«Я такой, какой я есть»

02 декабря 2019, 21:20 847

«Борись! Ради этого и жизни не жалко. Сколь ужасен и жесток может быть этот мир, не важно! Сколь суров и страшен он может быть, ну и что!» – девиз жизни Ивана Васильченко.

Иван Васильченко.

Маленький Ванечка с папой.

Добрый Ангел-Хранитель

Они познакомились на демонстрации – токарь Сергей (сейчас, между про­чим, с 40-летним стажем) и упаковщица Елена. В то вре­мя они трудились на заводе «Прогресс», а Сергей всерьёз увлекался фотографией. И как-то в объектив его фотоап­парата попала стройная сим­патичная девушка, от кото­рой он долго не мог оторвать глаз. Спустя какое-то время жизнь соединила их сердца.

Сергей не очень-то ве­рил в предсказания, но ещё в юности его знакомая и цыганка, независимо друг от друга, предсказали, что у него будет двое детей, один из которых будет сильно бо­леть. Первой на свет появи­лась дочка Людочка, а потом, летом 1991 года, – долго­жданный наследник.

Когда он родился – поме­щался на ладошке, всего-то в 600 граммов весом. Иван появился на свет раньше положенного срока. Врач, принимавший роды, так и сказал: «Не жилец». А у Вань­ки – дедушка священник – иерей Александр Дривень. Матушка София забеспо­коилась: «А вдруг и вправду умрёт некрещёным. Надо бы срочно окрестить».

День был воскресным, и найти заведующего ро­дильным отделением смогли только на даче. После неболь­ших переговоров привезли дежурному врачу записку с разрешением окрестить младенца в больнице. Таин­ство Крещения проходило в процедурном кабинете. С тех пор и появился у Ивана до­брый Ангел-Хранитель. Да и самому малышу нестерпимо хотелось жить вопреки всем прогнозам врачей. И он жил, улыбался своим беззубым ротиком и жмурил глазки от яркого дневного света.

Через три месяца его от­правили в Тамбов в детскую больницу, откуда выписали с целым списком диагнозов, один из которых ДЦП. Ручки и ножки не слушались и засты­ли в неестественной позе. До семи месяцев малыш был в растяжках. Бесконечные походы по врачам, массаж конечностей – за здоровье малыша боролись с рожде­ния. Всем было немыслимо тяжело. Но Ванька кряхтел, пыхтел и… улыбался.

Повернуться на бочок, положить ладошку под щёчку и уснуть в удобной позе Ва­нечка не мог. Да и родителям было непросто вынести его в зимнее время на прогулку, ведь надо было упаковать так, чтобы к нежному тельцу не пробрался холод.

Ульзибат

Но вскоре был вынесен окончательный приговор – инвалидная коляска. Он на­блюдал, как резвились его сверстники, крутили педали на велосипеде, прыгали в классики и улыбался, потому что всей душой был с ними.

Родители всячески старались помочь своему ребёнку и однажды узнали о тульском враче Валерии Борисовиче Ульзибате и его уникальной методике. И на первую опе­рацию в Тулу они отправились вчетвером вместе с дедуш­кой. Ивану было семь лет.

Пока собирались в до­рогу, замешкались и поте­ряли время. Таксист очень торопился, чуть ли не на плат­форму выехал, и семейство чудом успело запрыгнуть в последний вагон электрички. Дедушка очень хотел при­сутствовать на операции, но ему не разрешили, объ­яснив, что и не каждый врач выдерживает эту процедуру.

В мышцах ребёнка не было эластичности, жилы представляли собой туго натянутую леску и когда воз­действовали иглой на патоло­гически изменённые ткани, создавалось впечатление, что лопается струна. Опера­ция длилась двадцать минут, а потом надо было два часа отходить от наркоза. Обычно боль приходила на вторые сутки и две недели не разре­шалось двигаться.

Как-то дедушка, лежав­ший в больнице на соседней кровати, проснувшись, не об­наружил внука. Он обыскал всё вокруг и лишь позже за­метил торчащую у стены ря­дом с кроватью руку. Малыш провалился в образовавшуюся дыру и крепко спал. Он был очень спокойным ребён­ком, и врачи удивлялись его жизнерадостному настрою – он всегда улыбался.

Всего Иван перенёс во­семь операций. И на всю жизнь запомнил фамилию Ульзибат, человека, который подарил ему надежду. Ро­дителям приходилось много работать, как-то крутиться, отец снимал свадьбы, чтобы набрать денег на очередную операцию. Они никого не просили, были наедине со своей проблемой и лишь од­нажды им выделили помощь от профкома завода и нашёл­ся какой-то меценат, который оплатил часть расходов.

Первые шаги

Мальчик учился в школе № 6 и был на домашнем обучении. На первую в своей жизни линейку он прибыл на инвалидной коляске. Одно­классники и учителя относи­лись к нему доброжелательно, и праздники он отмечал вме­сте с классом. Когда Ивану исполнилось 11 лет, пришла в негодность и сломалась инва­лидная коляска, на новую не хватало денег. И волей судь­бы или промыслом свыше он сделал свои первые шаги…на костылях. Это стоило не­имоверных усилий – ноги не слушались, весь центр тяже­сти перенёсся на деревян­ных помощников, подмышки растирались в кровь. На гла­за ребёнка наворачивались слёзы, сквозь которые он ста­рался улыбаться. Отец всегда говорил ему: «Борись. Иначе что ты будешь делать, когда меня не будет?» И он боролся из последних сил, но каждый вымученный шаг становился всё увереннее. С тех пор зи­мой Иван передвигался с по­мощью ходунков, а летом – на костылях. Свой одиннадцатый класс он заканчивал за школь­ной партой.

