Дом С.И. Попова с квартирой Зельдиных: факты и фантазии

20 мая 2020, 13:46 840

В начале апреля позвонил мне писатель и краевед Михаил Белых, предложил откликнуться на его  статью о доме, где жил народный артист СССР В.М. Зельдин в г. Козлове (Мичуринск). Признаюсь, что я всегда читаю  материалы о нашем городе, о его людях, улицах и домах.  Поэтому я с интересом, как и всегда, впрочем, прочитал  эссе   Михаила  Белых «Дом Зельдина  на карте генеральной» (Мичуринская правда. 2020. 8 апреля). 

Несколько удивил меня заголовок: на генеральную  карту никогда не наносились отдельные дома. Да и не было ни  у Зельдиных, ни у самого В.М. Зельдина  в Козлове своего дома.  Название у статьи броское, оно, на мой взгляд,  взято  здесь  для красного словца, для  приманки читателя.  
Попытаюсь понять автора, который     исходит  из того,  что дом № 128 и есть дом 
С.И. Попова. Об этом, де,   он писал ещё в своей книге  «Привет из Козлова» (2000).  Читаем: «… есть сведения о переводе школы в более просторное помещение – дом купца (а по совместительству и товарища председателя «Союза») Степана Ивановича Попова на  Вознесенскую улицу в 1912 г.» (с. 48-49). 
Но здесь ни слова  нет о том, где стоял дом С.И. Попова. Другими словами, автор своё предположение объявляет за истину. Так в исследованиях не делают. А в художественных произведениях так бывает сплошь и рядом. Там другая система мотивировок и доказательств. 
Автор подробно описывает дом № 128, считая решённым вопрос о его принадлежности купцу С.И. Попову. Но  разговор о доме № 128  и план этого дома  к дому С.И. Попова и его   квартирантам  Зельдиным  не имеет никакого отношения.   Почему? Да потому, что вместо фактов автор допускает  натяжки и откровенные ошибки. Например: автор не различает цокольный этаж и подвальный,  считая, что это одно и то же (лестница, по его словам, вела  в подвал со двора и в подвал с улицы, и   про то же помещение (подвал) говорит как о цокольном этаже с просветными окнами, то это отдельный этаж между первым этажом и подвалом. По цокольному этажу и его лестницам, якобы,  ходил мальчик Зельдин.  Этот этаж, будто бы, за сто лет  просел,  опустился под землю.  Но стоит посмотреть на этот дом, и фантазия автора  становится очевидной. 
До сих пор  по стороне этого дома  на  улице Герасимова  над просветными окнами имеются  продухи для вентиляции. Продухи делаются только в подвальных помещениях. Поэтому все рассуждения о проседании дома на два-три метра и провале целого цокольного этажа – домыслы. Когда дом проседает, по нему идут трещины. А дом № 128 стоит себе целёхонький. Не могли наслоения асфальта поглотить нижнюю часть дома № 128.  На тротуарах улиц Герасимова и Революционной  никогда не было   асфальтового покрытия  толщиной в 40 см.  Когда в разные годы я ходил  по этой улице, всегда ноги сбивал, потому что из земли торчали острые камни, не закрытые асфальтом. 
Автор не приводит  нужные факты и документы. Если в руках автора был план, то на плане  наверняка указан год постройки. Почему автор не познакомил  читателей  с датой?  Дата важна, поскольку  про дом С.И. Попова известно,  что  он был построен в 1912 г.    Автор не предъявляет нам и владельческих документов. Без даты и имени владельцев  выдавать дом № 128  за дом С.И. Попова, где жили Зельдины,  нельзя.
Для убедительности автор  нумерует три комнаты на плане дома № 128, предполагая, что в них могли жить Зельдины. Найдено автором и парадное. Радость автор  не скрывает: вот, мол, то самое парадное, которое в марте 2012 г. В.М. Зельдин не нашёл в доме с мезонином № 76 по ул. Герасимова. Хотел бы разделить радость Автора, да не могу.   Усомниться заставляет предположение автора, что жильцы через парадное попадали  в комнату № 1,  а лестница из неё вела в подвал.  Если это так,  тогда  помещение было  передней или   сенями. Но не жилым.                                                                                                                                          
Автор мог бы привести в статье  площадь всего этажа. Но  автор молчит. Между тем даже поверхностная прикидка позволяет сказать, что размер  дома снаружи  примерно 106 кв. м, а за вычетом площади  стен (примерно 21 кв. м)  внутренняя площадь  составит примерно 85 кв. м.  Зельдиным автор «выделил»  меньше половины этажа, т.е. примерно 40 кв. м. Одна из этих комнат (№ 1) была не жилой. Значит, площадь их жилья, согласно автору, ещё меньше.  В состав семьи Зельдиных входило восемь человек: Михаил Евгеньевич и Анна Николаевна, пять детей: мальчики Георгий и Володя, девочки Елена, Нина, Ирина,  с ними жила и няня. Могла ли такая семья разместиться на  площади менее 40 метров? М.Е. Зельдин  служил в Томском пехотном  полку капельмейстером, и всем военнослужащим, которые жили на съёмных квартирах, выплачивались квартирные деньги. И Михаил Евгеньевич мог позволить себе снять достойное жильё. Судя по составу семьи, в снятой им квартире должно было  быть  три спальни (взрослая, две детских), столовая (гостиная), кухня. В  гостиной (столовой) стоял ещё и рояль. Предположения, что М.Е. Зельдин мог давать  уроки музыки и пения в подвале,  не учитывают, что в подвале нет нужной акустики, воздуха,  звуки инструмента становятся деревянными.  Догадки  автора  вступают в противоречие с фактами. 
