/images/banners/1120_180_2.jpg

Судьба полковника Бабайцева

20 февраля 2021, 10:22 558

В Москве  живёт замечательный человек — полковник в отставке  Вадим Александрович Бабайцев. Прожив большую часть  жизни в столице,  он помнит  родную Тамбовщину, в том числе, милый сердцу Мичуринск, где он появился  на свет  27 мая 1932 года.

Вадим Бабайцев

Страница из альбома «Парад победителей», 1985 год. Среди марширующих на параде — уроженцы Мичуринска, курсанты Московского высшего общевойскового командного училища

Родом из детства

Вадим Александрович  родился в семье, которая могла образоваться  только в послереволюционное  время, поскольку родители  принадлежали к разным слоям общества. Мама,  Ольга Николаевна,  происходила из известной в Козлове и богатой семьи Сидельниковых. Их двухэтажный особняк с полуподвальным помещением на улице Станционной, 78, сохранился  до настоящего времени, но уже лишился прежних архитектурных  изысков. Дом окружал сад, рядом находилась пекарня, где готовили продукцию для двух принадлежащих семье хлебобулочных магазинов. После революции  всё было экспроприировано. Отец,  Александр  Васильевич, был типичным пролетарием. Он начинал свой профессиональный  путь в железнодорожных мастерских.  Окончил Воронежский сельскохозяйственный институт,  получив диплом  специалиста  по птицеводству. 
Семья переехала  в  Елец, где  отец  с энтузиазмом начал работать   директором  птицефермы. Однако  спокойная жизнь  продолжалась недолго.  В 1937 года, когда  было уже четверо детей,   случилась трагическая ситуация: птицеферма сгорела, отца посадили, их  трёхкомнатную квартиру отобрали, выгнав семейство буквально на улицу. Вадим Александрович помнит  заплаканные глаза матери, лежащую  посреди двора,  мебель, закрытую брезентом. Не забыл  и   соседей, пришедших  в трудную минуту  на помощь.  Вадим со старшим братом кормились и ночевали у одних соседей, а мама с сестрой  и младшим братом  — у других. Утром  они встречались  и шли  на другой конец Ельца в милицию, чтобы что-то узнать о судьбе отца, а если повезёт,  повидаться с родным человеком. Мать держала на руках  ребёнка-грудничка, а дети постарше, чтобы не отстать  
и не потеряться, держались за её юбку. Через неделю  поступило административное указание явиться в местный клуб.  Переступив порог, Вадим увидел стоящий на сцене стол, за которым сидели  люди. С левой стороны  находилась металлическая клетка, внутри которой был отец в наручниках. Мальчик в силу возраста не понимал, что это суд, но ясно чувствовал, что в этот день происходит что-то очень важное. Было страшно. Всё заседание  мать и дети плакали. К счастью, отца признали невиновным, что стало огромной радостью. 
От сильных эмоций мать даже потеряла сознание.
К этому времени в их квартире жили другие люди. Оставшегося без работы отца направили руководить типографией. Жизнь понемногу налаживалась. Теперь у семьи был небольшой домик из двух комнат и кухни.  Маленький Вадим пошёл в первый класс. Отца избрали  на серьёзную должность — 2-м  секретарём горкома партии Ельца.
 
В годы Великой Отечественной

Вскоре началась Великая Отечественная война. В конце 1941 года отца назначили  комиссаром  военного госпиталя в Башкирии, который  ещё нужно было создать. Семья  поехала вместе с ним. Там Вадим пошёл  в третий класс. Девятилетним мальчишкой он стал подрабатывать в госпитале. В его основную обязанность входило  развозить 
на лошадиной подводе  по больничным корпусам еду. Это давало возможность не только самому подкармливаться, но и приносить матери два-три кусочка хлеба, 
а иногда и что-то ещё из продуктов. Иногда колол дрова. 

Стараясь  ободрить  раненых, среди которых было много тяжёлых, лишившихся  зрения, рук, ног, мальчик обходил палаты и читал бойцам по памяти  стихи, выполнял солдатские поручения, например, завёртывал в бумажку махорку. Среди рядовых было много неграмотных. Он читал письма от родных, писал им ответы, непременно добавляя любимую солдатами фразу: «Жду ответа, как соловей лета».

