В поисках новых фактов

10 июля 2020, 13:46 588
Историкам хорошо известен эффект магнита. Удивительно порой складываются взаимоотношения с объектом исследования — то долгое время не удаётся выяснить ничего нового о нём, то он вдруг снова заявляет о себе в полный голос – сразу, казалось бы, из небытия, всплывают одни факты за другими, одни обнаруженные документы словно притягивают к себе другие.
Мемориальная плита на кладбище Фуэнкарраль в Мадриде
Мемориальная плита на кладбище Фуэнкарраль в Мадриде

Неожиданные открытия
Похожая история произошла и в нашем случае. Расследование, целью которого стало установление подробностей биографии героя-интернационалиста Гражданской войны в Испании Николая Дьяконова, то долгое время не приносило никаких результатов, то внезапно удивляло новыми открытиями.
Напомним, в номере от 29 апреля сего года вышла статья под заголовком «Забытый герой чужой войны», в которой автор этих строк рассказывал 
о том, как начинался поиск данных об авиаторе-земляке. 

Спустя некоторое время после публикации заведующая отделом учёта и хранения музейных экспонатов Мичуринского краеведческого музея Ирина Матушкина обнаружила в архиве документ, который помог пролить свет на некоторые неизвестные факты из жизни Николая Алексеевича. Несмотря на работу с бесчисленным множеством экспонатов фонда, Ирина Васильевна профессиональным взглядом выхватила из контекста копии письма за подписью заместителя командующего войсками Белорусского военного округа комдива Брянских и члена военного совета дивизионного комиссара Сычёва от 28 ноября 1937 года уже хорошо знакомую после прочтения вышеупомянутой статьи фамилию «Дьяконов». И это оказалось не просто совпадение…

Благодаря находке Ирины Матушкиной нам стало известно следующее: Николай Алексеевич был женат; супругу его звали Ольга Акимовна; правительство СССР решило выдать вдове авиатора единовременную премию в размере 18000 рублей (для сравнения в 1937 году килограмм гречки стоил 4 рубля 30 копеек, ржаной хлеб можно было купить за 85 копеек, белый — за один рубль семьдесят копеек); за ней закрепляется занимаемая квартира, а также будут выдаваться все виды довольствия, получаемые ранее мужем; нетрудоспособным членам семьи (означает ли это, что у четы Дьяконовых были дети или речь идёт о родителях лётчика?) устанавливаются персональные пенсии. 

Орден — посмертно
Но и это ещё не всё! Двенадцать машинописных строчек официального письма, отправленного из города Смоленска, где с 1931 года располагалась штаб-квартира Белорусского военного округа, уточняют ещё два факта из биографии Николая Алексеевича. Вот первый из них — авиатор до самой своей гибели (в бою около 7 часов утра 7 июля 1937 года в районе Каса-де-Кампо) служил в военно-воздушных силах Рабоче-крестьянской Красной армии в звании лейтенанта, а не старшего лейтенанта, как автор этих строк указывал в статье «Забытый герой чужой войны». Второй факт — Николай Дьяконов «за образцовое выполнение специальных и труднейших заданий Правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и проявленный в этом героизм Постановлением ЦИК СССР (Центральный исполнительный комитет — высший орган государственной власти СССР с 1922 по 1938 годы – примечание автора) награждён орденом Красного Знамени».

Стоит отметить, что до конца 1930-х годов орден Боевого Красного Знамени считался одним из высших знаков отличия в советской армии, и ввиду того, что государство, занятое строительством коммунизма на шестой части суши, тогда официально не участвовало во внешних военных конфликтах, награждали им редко.
Учитывая это, а также все льготы и привилегии, закрепляемые за семьёй погибшего лётчика, мы видим, что подвиг Николая Дьяконова правительством СССР был оценён по достоинству. Вот только родным, конечно, потерю близкого и любимого человека никакие награды не могли компенсировать.

Самыми страшными словами в письме из Смоленска для вдовы Николая Алексеевича стали: «Ваш муж погиб при исполнении своих служебных обязанностей».

В 1937-м боль Ольги Акимовны мало кто мог ещё понять и разделить, ведь Великая Отечественная война, навеки разлучившая миллионы семей, начнётся только спустя четыре года. Её муж ушёл из жизни в расцвете сил, ему на тот момент было всего-то 27 лет. Ольга Акимовна и Николай Алексеевич, как и большинство супругов, строили планы на будущее. Она, без сомнения, мечтала о том, как хорошо они заживут после опасной, но многообещающей в карьерном отношении командировки мужа. Переживала за него,но и, скорее всего, не знала подробностей. Дело в том, что СССР официально не оказывал помощи Народному фронту в борьбе с франкистами, а участие Красной армии в Гражданской войне в Испании на стороне республиканцев для многих хоть и было секретом Полишинеля, но всё же советские СМИ этот факт не афишировали.

Загадки остаются
Исследователи Олег Каминский и Николай Мриминский указывают, что останки Николая Дьяконова были захоронены в Мадриде. Напомним, что автору этих строк удалось найти снимок, запечатлевший фамилию авиатора, выгравированную на мраморной плите памятника советским воинам-интернационалистам, установленного там же, на кладбище Фуэнкарраль. Хотя этот факт и нельзя считать дополнительным аргументом, всё же Мадрид представляется наиболее очевидным местом захоронения Николая Алексеевича. 

Однако на открывшемся к 75-летию Великой Победы мемориале в наукограде появилась одна из шестидесяти пяти ранее неизвестных фамилия — 
Дьяконов, а рядом с ней стоят инициалы — Н.А. Это больше казалось похожим на совпадение, но исключать того, что тело погибшего в Испании лётчика могли перевезти на родину и перезахоронить в Мичуринске, тоже не стоило. В связи с этим возник вопрос — когда это произошло? А также непонятно, какие всё же имя и отчество скрываются за инициалами «Н.А.». Может быть, действительно – Николай Алексеевич? Но тот ли самый, что погиб в Испании?

Помог найти ключ к разгадке новой головоломки доктор технических наук, профессор Сергей Сазонов, занимавшийся установлением имён бойцов, захороненных 
в братской могиле. Сергей Николаевич сообщил, что Дьяконов, прах которого покоится в Мичуринске, — уроженец Рязанской области. Кроме фамилии 
и инициалов, он больше ничего общего с нашим героем не имеет.

При этом по-прежнему неясно, какая улица в Мичуринске носила имя Дьяконова — Линейная или другая? Также до сих пор неизвестны имена родителей авиатора-земляка. 

Чем больше в процессе исследования начинаешь узнавать фактов, тем больше возникает вопросов. Главное — не бояться их ставить и искать ответы.