Кавалер Георгиевской медали Пётр Андреев в изломах ХХ века

21 августа 2019, 10:46 972

Поиск данных о своих предках, составление родословия представляет собой изучение русской истории, восполняет её белые и чёрные пятна, поэтому с интересом узнал, что на Скорбященском кладбище обнаружена могила участника Первой мировой войны Петра Васильевича Андреева (1889-1945), что ищут потомков ветерана. 

Пётр Андреев. Фото из архива Владимира Андреева.

Бригада слесарей ПРЗ у модели паровоза для Парижской выставки. Справа налево: Г.А. Лисицын, П.В. Андреев. Апрель 1937 г. Фото из архива Владимира Андреева. Фото из архива Владимира Андреева.

П.В. Андреев в ГУЛАГе. 1939 г. Фото из архива Владимира Андреева.

Портрет деда на фотомедальоне заинтересовал представителя Международной ассоциации коллекционеров в нашем городе Максима Савватеева. По инициативе и на средства ассоциации на могиле нашего деда  установлен новый памятник на Скорбященском кладбище за алтарём храма. 
Для нас, потомков Пет-ра Васильевича, это – событие, хотя к его могиле всегда ходили наши старшие родные и мы, его внуки. Хочу познакомить читателей с некоторыми фактами жизни деда. 

Домашнее 
воспитание

Пётр Васильевич Андреев (1889–1945) родился в большой семье жителя Козлова Василия Степановича Андреева (1858–1922) и его жены Параскевы Васильевны (ур. Мягковой, 1856–1894). Предки принадлежали к традиционным козловским фамилиям, представителей которых находишь в городских метрических книгах на протяжении XVIII-XX веков. В браке прадеда и прабабки родилось восемь детей: Параскева (1882), Анна в замужестве Дёмина (1883-1969), Мария в замужестве Тёщина (1885-1965?), Александр (1887-1959), Павел (1891-1930-е гг.), Александра в замужестве Богоявленская (1893-1963), Варвара (родилась и умерла в 1894 году). 
В возрасте пяти лет наш дед потерял мать, она умерла в 1894 году, родив последнюю дочку Варвару. Отец вторично женился на Елене Павловне Знамёнщиковой (1876-1943). Девушка не испугалась тяжёлой ноши, свалившейся на неё. Стала доброй и внимательной матерью сначала для детей мужа, а затем родила ещё шестерых детей: Николая (1896 – после 1938), Веру в замужестве Костевич (1899-1985), Ольгу в замужестве Неронова (1907-1986), Зинаиду в замужестве Неронова (1912-1936), Серафима (1910-2002), Вениамина (1915-1979). Братья и сёстры от двух браков отца жили большой и дружной семьёй в собственной усадьбе за железнодорожными мастерскими. Дед получил домашнее воспитание. Ростом был 174 см, хорош собой. Детей обучали игре на рояле, позже Пётр сам выучился игре на гитаре. 

Первая мировая

ХХ век выпал для России тяжёлый, с невзгодами и потрясениями, и отразился на судьбах представителей нашей семьи. Первое историческое событие для Петра Андреева – служба в армии и участие в Первой мировой войне. Пётр служил в первой гренадёрской артиллерийской генерал-фельдмаршала Брюса бригаде, основанной ещё в 1819 году. Был он нестроевым старшего разряда, а в строевой службе имел квалификацию наводчика. Так же, как и другие однополчане, дед, воспитанный в религиозной семье, ходил молиться в церковь иконы Божьей Матери «Отрада или Утешение». В 1914 году воинов окормлял бригадный священник Пётр Константинович Верховский, диакон Георгий Иванович Иванов.
В нашем архиве имеется цветная открытка начала прошлого века. На обороте – письмо сестры Марии. Она сообщает брату о новостях. Адрес читается с трудом, но внятно: «Полевая почта. Первая гренадёрская артиллерийская бригада. Шестая батарея». Письма деда родным передают атмосферу времени. Вот одно из них: «Здравствуй, дорогой брат Саша и дорогая сестра Ксеня. (…) Спешу уведомить Вас, что я пребываю здоров. Слава Богу, дела наши улучшаются, и так думаю, в скором времени увидимся. Итак, Саша, прошу тебя, пиши чаще (…) Я случайно встретился с Федей Гавриловым. Он стал неузнаваемый, оброс бородой и не похож на себя. (…) Говорит, что по три дня сидел в окопах, не имевши хлеба. Но он завидует мне, у нас всегда бывает хлеб, и даже колбаса и сало, но у них этого ничего нет. И также, Саша и Ксеня, поздравляю вас с наследницей и желаю всего наилучшего. Зат(ем) до свиданья. Остаюсь любящий вас Пётр Андреев». 
Сохранился фотопортрет деда периода войны. На мундире у него несколько медалей, хорошо видна медаль «За усердие», две медали посвящены 100-летию Отечественной войны 1812 года, 300-летию Дома Романовых. Нашивка на шинели указывает на Георгиевскую медаль «За храбрость» четвёртой степени, которой дед был также награждён. Ещё на мундире был значок, объясняющий принадлежность к первой гренадёрской бригаде, и знак из скрещённых пушек, который свидетельствовал об участии деда в показательных стрельбах. 