В Башкирии  семья  прожила год. Отца взяли на фронт комиссаром полевого госпиталя. Было решено возвращаться домой — в Мичуринск. Приехав в конце  1942 года, поселились у бабушки с дедушкой.  
В прошлый раз Вадима из города увезли совсем маленьким, поэтому в этот приезд он, по сути, заново знакомился с городом. С удовольствием гулял по улицам, ходил в школу. Однажды он увидел, как родные с радостью вытаскивали с чердака  старинные в дорогих окладах иконы, которые на телеге увезли в церковь (в это время с разрешения правительства в стране  открывались храмы).
Пришла долгожданная Победа!

Годы учёбы
Отец, для которого война закончилась в Венгрии,  вернулся  с фронта подполковником. Все были счастливы.
Жизнь налаживалась. Семья снова жила в Ельце, где отец работал директором ветеринарного училища.  Вадим совмещал учёбу в школе с обучением в училище. Учебников не было, зато были прекрасные преподаватели, о которых и сейчас помнит Вадим Александрович. Это были  прекрасные специалисты, получившие образование ещё  до революции, имевшие большой практический опыт. Мальчику так понравилась ветеринария, что  после окончания семи классов, он сдаёт документы  в ветеринарный техникум, находившийся в селе Плеханово  Воронежской области (ныне Липецкая область). Поступил  туда с трудом (подвели  плохие знания по математике), но потом учился с удовольствием. Во время каникул подрабатывал по избранной специальности, применяя полученные ветеринарные знания  на практике.
В техникуме проучился четыре года и закончил его с красным дипломом  в 1952 году, получив специальность «фельдшер».  В том же году он  поступает на военный факультет Ветеринарной академии в Москве. Однако учиться там не пришлось. Через неделю после поступления пришло сообщение о ликвидации в академии военного факультета.
Вадим  готовился идти в армию, когда жизнь круто изменилась.  Однажды он встретил бывшего однокурсника по техникуму, идущего в красивой гимнастёрке, галифе, ладных сапожках. Тот  сообщил, что поступил в Московское пехотное училище имени Верховного Совета РСФСР (сейчас Московское высшее общевойсковое командное училище). Возникло мгновенное желание там учиться.  Полученный диплом с отличием давал право не сдавать вступительные  экзамены, легко прошёл он и медкомиссию. Препятствием стало то, о чём  молодой человек не предполагал. Курсанты должны быть ростом не ниже  180, а  у него — 178,5. Возглавляющий  приёмную комиссию майор наотрез отказался его принимать. «А передо мной  уже взяли внуков Будённого и Чапаева, которые едва до моего уха дотягивали», — говорит Вадим Александрович. Он возмутился такой несправедливостью, даже пригрозил комиссии разоблачением.  Майор обозвал юношу крепким словом, но в результате  Вадим своего добился — стал курсантом.
Уже в первый год учёбы  курсанты приняли участие в параде  7 ноября 1952 года.  Тренировались весь октябрь  в парке имени Горького. Погода стояла соответствующая: то дождь, то снег с дождём. Прежде чем начать тренировку, приходилось мётлами убирать лужи, которые, впрочем, очень быстро наполнялись. Поэтому маршировать приходилось по лужам с водой, невзирая на холод и ветер, а потом ещё возвращаться в холодной   машине в училище.
Наконец  наступил парад,  ставший последним в жизни Сталина, который, вероятно, плохо себя чувствовал. По воспоминаниям Бабайцева,  когда  был интервал между колоннами, он  опускал голову, обхватив её руками.  Через несколько секунд, оправившись,  Сталин  уже  приветствовал очередных   участников парада.  Спустя полгода курсанты  были  на его похоронах. Рассказывая о них, Бабайцев утверждал, что ничего подобного  в жизни не наблюдал. Он видел, как  вокруг плакали люди, падали в обморок. Предвидя подобную ситуацию,  предварительно  каждому курсанту выдали по пузырьку с нашатырным спиртом и ваткой. Поэтому представители их училища  держались более стойко, чем другие, но   некоторые, тем не менее тоже  теряли сознание. Об этом событии Бабайцев сообщил домой. Через неделю получил ответ от бабушки, которая  горестно вопрошала: «Как же мы теперь без товарища Сталина жить будем?» 

