Мичуринский театр в годы войны

26 мая 2020, 15:46 881

Далеко не всё известно о периоде работы нашего театра в годы Великой Отечественной войны. Хотелось бы, чтобы этот сложный и героический период был бы изучен более подробно.  

Сцена из спектакля «Давным-давно». Мичуринский городской театр. Режиссёр – Л. Эльстон. 1944 г.

Cцена из спектакля Н. Верминского «Принцесса Турандот». 1942 год.

Н.И. Верминский – главный режиссёр театра 1942–1944 гг.

Сталь творчества 

В истории Мичуринского драматического театра много людей, прошедших испытания войной, в их судьбах до сих пор остаётся много белых пятен. Почти ничего не известно об артистах и сотрудниках театра, добровольно ушедших на войну и погибших.  Только известно, что они были.
В апреле 1941 года начались гастроли Мичуринского театра на Украине. Театр играл свои лучшие спектакли в городах Нежине и Прилуках Черниговской области. Там все и узнали о начале войны. Руководителям гастролей было приказано срочно вернуться в Мичуринск. Оставить все костюмы и декорации на гастрольной площадке. А в гастрольном репертуаре было очень много спектаклей русской и зарубежной классики – именно костюмных пьес.
По возвращении коллектива с гастролей всех отправили в отпуск. Было необходимо решить вопрос о дальнейшей работе труппы. И пока в области  решалась её судьба, быть ей  или нет, театр  с сентября 1941 года приступил к работе. Перед его руководством стояло много трудных творческих и организационных вопросов – о кадрах, материальной базе, организации  работы в военное время.
Возможно, что первое время директором и главным режиссёром был А.М. Гиацинтов, так как в дальнейшем в театре города Кимры Тверской области он работал именно в таком совмещённом варианте. Но могло быть и по-другому. В то время в театре после гастролей остался работать талантливый профессионал, режиссёр и артист Николай Михайлович Гранатов. Возможно, именно он был директором театра в первом военном сезоне, потому что  с начала 1942 года именно его подпись как директора стояла на чудом сохранившихся приказах в городском архиве.
В начале 1942 года  сменился творческий лидер театра. Главным режиссёром был назначен Николай Иванович  Верминский. Самые трудные первые годы ему вместе с Н.М. Гранатовым пришлось решать бесчисленные проблемы. Сталь его творческого характера закалялась в нашем театре.
Условия работы в театре были крайне тяжёлые. Но в военное время в этом не было ничего удивительного. Холод и голод, перебои со светом и водой, финансовые трудности, круглосуточная работа. Декорации и костюмы 15 гастрольных спектаклей остались в Прилуках, а текущий репертуар надо было играть. Постоянно приходили повестки о призыве в армию артистов и сотрудников театра. Квартир для новых сотрудников не было. Поэтому пополнять поредевший штат  было нужно  исключительно из жителей  города. Новые кадры нуждались в профессиональном обучении и воспитании.  Остро стоял вопрос о необходимости  решать  проблемы с декорациями и костюмами. Но и это не всё.
Перечень необходимых дел был бесконечен. Порой казалось, что вся жизнь состоит из неразрешимых вопросов, но жизнь продолжалась и требовала их ежедневного  решения.  Все хотели, чтобы театр жил.

Дети на сцене

К работе привлекались дети сотрудников. Об одном таком театральном ребёнке достоверно известно. Это – сын Н.М. Гранатова. Юрий только закончил  учёбу в школе и сразу начал играть на сцене театра.
В годы войны в театре круглосуточно репетировались новые спектакли, производились бесчисленные вводы, создавались концертные прифронтовые бригады. Они постоянно выезжали на передовую. Во время выступлений концертной бригады в прифронтовой полосе в 1943 году погиб молодой артист театра Константин Бабайцев.
С первых дней Великой Отечественной войны в Мичуринске было развёрнуто множество госпиталей и медсанбатов.  Артисты театра часто выступали перед ранеными и больными в госпиталях города. В театре формировались концертные группы для обслуживания госпиталей. Стихи, песни, эстрадные сценки, скетчи, информации из газет – всё предназначалось для скорейшего выздоровления. Вместе с артистами перед больными и ранеными выступали их дети. Все кто мог включались в общую работу.
Н.И. Верминский, как чуткий художник, понимал, что ждут от театра измученные войной его зрители. Поэтому одним из первых его спектаклей  летом 1942 года стала романтическая сказка, спектакль – праздник «Принцесса Турандот» Карла Гоцци. Выбор режиссёра стал счастливым для театра. Спектакль собирал полные залы. Праздник был необходим, а во время военного лихолетья он был возможен только в театре.
По воспоминаниям старшего контролёра А.А. Нечаевой: «Спектакль «Принцесса Турандот» нравился фронтовикам – и здоровым, и раненым. Для них этот спектакль посильнее иного лекарства был. Иногда в день по три-четыре шефских спектакля давали. В самом театре отбоя от зрителей не было. За билетами в кассы заранее приходили, потом билетов не достанешь». Нередко, прямо после окончания спектакля, его зрители уходили на фронт.

