Было у деда восемь детей

18 марта 2020, 14:51 901

 

Перебирая семейные фотографии военного времени, я нашёл снимок семьи моего деда Петра Евдокимовича Митронина с сыновьями и дочерьми, датированный 24 июня 1941 года.

Семья Петра Митронина. 24 июня 1941 г.

Он родился в 1884 году в глухой симбирской деревне на границе с Мордовской и Чувашской губерниями. В 1902 году был призван на службу в царскую армию и попал в Томский пехотный полк, расквартированный в нашем Козлове. Не имея никакого образования, был отличным плотником и столяром. За время службы познакомился с девушкой  Марфой Сергеевной – сиделкой земской больницы, на которой и женился после окончания службы, в 1904 году. От этого брака родилось восемь детей: пять сыновей и три дочери. На публикуемом снимке мы видим пятерых детей, троих не видно по разным причинам. Первенцем в семье стал мой отец Михаил Петрович Митронин, родившийся в 1904 году, на снимке он слева в первом ряду. Призван в армию в декабре 1941 года, участвовал рядовым пулемётчиком в боях под Москвой в войсках НКВД, а в 1945 году в составе спецгруппы НКВД конвоировал охранников-эсэсовцев из концлагеря «Освенцим». Демобилизовался в 1945 году.

Генрих или Пётр?

Справа от деда Пётр Петрович, 1914 года рождения. Человек с очень непростой, трагической и героической судьбой. До июня 1941 года был личным шофёром директора Мичуринского паровозоремонтного завода, возил его на «эмке». Он был моим крёстным отцом. Несмотря на так называемую бронь, в декабре 1941 года добровольцем ушёл на фронт, оставив жену Татьяну и только что родившегося сына Вячеслава. В январе от него жена получила короткий треугольничек, где он писал, что жив и здоров. На этом связь оборвалась. В последнем письме он просил пока ему не писать, он сам напишет позже.

Шло время, и только в мае 1942 года на запрос командиру части она получила ответ, что Пётр Петрович Митронин пропал без вести в апреле 1942 года. Татьяна ждала несколько месяцев с надеждой «а вдруг», но чуда не случилось, а там и война подошла к концу. Татьяна дважды обращалась с запросом о судьбе мужа в архив Министерства обороны города Подольска и получала странные ответы, в которых говорилось: «Ваш муж Генрих Петрович Митронин пропал без вести в августе 1943 года». Почему Пётр Петрович стал Генрихом Петровичем никто на знал, а бюрократическая крышка захлопнулась. На пропавших без вести не распространялись льготы участников войны, в том числе на получение жилья. А она ютилась в крохотной коморке без света, воды и с чуть гревшей печкой-развалюхой, с малым ребёнком на руках. И эта история длилась более 40 лет.

Даже в Книге Памяти, вышедшей в Тамбовской области к 50-летию Победы, где были перечислены все павшие и пропавшие без вести участники войны, в четвёртом томе есть это немецкое имя Генрих, и что Генрих Петрович Митронин пропал без вести в апреле 1943 года. Так русский парень Петя стал немцем. Только через 40 с махом лет в середине 80-х годов благодаря работе красных следопытов южного района Калужской области и средней школы № 9 Балашихи Московской области и вышедшему в то же время  в газете «Тамбовская правда» очерку ветерана нашей журналистики Валерия Семёновича Аршанского «Боец спецотряда» старая ошибка была исправлена. Мать с сыном получили двухкомнатную квартиру  и были раскрыты подробности гибели Петра Петровича Митронина. И как он стал Генрихом.

Доброволец Пётр Петрович  Митронин в декабре 1941 года был зачислен пулемётчиком в спецотряд бригады особого назначения (ОМСБОН). Из нескольких тысяч кандидатов-добровольцев в отряд были отобраны 150 человек, их настоящие имена были заменены псевдонимами (вот откуда появился Генрих Митронин). Всех переодели в белые маскхалаты, выдали оружие, лыжи и забросили в тыл к немцам для выполнения диверсионно-разведывательных заданий. После выполнения задания в конце июня 1942 года отряд стал выходить в расположение наших войск, но у линии фронта он попал в окружение отборных немецких войск и принял невероятный бой. По свидетельству одного из семерых тяжелораненых бойцов Виктора Андреевича Абрамова: «Бой длился недолго, но очень ожесточённо, каждый из нас схватил столько свинца, что можно было умереть несколько раз». Пулемётчик Пётр Петрович Митронин отстреливался до последнего патрона. Из всего отряда семь тяжелораненых бойцов попали в плен к фашистам, пятерым позже удалось бежать к партизанам. После окончания войны на месте боя и гибели отряда был сооружён памятник, на котором есть имя Петра Петровича Митронина.

