Почему ты плачешь, дедушка?

08 апреля 2020, 20:08 831

Давно отгремели последние залпы самой жестокой войны в истории человечества. Но памяти неподвластно время. Глядят  с пожелтевших фотографий те, кому мы обязаны своей жизнью, и переносят нас в далёкие 40-е годы ХХ века.

Михаил Фёдорович Петрищев. Фото из архива Елены Сапрыкиной.

Михаил Фёдорович Петрищев.Фото из архива Елены Сапрыкиной.

Фото на память от фронтовых друзей – семьи Тутевич. Фото из архива Елены Сапрыкиной.

«Дедушка, а, дедушка, почему ты плачешь?» – спрашивала я у своего деда, сидя на его коленках и рассматривая ордена и медали, приколотые на обычную майку.
Мне тогда было лет шесть, и я очень хорошо помню тот самый день, и этот день – 9 Мая. Мой дедушка Михаил Фёдорович Петрищев не любил хвастаться своими наградами.  Весь год они  висели на пиджаке в шкафу. А вот 9 мая он прикалывал их прямо на майку и  с раннего утра сидел на ступеньках  дома и вспоминал войну, своих погибших товарищей. Мне было интересно, за что дедушка получил боевые награды, и он всегда с удовольствием рассказывал мне историю каждого ордена и медали. Осторожно трогаю маленькими пальчиками  медаль серебристого цвета и пытаюсь прочитать по слогам «За от-ва-гу». И распирает чувство гордости   –  оказывается, мой дед был бесстрашным. Рядышком золотистого цвета медаль «За взятие Кёнигсберга»... Вся грудь – в орденах. А он плачет.  Упрямо допытываюсь у него: «Почему ты плачешь?»  Ведь тогда я не понимала, что для него значат эти горькие воспоминания. А он, всхлипывая, отвечал: «Я вот тут с тобой сижу, а они умирали на моих руках, они погибли за Родину».
Мне всегда становилось его жалко, и я плакала вместе с ним. А бабушка нас за это ругала. Говорю ей: «Мы с дедушкой поплачем немного и успокоимся. Не переживай. Иди, помой картошку, дедушка сейчас будет мне её жарить». А он всегда жарил картошку по-особенному.
На войне он был шофёром, и всю войну возил своего командира и его жену. Между боями, когда стихал огонь, и можно было немного отдохнуть, 
командир просил его пожарить картошку, если такая возможность предоставлялась. Он резал её кругляшками и жарил на топлёном сале. Ах, какая это была картошечка – объедение! И все ждали с нетерпением и приговаривали: «Мишенька, ну где же твоя картошечка?»
Вот и для меня, когда я приходила к ним в гости, всегда любимым лаком-ством была жареная картошка. Так вкусно пожарить мог её только мой дед. 
Дедушка Миша всю войну не расставался с баранкой автомобиля. Опасности подстерегали везде, сложно было маневрировать там, где пулям было тесно. Он был первоклассным водителем-виртуозом, так как ещё отвечал и за жизнь своего командира. Однажды его автомобиль всё же попал под сильную бомбёжку, но все пассажиры чудом остались живы. Дедушка был сильно контужен, а после госпиталя опять вернулся на боевые позиции. 
Длинный и долгий путь сквозь огонь и дым  он проделал до Берлина. В детских воспоминаниях сохранился рассказ деда о том, что их рота первой подошла к Рейхстагу, и на крыше главного символа гитлеровской Германии Знамя Победы водрузил рядовой – его однополчанин. Он очень гордился этим. 
В победном мае дедушка вернулся в родной Мичуринск, а командир с женой уехали на Украину, откуда были родом. Связь с ними была потеряна. Дедушка Миша настойчиво искал их, делал запросы. И только спустя 36 лет после очередного запроса пришло уведомление, что адресат нашёлся. 
Радости не было предела. Дедушка с бабушкой взяли меня, тогда 11-летнюю девчонку, на встречу с боевыми друзьями. Не откладывая свой визит до лета, мы отправились к ним под Новый год. Как же восторженно трепетало сердце. На вокзале нас встречала  жена командира тётя Оля. К глубокому сожалению, дедушкин командир (я помню его только отчество Васильевич и фамилию Тутевич) умер за полгода до нашего приезда. Но встреча всё же была радостной и долгожданной. На маленькой кухне за чашкой чая они снова прошли огненными дорогами войны, только теперь в воспоминаниях. В подарок мы привезли с Украины два фронтовых снимка, которыми дедушка очень дорожил. Теперь я бережно храню их в семейной архиве. В гостях я впервые попробовала знаменитый киевский торт и с того момента решила обязательно стать кондитером.
Умер  Михаил Фёдорович 22 мая 1992 года.  Я горжусь своим дедом и берегу светлую память о нём для будущих поколений.