Паровоз 
для Парижской 
выставки

Никто уже не помнит военные пути-перепутья Петра Андреева из Козлова. В архивах, возможно, хранятся документы о его наградах. Вернулся в Козлов он, видимо, тогда же, когда и многие фронтовики, с роспуском старой царской армии. Привёз домой необычный сувенир, сохранившийся в нашей семье: керосиновая лампа, изготовленная дедом из оболочки снаряда и посаженная на латунный лафет и подставку. Семейная реликвия! По возвращении с фронта он устроился слесарем в паровозоремонтные мастерские. Вскоре женился на учительнице О.Н. Андреевой. В 1920 году родился сын Борис, в 1922 году – сын Евгений.

Что известно о жизни деда? По рассказам папы, дед ежедневно ходил на работу в ПРЗ (ныне «Милорем»), а вечерами, случалось, исполнял заказы для жителей улицы Федеративной (бывшей Екатерининской), где его отец В.С. Андреев купил сначала одноэтажный дом с полуподвалом сыну Саше и его семье в конце улицы Полтавской, а потом и сыновьям Пете с Пашей двухэтажный дом рядом. Жилось семье П.В. Андреева в трудные лихорадочные 1920-1930-е годы достаточно безбедно. Зарплата слесаря-универсала была хорошей, да приработок помогал. 
Проходили дома и вечера, когда собиралась родня. Наверное, играли в карты и лото. Дед ещё музицировал на кабинетном рояле и гитаре, возможно, и пел. Об этом мне давно рассказывали и папа, и тётушка Лидия Николаевна, и здравствующая тётушка Людмила Семёновна (недавно отметила 95-летие). Я помню: на крытой террасе второго этажа стоял устойчивый запах железа, и, кажется, исходило тёпло от дедовой тужурки, висевшей у его инструментального шкафчика. 
В середине 1930-х годов советское руководство захотело принять участие в Международных выставках в Париже и Нью-Йорке. К показу в Париже был намечен паровоз «Иосиф Сталин», самый мощный в Европе. Мог развивать скорость до 115 км/час, а в обтекаемом кожухе до 155 км/час. Этот паровоз и был представлен на Парижской выставке, где в 1937 году он получил Гран-при. Для этой выставки нужно было изготовить ещё и две действующие модели этого скоростного паровоза в одну десятую величины. Этот правительственный заказ нарком железных дорог Л.М. Каганович поручил исполнить мичуринским паровозоремонтникам. 
Наш дед участвовал в изготовлении этих действующих моделей. Папа гордо показывал снимок, где слесари завода, и среди них Пётр Васильевич, стоят рядом с изготовленной моделью. Мне удалось в детские годы поиграть буковками и циферками, изготовленными к моделям. На другом фотоснимке дед на обороте надписал: «5 марта 1937 года до 7 апреля того же года. Паровоз для Всемирной Парижской выставки». 

