Артиллерийский техник-лейтенант

22 мая 2020, 15:31 329

О Великой Отечественной войне сказано и написано немало. Однако подвиг наших дедов и прадедов заставляет нас вновь и вновь возвращаться к тем героическим событиям. Особенно в год 75-летия Великой Победы.

Курсанты на занятиях.

Александр Гусев.

Бойцы у орудия «андрюша».

Тамбовское артиллерийское училище.

Артиллерист 
Брянского фронта

Наш земляк Александр Петрович Гусев застал войну в возрасте семнадцати с половиной лет и, пройдя обучение в Тамбовском артиллерийском техническом училище, в 1942 году попал на передовую. Он был направлен в первый дивизион шестого артиллерийского полка 13-й армии на Брянский фронт. Именно там и началась его боевая служба.
Артиллерийские техники – те люди, которые ежечасно следили за боеготовностью наших орудий, обучали технический персонал, работавший при каждой батарее, проводили срочный ремонт, иногда даже в условиях боевых действий. Однако такие, как Александр Гусев, не попадали в новостные сводки и наградные листы – их труд слишком сложно было оценить. Как признавался сам Александр Петрович – успехи танкиста или лётчика оценивались  количеством подбитой техники противника, успехи рядового видны по его действиям во время боевого столкновения, успехи артиллериста измеряются количеством уничтоженных стратегических целей. А как оценить успехи артиллерийского техника? Безусловно, если орудия находятся в надлежащем порядке – техник справляется хорошо, если ремонт проводится регулярно, а после боя даже подбитая техника возвращается в строй – техник эффективен. Но у нас не принято награждать за выполнение служебных обязанностей, а ведь без такой эффективной работы невозможно было бы и успешно воевать. Если орудие заклинит, разве сможет расчёт уничтожать цели противника?  Именно таким эффективным и квалифицированным артиллерийским техником был Александр Петрович Гусев.

Готовь 
мастеров!

Прибыв в расположение бригады, он обнаружил, что дивизион совершенно не укомплектован техническим составом – мастера полностью отсутствовали: «Тебя прислали – сам мастеров и готовь».
Александру Петровичу были предоставлены списки личного состава, по которым он и набрал себе помощников. Выбирать старался людей, хоть сколько-нибудь сведущих в ремонтном деле: сантехников и токарей. Проходило обучение по-боевому – сразу на практике: брали целую пушку, разбирали её, а затем снова собирали. Затем то же проделывали со сломанной. Так новоиспечённые артиллерийские мастера запоминали устройство орудия, а кроме того, находили неисправности в сломанных пушках, калибровали прицел.
Так прошло ещё около полугода военной службы Александра Петровича. Его усилиями бригада пополнилась штатом хорошо обученных артиллерийских мастеров. Между тем, в самой Великой Отечественной произошёл коренной перелом – фашистские войска были разгромлены под Сталинградом и отброшены к Курской оборонительной линии. Близилась поворотная схватка всей Второй мировой и в её преддверии бригаду Александра Гусева расформировали, а на её основе создали 74-ю артиллерийскую дивизию, которую послали в феврале занимать позиции у города Малоархангельска, что между Курском и Орлом. Здесь в ежедневном уходе за орудиями прошло ещё несколько месяцев. В обязанности Александра Петровича входила проверка пушек всего дивизиона – каждый день обходил он позиции и раздавал указания артиллерийским мастерам, готовя их к надвигающейся битве.

