходили люди с самыми жгучими вопросами,  которыми в минуту беседы он жил. Он всегда разом схватывал сущность дела, непостижимо мудро разъяснял его и давал ответ. Для него не существовало тайн: он видел всё. Незнакомый человек мог прийти к нему и молчать, а он знал его жизнь и его обстоятельства, и зачем он сюда пришёл. Слова его принимались с верой, потому что были с властью, основанной на близости к Богу, давшему ему всезнание. Чтобы понять хоть сколько-нибудь подвижничество о. Амвросия, надо себе представить, какой труд - говорить более 12 часов в день!
Со всеми качествами своей богато одарённой души о. Амвросий, несмотря на постоянную болезнь и хилость, соединял неиссякаемую жизнерадостность и умел давать свои наставления в такой простой и шутливой форме, что они легко и навсегда запоминались каждым слушавшим. Когда это было необходимо, он умел быть взыскательным, строгим и требовательным,  накладывая на наказуемого епитимью. Старец не делал никакого различия между людьми. Каждый имел к нему доступ и мог говорить с ним: петербургский сенатор и старая крестьянка, профессор университета и столичная модница, Соловьёв и Достоевский, Леонтьев и Толстой. Так продолжалось более 30 лет, вплоть до кончины старца в 1881 году.
На мраморном надгробии выгравированы слова апостола Павла: "Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых". Слова эти точно выражают смысл жизненного подвига старца.