Русские люди

Важной частью работы было сохранение здания театра. Во время частых обстрелов было необходимо днём и ночью дежурить в нём, тушить зажигательные бомбы. В театре были организованы отряды противовоздушной обороны. В ежедневных ночных дежурствах участвовал весь коллектив. По графику. Главное, что благодаря мужеству и самоотверженной работе всего коллектива здание театра не пострадало, его не задели ни бомбы, ни снаряды.
В июле 1942 года, когда шли последние репетиции «Принцессы Турандот», в театре вышел приказ директора следующего содержания: «В связи с усилившейся опасностью воздушного нападения неприятеля и возможностью возникновения очагов пожара, в целях усиления противопожарной охраны театра приказываю установить ночные дежурства с 23 часов до 7 утра (Приказ № 56 по мичуринскому гордрамтеатру от 3 июля 1942 года).
В ноябре Николай Верминский поставил спектакль «Русские люди» К. Симонова. Спектакль никого не оставлял равнодушным, он волновал, тревожил и во-одушевлял. Одно непонятно, где режиссёр нашел столько актёров? В спектакле их должно было быть больше двадцати. Иногда, когда действующих лиц в спектакле больше, чем артистов, они играют по несколько ролей. Но на этот раз   Николай Верминский, могу предположить, мобилизовал весь коллектив театра – службы, сотрудников, работников цехов. Они вставали на сцене в один строй  с артистами, чтобы зрители могли не только пережить волнение от происходящих на сцене событий, но и почувствовать духовную силу народа. 
Постепенно жизнь в театре принимала привычный рабочий характер. Страх и ужас  первых месяцев войны постепенно сменялись хорошо организованной работой слаженного коллектива. 
Сейчас трудно представить, но в театре был свой оркестр. Именно под его музыкальное сопровождение шли спектакли. Состав оркестра не удалось узнать. Но две записи в книге  приказов театра того времени сообщили, что в 1943 году был принят на работу в театр артист оркестра виолончелист тов. В.Н. Сафонов, а в феврале 1944 года аккордеонистка Мичуринского городского театра была командирована в Москву для повышения квалификации. Так, изучение архивных записей позволяет, пусть немного, но узнать о составе театрального оркестра.
С января 1944 года в театре началась репетиционная работа по спектаклю «Давным-давно». Режиссёром спектакля был приглашён главный режиссёр Тамбовского драматического театра Л.М. Эльстон.  Шурочку Азарову блистательно исполнила молодая актриса нашего театра Мария Корнилова. Режиссёр Лев Эльстон после успеха спектакля переманил её на работу в тамбовский областной театр. Но там она проработала не больше года и вернулась в родной театр ещё на десять лет.
В то время Н.И. Верминский репетировал комедию К. Гольдони «Слуга двух господ». Об этом спектакле не сохранилось ничего, кроме названия, спектаклю Эльстона повезло больше.

Ветер перемен

В апреле 1944 года из театра был уволен главный режиссёр  Н.И. Верминский.  Стабильная творческая работа труппы была вынужденно прервана. Достойной замены ему долго не могли найти. При этом после его увольнения, из театра уехала часть артистов. За год до окончания войны в театре сменилось несколько руководителей. Желание наладить работу жизнеспособного коллектива не находило достойных практических результатов.  Но незадолго до окончания войны театру всё-таки повезло.
26 и 27 мая 1945 года была сыграна премьера спектакля по новой пьесе К. Симонова «Так и будет» в постановке художественного руководителя В.С. Надеждина.  В статье В. Жак, опубликованной в «Мичуринской правде», было написано:  «С каждой новой постановкой всё полнее раскрывается творческий рост коллектива Мичуринского театра. …Художественному руководителю театра В.С. Надеждину удалось … создать цельный, стильный спектакль, добиться полной сыгранности всего ансамбля».
Театр выстоял. Сохранил лучшие качества своей игры  – профессионализм, слаженность исполнения,  ансамбль  артистов. Творческая победа отдельно взятого театра небольшого города была всего лишь  каплей в общей  Великой Победе страны. Было приятно сознавать, что наш театр не подвёл. Выстоял, несмотря на все беды.
Постепенно труппа театра пополнялась артистами, вернувшимися с фронта. Среди них уроженцы города – И.И. Янкина,  Виктор А. Дёмин, ушедший на войну со студенческой скамьи ГИТИСа, Лев Михайлович Капалет, Иван Николаевич Полянский.
В то же время пополнили труппу артист Василий Павлович Соколов, художник Анатолий Дмитриевич Кременецкий, режиссёр Соломон Борисович  Туров. Ещё несколько десятилетий в коллективе театра мужественно и беззаветно  работали участники войны, в том числе наши главные режиссёры  – заслуженный артист РСФСР и Узбекской ССР Гавриил Данилович Абдулов, Николай Иванович Курочкин, Дмитрий Константинович Сухачёв,  Константин Константинович Кякшто,   лауреат Государственной премии РСФСР Глеб Константинович Томилин.  В театре есть свой «Бессмертный полк»,  не очень многочисленный, но от этого не менее дорогой.  О каждом герое войны можно рассказывать отдельно.
После войны театр вновь выехал на гастроли. И вновь оказался волею судьбы в украинском городе Прилуки. С него и начиналась история Мичуринского театра в начале войны. Именно там велено было оставить все декорации и костюмы гастрольных спектаклей. Каково же было удивление мичуринских артистов – всё было цело! Радость и восторг были безграничны. Начиналась трудная, но уже мирная жизнь театра.