Курская дуга 

Пятого июля 1943 года началась битва на Курской дуге. Одним из её участников стал и герой нашего повествования. Вместе со своей 74-й дивизией он находился во втором эшелоне советских войск. Здесь располагались, прежде всего, дальнобойная артиллерия и резервы Красной армии, готовые ринуться в бой вместо павших товарищей. Как вспоминал сам Гусев, до них особо бои не доходили – всё, что ему оставалось, наблюдать из окопа небесную дуэль самолётов. Беспрестанно порхали они над полем боя, как сороки, строча пулемётными очередями, как коршуны, бросаясь на ослабевшего противника, как ласточки, уворачиваясь от вражеских атак. Нет в подобной ситуации ничего хуже бездействия – когда ты можешь лишь смотреть и «болеть» за своих. Радость охватывала Александра Петровича всякий раз, как видел он загорающийся немецкий крест, и удвоенная боль резала по его сердцу при виде падающей советской звезды. А между тем командир на передовой  изучал позиции врага в бинокль и передавал команду за командой каждой батарее – координаты, прицел и дальность.
И вдруг подле Гусева затарахтели автомобили, засверкали на солнце стальные рельсы – на позиции вышли «катюши». «Кромешный ад» охватил немецкие позиции – в дыму и пламени невозможно было ни видеть, ни выжить. 
Огромные нацистские танки не способны были увернуться от реактивных залпов советских орудий. Но «катюши» не были единственным сверхоружием СССР. Вскоре на втором эшелоне были установлены «андрюши». Гусев и раньше слышал о них, но впервые увидел стационарные реактивные установки лишь в ходе Курской битвы. Исполинские вкопанные в землю наклонные металлические рельсы, установленные в два ряда. На них располагались деревянные ящики со снарядами длиной в один метр и весом сто килограммов. Затем бойцы протягивали бикфордов шнур и бежали в окопы. Искра, и небо устилалось сотнями полыхающих реактивных систем залпового огня. Иногда вместе с ящиками снаряды и улетали, оглушая советских бойцов и испепеляя фашистских оккупантов.

Коренной 
перелом

Отзвучал гром канонады, затихли бои – немцы начали отступление. Снялись со своих позиций и бойцы 74-й артиллерийской дивизии,  маршем двинулись в сторону Орла. Прибавилось работы и у Александра Петровича Гусева: пока кипит схватка – пушку чинить не полезешь, сидишь, по выражению героя, как «американский наблюдатель», и считаешь, кого подбили. А теперь воочию пришлось ему узреть кровавый ужас Курской дуги – основная схватка развернулась между Курском и Орлом, по большей части там были огороды да поля. Рожь высокая, густая, а как ближе подойдёшь – открывается не хлебное, а трупное поле. Столько погибших было, что для того, чтобы перейти через эти поля, не раз приходилось Александру Петровичу наступать на павших товарищей. И что больше всего поразило и расстроило его – на другой стороне, за железной дорогой, немцы своих погибших успели захоронить и даже кресты поставили.
В ходе коренного перелома советским войскам удалось-таки сломать хребет нацистского зверя, но тот продолжал огрызаться. Наступление Красной армии развивалось, но за это приходилось платить большой кровью – гитлеровская Германия, даже понимая, что конец неизбежен, не готова была сдаться без боя. Так в тяжёлых схватках был форсирован Днепр и началось освобождение Украины. Из 74-й артиллерийской дивизии был выделен отдельный истребительный противотанковый дивизион сто тридцать четвёртой стрелковой бригады, главным артиллерийским техником которой был назначен Александр Петрович Гусев. Здесь во время боёв за Украину ему и довелось раз в жизни самому стрелять из пушки, а не только следить за её боеготовностью.

Командир 
батареи 

Как-то раз, во время очередного обхода по батареям, Александр Петрович подоспел к самому разгару боя. Советские войска окопались возле деревушки, со стороны которой начали наступление немцы. И надо же было случиться, что артиллерийский расчёт, оборонявший советские позиции оказался плохо обученным – они привыкли стрелять осколочными снарядами, заряжать которые проще всего, а в условиях ближнего боя палить нужно было картечью – чего расчёт и не умел. Дело в том, что для залпа шрапнельным снарядом необходимо было сначала определить дальность до противника, рассчитать скорость его передвижения, затем повернуть на колпачке боеголовки равное количество делений, чтобы снаряд разорвался именно над врагом и не задел самих стреляющих. Объяснять всё это в условиях боя было некогда, и Александру Петровичу пришлось принять командование батареей на себя. Снаряд за снарядом начал выпускать артиллерийский техник Гусев по наступающему противнику. Немцы, понимая безуспешность подобной атаки, сменили тактику – по батарее начался обстрел. Орудийный расчёт  испугался и разбежался в неизвестном направлении, а Гусев заметил это, только когда очередной подготовленный им снаряд не был заряжен в орудие. Сделав всё самостоятельно, он произвёл ещё один выстрел и тут заметил, как с левого фланга его начинает обходить немецкая танкетка. Справиться с ней у Александра Петровича не было никаких шансов – из всего оружия при нём был только пистолет ТТ. На его счастье, мимо пробегал отставший от отступающей роты пехотинец с противотанковым ружьём. Они с Гусевым прыгнули в ролики – одиночные окопы – и тому удалось подбить танкетку, заглушив её двигатель. Фашист, бывший в танкетке, заметил, откуда по нему вёлся огонь, и выпустил в сторону Гусева пулемётную очередь. Во время перезарядки Александру Петровичу и его товарищу по несчастью удалось выпрыгнуть из роликов и скрыться за оврагами, уйдя от превосходящих сил противника.