Напомню, что в том же доме С.И. Попова размещалась ещё и Школа Союза русских людей. Какую же  площадь занимала школа?  Не меньше двух-трёх  классных комнат (в расчёте на 50 или более  учеников), комнаты для учителей, квартиры для учителя. В 1913 г. заведовал школой священник Пётр Песков, служили учителя П.Е. Лёвкин (он занимал квартиру при школе), 
В.И. Полякова,      Р.Н. Васильева.
Какую же часть  площади этажа  занимала школа? Большая площадь Школы была видна в публикациях «Козловской газеты», когда журналисты сообщали, что на  открытии нового помещения Школы в доме С.И. Попова в августе 1912 г. и её освящении, была масса народа.   Добавлю, что в этом же доме в декабре 1913 г. 
была открыта «Московская булочная» Союза русских людей, при ней была и пекарня.   Как же все эти учреждения и жильцы помещались на  реальной площади дома № 128? Как  видим, фантазия автора и здесь преобладает.    
Ларчик просто открывался.  Любое историческое исследование начинается с изучения истории вопроса. Если бы автор статьи заглянул в книгу народного артиста СССР 
В.М. Зельдина «Моя профессия: Дон Кихот» (М.,  2005), 
то на первой вклейке иллюстраций он обнаружил бы фотоснимок, на котором изображена семья М.Е. Зельдина во дворе дома С.И. Попова: маленький Володя Зельдин с мамой Анной Николаевной, её сестрой Серафимой Николаевной и няней, своими сёстрами  Еленой  и Ириной.   Дом С.И. Попова, где жили Зельдины, указан  в документах об учёбе Георгия Зельдина в Коммерческом училище (1916), в заметке об уроках музыки и пения в «Козловской газете» от 7 июля 1917 г. Об этом я писал в своих статьях о приезде В.М. Зельдина в Мичуринск в 2008 г.,  в 2012 г. , в  моей книге «ЧелоВЕК из города Козлова» (2017). Этот дом описан и в воспоминаниях В.М. Зельдина.  Итак, сравним два фотоснимка. 
Снимок семьи Зельдиных  сделан летом 1918 или 1919 г.  во дворе дома С.И. Попова рядом с высокими качелями, а за качелями – боковая обитая досками стена соседнего дома.  На этой стене хорошо видны два окна. А на крыше – печная труба. Несколько дней назад я сделал снимок того же дома 
№ 78  по ул. Герасимова. Что мы видим?  Те же два окна  на боковой обитой  досками стене и трубу на крыше, только теперь труба не печная, а газовая.  Точь-в-точь, как на фотоснимке 1918–1919 гг.  Снимок с маленьким Володей Зельдиным и его родными, стало быть, сделан со двора углового дома по чётной стороне. Двор-то остался, а дома С.И. Попова  нет.     Приходится с этим фактом примириться. 
Кстати, в моём архиве сохранилась запись разговора от лета 1999 г. Владелица углового дома № 130 по Революционной рассказала, что на этом месте прежде    стоял двухэтажный дом с  церковно-приходской школой. Так отразилось в народной памяти функционирование в доме С.И. Попова Школы Союза русских людей. У дома № 130   участок скрывается за длинным забором. Не исключено, что участок при доме С.И. Попова мог быть больше, чем нынешний. Там вполне мог быть и сад с беседкой, где М.Е. Зельдин, по словам его сына,  прятал от казаков Мамонтова женщину-еврейку. Наши знания о доме и участке с садом (по публикациям в «Козловской газете» и в воспоминаниях В.М. Зельдина)  совпадают с тем, что мы  сейчас видим своими глазами, слышали  от  владельцев дома № 130 в 1999 г.  Дом С.И. Попова простоял на углу квартала не долго. Что с ним случилось, пока неизвестно. 
Ныне это место связано с домом учёных-плодоводов. Усадьба И.В. Мичурина в Основном питомнике  в конце 1930-х гг. стала музеем. Поэтому  детей великого учёного Н.И. Мичурина и М.И. Мичурину с семьями (они жили в усадьбе отца)  поселили в новом  двухэтажном доме по Коммунистической, 74. А для родственницы и сподвижницы учёного А.С. Тихоновой (1893–1968)  и её сына Льва  был построен   дом на углу Герасимова (Лебедянской) и Революционной (Вознесенской). Позже здесь жил с семьёй  сын академика П.Н. Яковлева (1898–1957) учёный-плодовод академик МАИ профессор С.П. Яковлев (1935–1995).   Можно было бы здесь поставить точку, но…
Но в газете «М.П.» за 29 апреля появились  отклики. Писателя  благодарят за аргументированное и доказательное журналистское расследование.   Опасный жанр  упомянут всуе (вспомним  расследования Ю. Щекочихина, А. Политковской, И. Голунова  и ряд других). На мой взгляд, М.  Белых проявил себя в статье о доме Зельдина   не как исследователь, а  как  писатель . Мне хочется предостеречь читателей и горожан  от желания создавать   городские мифы и легенды, увековечивать их.  Надо отличать исторические исследования от художественных сочинений.  Поэтому я повторю название своей  статьи от 26 ноября 2016 г.: «Не стройте памятники на песке фантазий!». Ведь именно это имел в виду  автор, когда призвал  в конце статьи: «Карты на стол!»?
 