Добровольцы

Возвращаюсь к семейной фотографии. В центре между сёстрами стоит Александр Петрович Митронин, 1922 года рождения. Вместе с братом Петром и сестрой Клавдией добровольцем ушёл на фронт, в июне 1941 года был зачислен рядовым в подразделение морской пехоты в  Севастополе. Все слышали,  видели с экранов телевизора кадры боёв за Крым, за Севастополь, за Сапун-гору. Целый год немцы не могли взять гору, несмотря на громадный перевес в вооружении и численности. Те, кому посчастливилось выжить в этих страшных боях, этого никогда не забудут. И среди них был морской пехотинец – Саша Митронин. Вот как он после войны рассказывал о последних днях обороны города. «Остатки наших подразделений прижаты к морю. Кончились боеприпасы, жара, нет продуктов, кругом земля буквально устлана разлагающимися трупами, тысячи людей у кромки моря, и военных, и гражданских – ждут обещанной нашим командованием эвакуации кораблями флота. Но корабли не пришли, командный состав эвакуировали на подводных лодках, а оставшихся на берегу (как потом выяснилось) около 80 тысяч человек лицом к лицу с немцами, стали расстреливать и брать в плен всех людей в военной форме. Меня при последней немецкой атаке ранило в голову и я потерял сознание, а когда очнулся, то понял, что я в плену. Страшно болела голова, очень хотелось есть и особенно пить. Не знаю почему, но вечером немцы подогнали автобочку с водой, я успел напиться, но нас было много и всем воды не хватило. Всех пленных немцы погрузили в состав и повезли в концлагерь. Ночью на одном из перегонов, воспользовавшись оплошностью охраны, мне с товарищем удалось бежать. Как потом выяснилось, на территории Молдавии. Из последних сил добрели до какой-то глухой деревушки, где меня приютила пожилая хозяйка, переодела в деревенскую одежду, и я остался у неё до прихода наших частей. Товарищ остаться в этой деревне не захотел и что с ним было дальше, я не знаю. Когда пришли наши части, меня после сверхтщательных проверок определили в одну из действующих частей, а позже я попал в полковую разведку 2-го Украинского фронта.

Дальше были жестокие бои и заслуженные награды младшего сержанта Александра Петровича Митронина: Ордена Отечественной войны,  Красной звезды, два ордена Славы, медаль «За отвагу». Комментарии, как говорится, излишни. Вернулся он домой в октябре 1946 года и до конца жизни трудился слесарем вагонного депо.

Далее на семейном снимке справа от Александра стоит моя тётя (крёстная мать) Клавдия Петровна Митронина, 1916 года рождения, комсомолка, работница железнодорожной  транспортной конторы. Ушла на фронт добровольцем в июле 1941 года. Веселушка, хохотушка, общественница, прекрасно играла на баяне, была заводилой молодёжи. В июле 1941 года на станции Хоботово формировали 111-й зенитно-пулемётный женский дивизион и зачислили Клавдию Петровну. Дивизион вместе с другими зенитными подразделениями защищал от налётов немецкой авиации Кочетовский железнодорожный узел. Потом был переброшен в район города Ельца, а затем Воронежа и далее до конца войны прошёл в составе Белорусского фронта. Клавдия Петровна Митронина за бой под белорусским городом Лида была награждена медалью «За отвагу». В конце 1944 года серьёзно заболела и умерла в госпитале. Похоронена в городе Лида Гродненской области.

Самой молодой в семье деда была Зинаида Петровна Митронина, 1925 года рождения, на снимке она слева от брата Александра. В июне-августе 1941 года в составе аварийно-пожарной группы участвовала в тушении зажигательных бомб на крыше здания заводоуправления ПРЗ, а потом в его охране.

На семейном снимке нет из-за болезни Николая Петровича – шофёра завода ПРЗ, ездившего на грузовике ЗИС-5, призванного в армию в январе 1942 года. Он служил шофёром транспортного батальона одного из полков Белорусского фронта, подвозил боеприпасы к передовой. Демобилизован в 1945 году.

Нет на снимке ещё одного сына моего деда – Сергея Петровича, 1908 года рождения, ветеринарного фельдшера, уехавшего на Дальний Восток. После этого связь с ним оборвалась. Но много лет спустя, во время войны с Японией, он служил военным фельдшером и погиб. Наконец, на снимке нет ещё одной дочери деда – Татьяны Петровны, она тоже была больна.  Она родилась в 1910 году.

Так сложилась судьба моего деда Петра Петровича Митронина, умершего в 1949 году, и его детей.

В заключение хочется обратиться к жителям старшего поколения нашего города, ко всем преподавателям истории, чтобы они постоянно доносили правду об истории нашей Великой Родины, о том, что, если бы не было могучего Советского государства и его славной Армии, не было бы и нас, наших отцов, матерей, дедов и прадедов и что государство Россия перестало бы существовать!