В лесах 
под Киевом 

Многое случалось с Александром Петровичем во время Украинской кампании. В лесах под Киевом, например, советские батареи были замаскированы так, чтобы не привлекать на себя огонь противника, причём расстояние от одной до другой батареи насчитывало несколько километров. Гусев должен был в силу своих обязанностей обходить каждую из них, но когда стемнело, найти дорогу оказалось практически невозможно.
С трудом Александру Петровичу удалось набрести на блиндаж. Беда только в том, что немецкие и советские блиндажи не слишком отличались друг от друга внешне. Александр Гусев принюхался и учуял слабый запах дуста – немцы обрабатывали свои блиндажи дустом, чтобы избавиться от вшей. Выбор был невелик – рискнуть и зайти в блиндаж или остаться в лесу, рискуя замёрзнуть или нарваться на диких зверей. На удачу Александра Петровича блиндаж оказался заброшенным – он собрал листву, сделал из неё постель и заснул. Переночевав, утром по свету нашёл дорогу и вернулся к своим.
Под Яссами советские войска разгромили немецко-румынские войска. Положение облегчил переворот в Румынии – король Михай I принял сторону восставших, помог свергнуть режим Антонеску и заключил мир с Советским Союзом. Таким образом, Румынию Александр Петрович Гусев и его сослуживцы прошли маршем – боёв почти и не было. Румыны бедно жили. Окраина Бухареста напомнила Гусеву Мичуринск – закусочных полно, отношение к советскому солдату было доброе, даже радушное.
Тяжело артиллерийскому технику было заслужить награду, но Александру Петровичу это удалось. Во время одного из боёв в Венгрии были подбиты три пушки. Причём настолько, что ввести их в строй не представлялось возможным. Командир вызвал Александра Петровича и приказал ему собрать мастеров, чтобы из остатков этих орудий воссоздать хотя бы одно. Задача была не из простых – у каждой пушки были повреждены стволы, повреждения ходовой части также не поддавались восстановлению. Однако Гусеву удалось собрать из частей уничтоженных орудий новую боеспособную пушку. За это его наградили орденом Красной Звезды.

В шаге 
от Победы 

Три года провёл Александр Петрович Гусев на передовой в действующей армии. Внёс он свой малый, но при этом не менее значимый вклад в победу советских войск на Курской дуге, в освобождение Украины, Румынии, Венгрии и Югославии.
Четвёртое апреля 1945 года. До конца войны – один месяц и пять дней. Командир дивизиона вызывает по телефону главного техника: «Рядом с наблюдательным пунктом разорвался  снаряд, засыпал стереотрубу – пришлите человека для починки». Делать нечего – пришлось Александру Петровичу идти налаживать стереотрубу. Сам наблюдательный пункт был неплохо защищён, но вот дорога к нему простреливалась нацистскими снайперами. Короткими перебежками, пригибаясь, достиг Гусев наблюдательного холма. Выяснилось, что поломка-то незначительная – пара часов работы, однако когда он закончил, на дворе уже стемнело. Усталый Александр Петрович потерял на минуту бдительность и вместо того, чтобы спуститься с задней стороны холма, пошёл напрямую. Выстрел. Падение. Резкая боль и шок накрыли Александра Петровича. Взглянув на ногу, он с недоумением отметил, что ступня повернута в обратную сторону – захотел поправить, но сдвинуть ногу не представлялось возможным. Бедро было перебито. Александр Гусев начал кричать и звать на помощь – бывшие на наблюдательном пункте солдаты услышали его и смогли втащить обратно на холм. По телефону был вызван медицинский отряд, которому удалось вынести раненого артиллерийского техника в безопасное место. Так за один месяц и пять дней для Александра Петровича Гусева Великая Отечественная война закончилась.
После ранения Гусев был отправлен в госпиталь в Румынию – там он и узнал о победе Советского Союза над гитлеровской Германией. Раненый артиллерийский техник-лейтенант попросил медсестёр вынести его на улицу – поближе к столбу. Чёрная тарелка репродуктора в далёком сорок первом огласила незнакомое слово «война», на многие годы изменив жизнь Александра Петровича, а теперь она же оповестила всех о долгожданной Победе.