От редакции.

Где этот дом?

Приглашая известного краеведа и литератора Владимира Евгеньевича Андреева к полемике относительно расположения дома, где, возможно, в начале прошлого века проживала семья народного артиста СССР, почётного гражданина Тамбовской области и Мичуринска Владимира Михайловича Зельдина, автор статьи «Дом Зельдина на карте генеральной» исходил из единственного принципа объективности.

Газета – трибуна для открытой, уважительной полемики. Однако полемика – это диалог равных. К сожалению, как видно из пространного отклика, в котором мы полностью сохранили редакцию уважаемого В.Е. Андреева, диалога на равных не получилось. И дело даже не в менторских поучениях, мелких придирках, невесть зачем приведённых именах некоторых погибших при исполнении журналистского долга коллег…
Дело в представленных автором доказательствах. И что же мы видим? На заднем плане исторического чёрно-белого снимка видна улица, на заднем плане современного фото – глухой двор. Если верить на слово Владимиру Андрееву и если этот один и тот же вид, то качели должны оказаться на проезжей части современной улицы Герасимова! А если вообразить, что мы смотрим на исторический снимок со стороны двора дома С.И. Попова, то всё сразу же становится на свои места – на заднем плане улица Лебедянская (Герасимова) с углом дома № 79, который только недавно хозяева покрыли сайдингом. Увы, иногда академических знаний и профессионального опыта оказывается недостаточно. Требуется фантазия.
Как-то великий Альберт Энштейн сказал: «Открытия делают невежды». Автор этих строк не склонен относить себя к таковым, но, следуя стилю уважаемого оппонента, готов быть причисленным к людям, не обделённым воображением, благодаря которому, кстати, и строятся научные гипотезы. Замечательно, что на противоположной стороне нашего спора выступил представитель традиционного подхода к проведению исследования. Однако такой подход имеет одну существенную слабость: жизнь нельзя подогнать под выверенную схему. Открытия не случится.
Тем не менее, самое главное то, что при всех неизбежных спорах и столкновениях мнений, любовь к жизни и творчеству великого мастера сцены – Владимира Михайловича Зельдина – всеобща, широка и необъятна, как была широка и необъятна вся его большая и прекрасная жизнь!

Михаил Белых,
 член Союза писателей России, лауреат премии Тамбовской области
 имени А.К. Воронского