Пять страшных 
букв – ГУЛАГ

Судьба нашего деда оказалась печальной. В том же 1937 году он был неожиданно по навету арестован и оказался в советском концлагере. В 1939 году Пётр Васильевич сумел передать на волю фотоснимок, где он в ватнике с напильником в руке. На обороте он написал карандашом: «Эта карточка была снята для фото (неразборчиво) как лучшие стахановцы (неразборчиво) мастерских. Посылаю вам на память. Прошу беречь. Пётр Андреев. 24.II.39». Находясь в советском концлагере, Пётр Васильевич работал для Победы как слесарь-универсал. Вспомним, что мощь страны ковалась и в ГУЛАГе, где наряду с массой зэков работали за пайку учёные о. П.В. Флоренский, С.П. Королёв, А.Л. Чижевский, поэты Н.А. Заболоцкий, Я.В. Смеляков… Как выдержал дед постоянное унижение, голод, барачное существование, огромные дневные нормы? О собственном опыте преодоления жизни в концлагерях писали многие узники ГУЛАГа… Хотел бы надеяться, что его жизнь в заключении была легче, чем у героев повести «Погружение во тьму» Олега Волкова, «Колымских рассказов» Варлама Шаламова. 
Два сына деда, мой отец и дядя Боря, ушли на фронт, когда началась Великая Отечественная война. На душе у них было неспокойно – отец в ГУЛАГе, мать оставалась одна дома… Борис выучился в Харькове на лётчика, с 1939 года служил в Красной Армии. Во время войны летал штурманом на скоростном бомбардировщике (СБ), который хорошо зарекомендовал себя в небе Испании и Финляндии, но в 1941-1943 годах стал уязвим для немецкой авиации. В одном из полётов в тылу врага был подбит и самолёт младшего лейтенанта Б.П. Андреева, а сам он ранен. Выбравшись из окружения и подлечившись, он получил назначение в 46-й запасной авиаполк, где подготовил около 120 штурманов для ночной и дневной авиации, был удостоен ордена Красной Звезды. А сын Евгений, в Мичуринском военно-инженерном училище за год получив специальность сапёра, командовал взводом на Воронежском фронте страшным летом 1942 года, сопоставимым с ужасом боёв подо Ржевом. Только сейчас стала раскрываться военная трагедия Красной Армии того лета, когда много солдат и офицеров погибло, много попало в плен к фашистам. В августе 1942-го для младшего лейтенанта Евгения Андреева начался путь в немецком аду вплоть до окончания войны 8 мая 1945 года. 
Томясь в заключении, не знал Пётр Васильевич, что его сын Борис был ранен, сын Женя страдает в немецком плену, что в 1943 году умерла Елена Павловна, ставшая для Петра второй матерью, что брат Саша тоже сидит в советском концлагере, что под репрессии попал муж сестры Веры Павел Костевич, брат Серафим воевал и попал в плен,  муж сестры Оли Серафим Неронов погиб в боях, что воевали его племянники Александр Тёщин, Вячеслав Андреев, племянники жены Оли – артиллерист Николай Брыков, гвардии медсестра Ираида Брыкова, служила военным цензором Людмила Дубовицкая, а племянник Борис Брыков пал смертью храбрых… Не знал и того, что брат Вениамин вместе с племянницей Ангелиной Костевич в далёкой Макинке работали на заводе для будущей Победы. 
В 1944 году дед вернулся из лагеря домой и, преодолевая лагерное изнурение, устроился на работу в локомотивное депо станции Мичуринск. Застал жену Ольгу больной и несчастной, о сыне Жене не было известий, и часть дома, купленного его отцом, жена во время его заключения отдала в жилищно-арендное кооперативное товарищество, ещё часть продала (надо было кормиться, к тому же двухэтажный дом при наличии в семье «врага народа» вызывал подозрение органов). 
Видимость семейного благополучия была недолгой. В начале лета победного 1945 года негодяи столкнули нашего деда под проходящий мимо перрона паровоз, и от истечения крови он умер в тот же день 11 июня. Предполагаем, что это было спланированное убийство, поскольку власти убийц не искали. Как рассказывали родные, гроб с телом Петра Васильевича после отпевания собирались уже выносить, как открылась дверь, и в дом вошёл вернувшийся с войны сын Борис. А сын Женя возвращался из-за границы очень долго, предстояло пройти процесс фильтрации. По пути на Урал на несколько часов ему удалось забежать к тётям Шуре и Симе, где узнал о гибели отца.

Памяти 
не предав

К счастью, сыновья Пет-ра и Ольги Андреевых не пали духом, стали известными в городе людьми. Борис Петрович Андреев работал в артели «Красный резинщик», воспитателем в школе ФЗО. С 1957 года трудился на строительстве завода «почтовый ящик № 10», ныне известного как завод «Прогресс», много лет возглавлял на этом предприятии отдел труда и зарплаты. Вырастил сыновей агронома и организатора производства Анатолия и офицера-артиллериста, инженера, железнодорожника Юрия, воспитывал дочь жены Нину. Умер в 1979 году. До сих пор сослуживцы вспоминают его добрым словом. А Евгений Петрович работал в школах города, преподавал географию, устраивал экскурсии и походы, строил географические площадки в школах 
№ 5, 9, 11. Среди его учеников – народный художник России В.Б. Попов, поэт-бард и художник Э.Е. Мазнев, журналист В.И. Кужелев. Вместе с женой – учителем истории И.Д. Андреевой (1923-2006) воспитали детей Владимира и Нину, которые много лет работают на ниве педагогики и культуры. 
Установка памятника на могиле нашего деда – участника Первой мировой войны, кавалера Георгиевской медали «За храбрость» четвёртой степени П.В. Андреева вызывает у его потомков чувство сердечной благодарности к Международной ассоциации коллекционеров и её представителю в Мичуринске Максиму Сергеевичу Савватееву, инициаторам акции памяти. Герои Отечества должны в нашей памяти жить вечно.