Он мечтал стать юристом. Но, посове­товавшись с отцом, поступил в Промыш­ленно-технологи­ческий колледж на программиста. Не очень-то он жаловал математику, но со второго курса полю­бил и понял, что про­граммист – это его. Первый компьютер подарил ему отец в 12 лет, в котором он сам разобрался без посто­ронней помощи. Ивану очень нравится своя специаль­ность, только вот не может он найти работу по профессии. Он запросто может переуста­новить систему или загрузить необходимую программу – с такими просьбами к нему об­ращаются знакомые.

На Кудыкиной горе

«А вы видели в подъезде на первом этаже пристёгну­тые костыли? - спрашивает он у меня. – Это мои. Я со своего пятого спускаюсь, держась за перила. А при­стёгивать их пришлось после того, как украли. Обычно их никто не трогал. Я потом уз­нал их, но не отниму же я у че­ловека сомнительного вида со сломанной ногой».

Мамы после продолжи­тельной болезни не стало три года назад. А когда-то в тяжё­лый период семейных отно­шений органы опеки хотели забрать Ивана в интернат, но отцу всё же удалось отстоять сына. Так и живут они сейчас вдвоём. Только и к отцу под­кралась болезнь, и он вы­нужден передвигаться по квартире с помощью бадика.

Закинув на плечи рюкзак или сумку, Иван отправляется в магазин за продуктами, а по­том, используя свои кулинар­ные способности, они готовят пищу. У сына получается от­менный плов, а вот картошеч­ка жареная – это уж с отца. Помогает и сестра Люда, по специальности она и повар-кондитер, и товаровед, но у неё своя семья. Когда она учи­лась, брат помогал ей делать рефераты. А сестра приглаша­ет его в интересные поездки. Недавно они целый день про­вели в живописном уголке для отдыха – на Кудыкиной горе (Липецкая область). Столько восторга, приятных момен­тов и положительных эмоций получил младший брат! Толь­ко вот на лошади и верблюде не смог покататься, не взяли на себя ответственность хо­зяева животных.

Философия жизни

У Ивана своя философия жизни, на которую отпечаток наложили беседы со священ­ником-дедушкой. Иерей, а впоследствии протоиерей Александр Дривень, более 45 лет прослужил в прихо­дах Тамбовской епархии после окончания Минской духовной семинарии. Он был очень добрым пастырем, ни­когда не отказывал людям. И если кому-то нужна была его помощь – в любое время и в любую погоду отправлял­ся по разбитым дорогам на тракторе или подводе слу­жить требы. В 2008 году отец Александр перебрался к род­ным в Беларусь, а в этом году отошёл ко Господу.

Иван твёрдо знает, что у каждой души своё предназна­чение на земле и что в жизни ничего не происходит просто так, во всём есть смысл, кото­рый откроется позже.

Он любит читать блог фри­стайлистки Марии Чаадаевой, получившей страшную травму в феврале 2014-го на Олим­пиаде в Сочи и до сих пор не чувствующей ног. Ему импо­нируют сильные, не пасующие перед трудностями люди.

Книжные полки неболь­шой однокомнатной квар­тиры гостеприимных хозяев переполнены фантастикой и классикой. Из музыкальных предпочтений он отдаёт при­оритет фолк-року. В интернете Иван любит смотреть кана­лы по ремонту телефонов и техники, а также передачи, связанные со столярными работами. Ведёт очень ак­тивный образ жизни. Походы в драмтеатр, кинотеатр и на концерты заполняют всё его свободное время. Когда скуч­но – просто гуляет по улицам любимого города, снимает на телефон понравившиеся сюжеты, а потом дома на компьютере монтирует. Или сам задаёт себе сложные арифметические примеры и решает в уме. А ещё пишет стихи, и раздирающие душу эмоции выливаются в робкие поэтические строки.

Каждый раз во дворе дома мужчина почтенного возраста при виде юноши на костылях произносит одну и ту же едкую фразу: «Если бы я был таким, то давно бы застрелился». Иван проща­ет ему ограниченность ума, просто думает, когда он уже произнесёт что-нибудь дру­гое. Никто не знает, что угото­вил нам грядущий день.

У него есть мечта – по­пасть на концерт Алексея Глызина в Москве 6 декабря, путешествовать по миру, а ещё встретить любимую де­вушку. А пока он мечтает о маленьких племяшках.

Не падать духом

Наша беседа длилась уже около двух часов. Лю­бимый чёрный кот Ивана – шотландец «Пират» по-хозяйски улёгся на моё паль­то. А они с отцом очень кор­ректно, не перебивая друг друга, рассказывают мне не­простую историю своей жиз­ни, делятся фотографиями.

Нет, они не жаловались и не обижались на свою жизнь. Иван резонно отметил: «Я та­кой, какой я есть».

Коротко стриженный ёжик тёмных волос, лучистый взгляд пытливых карих глаз, обая­тельная улыбка – он открыт для людей. И масса позитива исходила от доброжелательно­го молодого человека.

Кому-то не хватает доро­гой машины или ещё одной шубы, а для него главное в жизни – что он ходит, вы­учился и получил профессию, которая ему очень нравится. А людям с ограниченными возможностями он хотел бы пожелать не падать духом и не унывать, придерживаться принципов, иметь цель, быть весёлыми и научиться адап­тироваться в современном мире, который порой бывает к ним очень жесток.

Домой я возвращалась очень медленно, как после хорошего фильма хотелось подольше сохранить в себе светлое чувство, поселивше­еся в душе после общения с двумя очень сильными духом людьми. У них есть чему поу­читься всем нам. И надеюсь, что у Ивана всё задуманное исполнится, потому что не может быть иначе у челове­ка, твёрдо идущего, пусть и с помощью костылей, к своей цели.