Корабль, который снится

27 февраля 2020, 09:32 1676

Во второй половине прошлого века областная комсомольская организация многие годы шефствовала над одним из соединений дважды Краснознамённого Балтийского флота.

Выход «Мичуринского комсомольца» на стрельбище (снимок из журнала «Звезда»). Крайний справа – Юрий Никульшин.

Юрий Никульшин.

И вот в 1967 году по ходатайству обкома ВЛКСМ его лучшим катерам были присвоены наименования «Тамбовский комсомолец» и «Мичуринский комсомолец». 

По рекомендации того же обкома и военкомата для прохождения службы на кораблях направляли наиболее достойных парней. В число таких счастливчиков попал и наш собеседник –  старшина 1-й статьи Юрий Никульшин. Летом 1981 года юношу вызвали в горком для вручения путёвки на катер «Мичуринский комсомолец». 
– На той церемонии, – рассказывает о памятном дне Юрий Иванович, – комсомольскую путёвку мне вручал человек, имя которого хорошо знакомо и уважаемо многими земляками, служившими на флоте, – капитан третьего ранга в запасе Борис Родюков. Добавлю, что Борис Михайлович не одно десятилетие был настоящим лидером военно-морского движения в Мичуринске. Если же начинать описывать свою флотскую биографию по порядку, то первые полгода своей службы я провёл в учебной части города Пинска. Там я получил профессию комендора (матроса-артиллериста). 

– Каков же был состав экипажа на «Мичуринском комсомольце»?
– Команда катера была не так уж и многочисленна, всего 28 человек. При этом удивляет факт – одно время на корабле несли службу матросы семи различных национальностей! Это и армяне, и азербайджанцы, и чеченцы. А уж различий между украинцами, белорусами и русскими тогда вовсе не делали. Моими лучшими друзьями на корабле были туркмен Сергей Турсунов и армянин Сергей Капикьян. Отмечу, что на «Мичуринском комсомольце» со мной служили и земляки – Юрий Хныкин, Игорь Бабухин, Сергей Михайлов, Вячеслав Мачнев, Олег Самотаев, Валерий Пономарёв, Иван Панин и Михаил Ежов. С ними я до сих пор встречаюсь на День ВМФ. Все мы по-прежнему находимся в отличных отношениях. Нашими товарищами были и  ребята, служившие на катере «Тамбовский комсомолец». Так как корабли стояли рядом, то мы не только общались, но и приходили друг другу на выручку, когда требовалась помощь. Например, если кто-то из экипажа болел и не мог выйти на боевое дежурство вместе с «Тамбовским комсомольцем», мы подменяли этих матросов. Точно так же шли нам навстречу и они.

– А что помогало вам быть такими дружными?
– Наверное, взаимоуважение и осознание того, что занимаемся одним общим делом – служим Отечеству. Помогала сплотиться и гордость за экипаж. В списки ракетного катера «Мичуринский комсомолец» в 1964 году приказом Главнокомандующего Военно-Морским Флотом СССР был навечно зачислен Герой Советского Союза, старшина 1-й статьи Михаил Кормич. На утренней и вечерней поверке тот из нас, кто стоял первым, должен был отвечать командиру: «Старшина первой статьи Кормич пал смертью храбрых в бою за независимость нашей Родины». Мы дважды в день вспоминали его подвиг, произнося, как молитву или заклинание, ставшие сакральными слова. Создавалась столь необходимая патриотическая атмосфера и у нас складывалось ощущение, что Кормич служит вместе с нами. В кубрике ракетоносца стояла аккуратно заправленная койка легендарного матроса, а над ней висел портрет героя. Мы тщательно следили за этим памятным местом, убирали его. Я считаю, что всё это помогало командирам организовывать матросов на корабле, воспитывать в них боевой дух. 

– Расскажите, что вы знаете о подвиге Михаила Даниловича?
– 11 октября 1944 года разведка обнаружила в море вражеский конвой. Отряду советских торпедных катеров был дан приказ перехватить его и уничтожить. Корабль, на котором служил старшим мотористом Кормич, был флагманским. Он первым атаковал противника, подойдя к конвою со стороны берега. Две торпеды катера отправили на дно вражеское судно. Ещё два морских транспорта фашистов были ликвидированы краснофлотцами. Советским катерам нужно было уходить, но противник открыл огонь. Флагманский катер лёг на курс, параллельный курсу вражеского конвоя, и начал преодолевать шквал артиллерийских орудий. Командир корабля отдал приказ сбрасывать за борт дымовые шашки. Фашистам показалось, что флагманский катер загорелся от попадания в него снаряда. Теперь вражеский огонь был направлен туда, где образовалась завеса дыма. Благодаря этому хитрому ходу советские катера на большой скорости смогли уйти от противника. Прорываясь сквозь огонь, флагманский корабль получил в моторном отсеке несколько пробоин. Раненный в плечо Кормич вместе с другими мотористами делал всё возможное, чтобы катер набирал скорость. Повреждений становилось всё больше. Один из осколков снаряда пробил выхлопной коллектор. Из-за ядовитых газов было тяжело дышать. Старший моторист Кормич понимал, что кораблю крайне необходимо набирать скорость, что судьба его товарищей находится в его руках. 

Бесстрашный воин своим телом закрыл пробоину. Он погиб, а его подвиг спас экипаж и корабль. Михаилу Даниловичу было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 

Мне кажется, что такие люди, как Кормич, заслуживают того, чтобы память о них была по-настоящему вечной. К сожалению, «Мичуринский комсомолец» из-за своего неудовлетворительного технического состояния в начале 90-х был разрезан на металл. Ушёл навсегда со своих боевых постов ракетный катер, но не хочется, чтобы вместе с ним исчезла и память о герое. Сейчас Балтийский флот пополняется новыми кораблями, и если бы одному из них было присвоено имя, связанное с Мичуринском, а в его списки навечно записали  старшину первой статьи Михаила Кормича, это стало бы большим событием в важном деле – сохранении памяти о доблестных защитниках Родины. 

– А что можете сказать о самом катере «Мичуринский комсомолец»?
– Ракетный катер «Мичуринский комсомолец», проект 205-У (усовершенствованный). У «Тамбовского комсомольца» ракеты летели на 60-70 км, а у нашего – на 120 км. По меркам того времени такая дальность полёта считалась очень приличной. Стрельбы мы проводили из малозенитной артиллерийской установки АК-230. У нас стояли две пушки и четыре ракеты. Об этом корабле была опубликована статья в журнале «Звезда». Сюжет о катере показывали в телевизионной программе «Служу Советскому Союзу!». Это был первый выпуск в 1984 году. Когда я заступил на службу, о катере и о его команде снимался фильм «Экипаж – дружная семья». В то время его посмотрели многие, даже те мои друзья, которые служили вовсе не на флоте. С целью патриотического воспитания в военных частях тех лет фильм часто показывали молодым бойцам. 

– Происходило ли что-нибудь интересное и запоминающееся во время съёмок фильма?
– Конечно, как же без этого (улыбается). По сценарию режиссёр фильма, а это была женщина, задумала устроить пожар. Разумеется, не настоящий. У нас было две дымовых шашки на корабле. Одна небольшая, а вторая литров на пятьдесят. Маленькую режиссёр забраковала, а другую ей не рекомендовал использовать капитан. Но она не вняла предупреждениям опытного морского волка, настояла на своём и в результате зажгли всё-таки большую шашку. В итоге не было видно не только корабля, но и гавани. Мы все были в дыму, а корабль сильно пожелтел. Нам же пришлось после этого неудачного кинематографического эксперимента чистить и красить катер.