"Белый пожар" вдохновил на творческий поиск

21 октября 2015, 05:00 2657

Мысленно создавая образ человека, имя которого носит наш город, мы опираемся, как правило, на известные растиражированные многократно факты: гениальный учёный, патриот, неутомимый труженик. В самом деле, поразительно трудолюбие Мичурина, достаточно вспомнить распорядок его рабочего дня, начинавшегося в пять утра и заканчивавшегося за полночь.

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (10/20/2015 - 17:07)

Патефон в Доме-музее Мичурина. Фото Вадима Измайлова.

В расписанном по часам графике едва находилось время на отдых и просмотр тематических журналов. Немудрено, что со стороны Иван Владимирович мог показаться человеком суровым, замкнутым, интересовавшимся исключительно своими опытами. Проникнуть в один из потайных уголков духовного мира И.В. Мичурина смогла почётный профессор Мичуринского ГАУ, член Союза театральных деятелей России Наталия Павловна Ермилова, в своё время работавшая над постановкой, посвящённой человеку с мировым именем. Началось всё с прославившей театр и наш город премьеры…
На рубеже 70-80 годов прошлого века главный режиссёр Мичуринского драматического театра Г.К. Томилин начал работать с пьесой И.Г. Гладких «Белый пожар». Напомним, что на главную роль в одноимённом спектакле был утверждён актёр И.Н. Полянский. Однако образ Мичурина вырисовывался на сцене не только талантом актёра. Созданию правдивого облика было подчинено всё: декорации, сценарий, персонажи, сложнейшая партитура, воспроизведённая звукорежиссёром А.А. Подковыровым. Музыкальное сопровождение в известной мере беспокоило заведующую музчастью театра Н.П. Ермилову (в этой должности Наталия Павловна работала с 1979 по 1990 год).

Музыкальная пауза

Рассказать о музыкальных пристрастиях преобразователя природы могли только вхожие в его дом люди, потому после недолгих размышлений главреж и завмуз (так величали главного режиссёра и музыкального руководителя) отправились к Анне Ефимовне Кондратьевой, жене человека, которому поручено было, так сказать, присматривать за селекционером, его опытами и... приходящей корреспонденцией. Казалось бы, чету Кондратьевых Мичурин вполне бы мог назвать шпионами и всячески должен был избегать их общества. Однако вышло наоборот. Кондратьевы стали для Ивана Владимировича близкими друзьями благодаря своей начитанности, проявляемой заботе и искреннему неравнодушию к трудам учёного, живущего столь уединённо, отрезанного от города живой преградой - рекой Лесной Воронеж.
Анна Ефимовна подробно рассказала о своей дружбе с Мичуриным, о том, с какой трепетной надеждой он ждал, когда в его опыты поверят и поддержат смелые начинания. В свои нечасто выдающиеся минуты отдыха Иван Владимирович любил послушать русские народные песни в непритязательном исполнении работниц, которые всё же появились в его питомнике в помощь естествоиспытателю. Если же в гостях у Мичурина были дамы, владеющие игрой на фортепиано, хозяин нередко просил исполнить их два музыкальных произведения: «Молитву девы» польского композитора Теклы Бадаржевской и романс «Чайка».
Полученные сведения не полностью удовлетворили въедливого завмуза театра. Привыкшая располагать лишь проверенной информацией Наталия Павловна отважилась позвонить в ЦГЛ ближайшим родственникам Мичурина - семье Курсаковых. «Этот звонок отчётливо остался в моей памяти, - рассказывает Н.П. Ермилова. - Мне тогда ответил тихий голос пожилой женщины, назвавшейся Марией Ивановной. Я посвятила её в планы нашего театра, а она в ответ подтвердила, что Мичурин любил именно названные композиции. Но чтобы найти их и адаптировать к спектаклю, требовалось время, которого у нас уже не оставалось. Потому было решено оставить «Белый пожар» в прежнем музыкальном оформлении».

Почему «Молитва» и «Чайка»

После снискавшей оглушительный успех и высшую правительственную награду - Государственную премию имени Станиславского - премьеры Наталия Павловна продолжила поиски душевных струн Мичурина посредством изучения его любимых произведений. Почему же именно «Чайка» и «Молитва девы» нашли своё созвучие в сердце учёного?
Вроде бы незамысловатый романс о печальной судьбе девушки-чайки в начале ХХ века пользовался прямо-таки феноменальной народной популярностью. До глубины сознания проникала написанная композитором Е. Журавским музыка на слова неизвестного тогда автора. Позже Наталия Павловна выяснила, что неизвестным автором стала Елена Буланина, которую настолько потрясла состоявшаяся премьера «Чайки» в МХАТе, что после бессонной ночи из-под её пера появилось четыре трогающих душу четверостишия.
Русский человек всегда был отзывчив и сострадателен к чужой беде, воспетой в музыке. «Чайку» пели под гитару, играли на пианино и даже брали с собой патефон, уезжая за город на пикник. Легко себе представить, как свежий, напоённый ароматом яблок, дышащий речной прохладой ветерок доносит до без устали трудящегося в своём питомнике учёного знакомый мотив. И волей-неволей откликается на эти грустные напевы его исконно русская душа…
Много позже «Чайка» была исполнена столь же проникновенно на одном из посвящённых Антону Чехову литературно-музыкальных вечеров (его художественным руководителем и автором выступила преподаватель Е.Л. Пилипюк). Творческая встреча прошла на филологическом факультете педагогического института. Любимый романс Мичурина тогда с вдохновением воспроизвели Марина Гурьева (мелодекламация), Наталия Ермилова (партия скрипки), Галина Королёва (партия фортепиано).
Нотная запись «Молитвы девы» нашлась у преподавателя Плодоовощного института имени И.В. Мичурина (ныне Мичуринский аграрный университет) доцента Е.П. Соколовой. Композиция начинается с погружения в самого себя, углублённого сосредоточения перед разговором с Богом, а потом, словно где-то в глубинах сознания, звучит молитва-обращение, в которой человек молчаливо просит вразумления и помощи. Выразительная заключительная часть произведения вселяет надежду и даёт понять, что монолог был не напрасен.
«На заре своих опытов Мичурин переживал не лучшие времена. Ему важна была любая моральная поддержка, и эта композиция стала для него обещанием быть услышанным и понятым. В «Молитве» он видел музыкальное переложение своих мыслей и чаяний, потому она столь глубоко тронула его душу», - делится своим мнением Наталия Павловна.
В 1994 году это произведение прозвучало на презентации сельскохозяйственной академии, ставшей преемницей Плодоовощного института. Переложение для скрипки и фортепиано сделал и исполнил преподаватель Кочетовской детской школы искусств Ф.М. Цыпин, партию скрипки исполнила Н.П. Ермилова.
Таковым оказался музыкальный венец творческих изысканий, которым Наталия Павловна посвятила немало времени и сил и которые позволили ей приоткрыть краешек завесы, скрывавшей неведомый никому, кроме самых близких людей, духовный мир Мичурина.