Зх, путь дорожка фронтовая...

21 июня 2013, 23:00 1668
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (06/21/2013 - 13:36)

А.А. Мокроусова (справа) со своей боевой подругой.

Старенькие, распухшие от пожелтевших, потрёпанных временем фотографий альбомы – главная ценность для восьми-
десятисемилетней пенсионерки А.А. Мокроусовой. В расположенном невдалеке от реки домике на улице Песчаной
в микрорайоне Донское эти семейные реликвии всегда лежат на видном месте. Александра Андреевна вновь и вновь перелистывает серые картонные страницы, с которых на неё смотрят хорошенькие детские личики. «Это сестра Люся, а это Валя, Нина, брат Толя. Вот – я», - показывает пожилая женщина на крошечный портрет не по годам серьёзной девятилетней девочки. На другом снимке - куча резвящихся в речке ребятишек из летнего пионерлагеря. А среди них вся в ореоле брызг счастливая Шурочка. Дальше идут изображения людей постарше. Особенно долго наша героиня рассматривала, казалось бы, ничем не примечательную карточку. Напротив памятника И.В. Мичурину позируют три женщины преклонных лет, с годами располневшие, в простеньких, незамысловатых платьях. Грустно
вздохнула: «Это мои подруги, фронтовые… Приезжали встретиться. Теперь уж не свидимся, нет их больше…».
Сложно представить, глядя на этих рядовых женщин с открытыми доброжелательными лицами, что в годы войны они были шофёрами, наравне с мужчинами управляли громоздкими машинами, следуя за фронтами Красной Армии: доставляли солдатам боеприпасы, увозили в госпитали раненых.

Александра была первенцем в многодетной семье. Жили бедно. Поэтому сразу после окончания седьмого класса девочка поступила работать в пошивочную мастерскую помощницей швеи. С этой женской профессией и мечтала связать своё будущее. Война внесла в планы свои коррективы. Шурочка получила повестку в военкомат и вместе с группой других девушек её направили обучаться вождению автомобиля. «На вас, девчата, будет возложена огромная ответственность. Мужчины отправляются на фронт. Вам же предстоит сесть за руль, трудиться для народного хозяйства. Не подкачайте!» - напутствовал представительный мужчина будущих водителей в ситцевых плать-ицах. На стареньких раздолбанных газогенераторных автомобилях постигали девицы-красавицы азы вождения. А затем со справками стажёрок направили учениц наращивать мастерство в седьмой учебный автополк города Хвалынска Саратовской области. Там-то и объявили им, что готовят не для работы в тылу, а для армейской службы.
И вот восемнадцатилетняя ефрейтор Шура вместе с подругами-сослуживцами мчится на выполнение первого задания. Путь её лежит не куда-нибудь, а на Кавказ. На станцию Беслан, куда из Америки поступали для нашей армии автомобили «форды» и «студебеккеры». Необходимо было переправлять их в Москву. А в мае 44-го на новеньких гружённых боеприпасами машинах помчались девушки-шофёры по пыльным фронтовым дорогам. Автоколонны передвигались через лес и только ночью при тусклом освещении нижних фар, звёзд и луны. Сквозь рёв мотора через открытые окошки чуть уловимо разносились между покачивающимися в сумраке сосновыми лапками и ветвями берёз лиричные напевы о «скромненьком синем платочке» и как нельзя лучше подходящие к обстановке строки: «Тёмная ночь, только пули свистят по степи, Только ветер гудит в проводах, тускло звёзды мерцают...».
Песня успокаивала, вселяла надежду, храбрость, утешала. Без неё крутящие тугие баранки девушки не представляли себе жизни. Вот и в одну из своих очередных поездок напевала Шура военные куплеты. Неожиданно где-то впереди закружились немецкие самолёты, и послышался мощный оглушительный взрыв, а за ним последовали ослепительные вспышки разрывающихся снарядов. Нашей героине повезло: ни она, ни вверенный ей транспорт не пострадали. А вот растерзанные тела ехавших перед ней шофёров-сослуживцев так и остались лежать на взрытой снарядами равнине. Сколько погибших воинов, искорёженной техники приходилось видеть Александре, следуя за Первым, Вторым Украинским и Вторым Белорусским фронтами! Поначалу, конечно, было страшно. Но потом ужасающие безобразные последствия разрушительницы-войны стали для глаз девушки привычными, не вызывающими панического страха картинками повседневной действительности, в которую погрузили фашисты весь советский народ.
Привыкшие к спартанским условиям шофёры днём разбивали временные лагеря отдыха. Устанавливали в лесах деревянные щиты, в центр огороженного пространства водружали бочку. Согревались, сжигая в ней собранные в окрестностях ветви. Спали на обычных досках, питались печёной картошкой и консервами.
Несмотря на тяготы и лишения, настроение у подруг-водителей день ото дня становилось всё более приподнятым. Каждый километр фронтовой дороги приближал их к Германии. Победу встретила Шура в небольшом немецком городке под Берлином. Расположились девушки в отведённом для них просторном доме сбежавших при приближении наших войск местных жителей. Как оказалось, хозяева – молодые женщины - прятались в находящемся неподалёку лесочке. Однажды они набрались смелости проведать своё жилище. Там и встретились с нашими девушками. Немки разговаривали на русском языке без малейшего акцента. Оказалось, что они выходцы из Поволжья. Долго проговорили представительницы двух враждебных наций о своей бабьей доле, о том, как разбросала их злодейка-война по разные стороны жизни.
С наступлением победного девятого мая армейская жизнь для Шуры не закончилась. Опытного шофёра направили на Дальний Восток, на войну с японцами. К счастью, продлилась она недолго.
В родном Мичуринске Александру больная мама, младшие сёстры и брат ждали с большим нетерпением. Папа скончался, получив на охраняемом им дровяном складе производственную травму. Мужские обязанности взвалила на себя старшенькая: колола поленья, топила печь, занималась другим тяжёлым физическим трудом, воспитывала пятилетнюю сестру Люсю. Образование Шура продолжить не смогла. Она подала было документы и даже поступила в сельскохозяйственный техникум, однако поняла, что не может позволить себе такой роскоши, как учёба. Необходимо было содержать семью. Работать устроилась в автороту диспетчером: распределяла грузовые машины по объектам. Иногда желание вновь сесть за руль оказывалось настолько непреодолимым, что уговаривала коллег-шофёров уступить ей место в кабине водителя.
О замужестве Шурочка и не помышляла, на танцы не бегала и другими «глупостями» не увлекалась. И всё же от судьбы не ушла. Замуж вышла в тридцать лет за фронтовика-артиллериста, грудь которого украшал орден Славы, полученный за подбитие вражеских танков.
«Жизнь никогда меня не баловала. Всё время в тяготах. Мама умерла рано. Поэтому тащила ярмо на две семьи. Родила четырёх детей. Одна дочка - инвалид. Один из сыновей умер в восьмимесячном возрасте. Нам тогда землю дали в Донском на пустыре. Поначалу жили в сарае, вот и не выдержал он, угас от двустороннего воспаления лёгких», - горится Александра Андреевна.
Самые яркие страницы в памяти нашей героини связаны с бесконечными дорогами и верным железным другом-автомобилем. Так и провела она большую часть своей трудовой деятельности рядом с транспортом: будучи то шофёром, то диспетчером, то кондуктором. Сегодня ноги плохо слушаются пожилую женщину. Никуда не ходит дальше своего дворика и огорода. А машины? Они остались с ней навсегда: в воспоминаниях и на стареньких чёрно-белых фотокарточках.