На военной службе

Закончив с отличием училище в 1955 году, Бабайцев стал служить в Таманской  Гвардейской мотострелковой дивизии в Алабино под Москвой. Там  женился. С женой  Ниной 
Петровной (ныне покойной) они вырастили сына и дочь.
Затем была служба  командиром взвода  роты Почётного караула в Москве. 
В 1961 году был назначен  на должность  командира  курсантской роты в Московское высшее  общевойсковое командное  Краснознамённое  ордена Ленина училище имени Верховного Совета РСФСР.  
В училище преподавал тактику, занимал должности старшего преподавателя, научного сотрудника, профессора — руководителя отделения  управления и безопасности. Уволился в запас в 1988 году, но с училищем не расстался.
С горечью Бабайцев рассказывает о тяжёлом случае, подорвавшем  его здоровье. 
В 1985 году он принимал участие в подготовке парада  к 40-летию Великой Победы. Приехали настоящие герои, орденоносцы, участники боевых сражений и труженики тыла из всех  союзных республик. Среди них были люди, имена которых  всем известны:  Николай Масалов (памятник с девочкой в Берлине связан с его подвигом её спасения), Михаил Девитаев (летал с Покрышкиным), Ян Розе (снайпер, Герой Советского Союза)… Бабайцев пообещал  участникам парада и дал клятву самому себе издать сборник воспоминаний о героях, с кем свела судьба. Прошло уже много лет, но и сейчас ветеран  говорит об этом с  волнением.  Вместе с подчинёнными были собраны  более 400 тысяч  карточек на известных участников знаменательного парада. 
Но, к глубокому сожалению, издать бесценный материал не удалось. Обращения в разные издательства ни к чему не привели. Везде требовали подтверждений собранной информации. Надежда на  архив  в Подольске также оказалась тщетной. Было отказано в проверке из-за кадрового дефицита. Затем случилось самое страшное. 
Во время ремонта в училище  весь бесценный материал был безвозвратно утерян. Узнав об этом, Бабайцев был потрясен. На нервной почве он тяжело заболел, лишившись зрения на один глаз. Через некоторое время перестал видеть и другой.

На заслуженном отдыхе

Спасает ветерана крепость духа, оптимизм. Пока позволяло зрение, писал стихи (их у него большое количество). Он любит заниматься воспитательной работой с курсантами и школьниками, начало которой было положено во время работы в училище. Является разработчиком  пособия по военной подготовке школьников, в том числе, Всесоюзной военно-спортивной игры  «Зарница», которую  Бабайцев лично проводил в течение восьми лет. Для него важно сохранить память о Великой Отечественной войне, духовную связь нынешних молодых людей с  поколением победителей. Не жалея времени и сил,  ветеран возил курсантов и школьников на могилу генерала Панфилова, братские могилы кремлёвских курсантов, место гибели Зои Космодемьянской. К 100-летию училища он принимал участие в организации музея  кремлёвских курсантов. В настоящее время возглавляет работу музея Боевой Славы школы № 460 имени дважды Героев Советского Союза Александра Головачёва и Степана Шутова, входит в состав правления ветеранов военного городка. Вадим Александрович живёт рядом с родным училищем, являясь Почётным жителем муниципального округа Люблино города Москвы.  Офицеры  и курсанты училища — нередкие гости у него в доме.
Такова судьба русского офицера, полковника Вадима Александровича Бабайцева.  

Вадим Бабайцев объездил полмира как военный дипломат, а по существу — как преподаватель тактики, организации и ведения  боевых действий. Помнит тёплую встречу в Мексике, пение вместе с мексиканскими товарищами  «Бесаме  мучо».  Впрочем, принимали везде хорошо,  с уважением к нашей стране.

Разные ситуации  складывались  в служебной карьере, в том числе и комические. В 1970 году Бабайцев готовил  под учения полигон  в Алабино. Главным судьёй и зрителем был Маршал Советского Союза Георгий Жуков. Вместе с ним было много генералов. Внезапно  пошёл  сильный  снег. Курсанты бегали по снегу, спотыкаясь, падая. Генералы возмутились, говорили много нелестных слов.  На это мгновенно отреагировал Жуков, со злостью сказав: «А вы, что до Берлина  строевым шагом шли, как на параде?» А затем  пожелал, чтобы те, кто критиковали, личным примером показали, как правильно нужно делать. Не смея ослушаться приказа, генералы прыгнули в снег по колено, пытались идти строем, но у них это не получалось. У одного стало плохо с сердцем. Разгневанный Жуков уехал, учения были  остановлены.

Конкурс Лидеры интернета