Чацкий из Мичуринска

11 июля 2011, 23:00 2034
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (07/11/2011 - 16:41)

(Слева направо) Григорий Шифрин, Виктор Кострикин, Виктор Мещеряков. Фото 1960-х годов из архива В.К. Кострикина.

К 75-летию доктора филологических наук, профессора Виктора Петровича Мещерякова

Откройте сайт "В.П. Мещеряков" и убедитесь, сколь много сделал этот маститый учёный и педагог для познания русской классической литературы "золотого" XIX века. Он достиг "степеней известных" не по молчалинскому принципу "ведь нынче любят бессловесных", напротив, рано избрав для себя в качестве идеала главного грибоедовского героя, преодолевал волны житейского моря.
И оно, это житейское море, бросало его по свету - преподавал в Шуйском и Запорожском государственных педагогических институтах. В первом после аспирантуры и защиты кандидатской диссертации проработал три года, во втором - шесть. Казалось бы, работа постоянная, но он не даёт застоя мятежной душе. И вот уже Виктор Петрович заведует издательской частью Института мировой литературы имени А.М. Горького.
Кому доводилось печатать статьи или книги в период "недремлющего ока" цензуры, рассматривавшей под идеологическим микроскопом всякое словосочетание, тот поймёт не только степень хлопотности его должности, но и стократную ответственность: гриф "ИМЛИ" обязывал ко многому.
Хитрить, изворачиваться и приспосабливаться не в его правилах, ведь он из шестидесятников, порождённых хрущёвской "оттепелью", пришедшейся в аккурат на мичуринский отрезок его творческой биографии, связанной с учёбой в нашем пединституте.
Истоки его независимого характера или живительные родники творчества попробуем поискать в детстве. Малая родина - наш Мичуринск. Помнит он своего достойного сына, равно как и артиста Владимира Зельдина, художников Станислава Никиреева и Виталия Попова, кинооператора Юрия Марухина, литературоведа Владимира Мусатова, прославивших свою малую родину далеко за пределами Тамбовщины.
Стремительную поступь В.П. Мещерякова хранят и отполированные подошвами тысяч питомцев ступени лестниц школы №1. Здесь познавал он цену слова, красоту души литературных персонажей, учился изяществу и добродетелям на уроках русского языка и литературы, которые преподносил незабвенный Николай Иванович Кочетков - высокий, статный, красивый, много знающий. Боевые награды, украшавшие его китель в дни праздников, свидетельствовали, как храбро сражался он на фронтах Великой Отечественной... В одном лице был он и Андреем Болконским, и Антоном Макаренко и чеховским человеком, в котором прекрасно всё - и лицо, и походка, и душа, и одежда. А если добавить, что был он ещё и классным руководителем в их 10-а, то поймём, почему учащиеся выпускного класса мужской школы №1 все как один стремились походить на своего наставника и кумира.
Июнь 1953 года... Виктор Мещеряков вместе со своими одноклассниками получает аттестат зрелости из рук директора школы Ивана Ивановича Степанищева. Баянист рвёт меха, играет туш, и в бравурно-мажорных звуках слышатся и ностальгические ноты прощания с детством, и ощущение манящих вдаль неизведанных путей. События принимали невиданные масштабы. Конец бериевщины заставил испытать причастность и ответственность за судьбу страны. Пройдёт всего три года, и символический сигнал первого искусственного спутника Земли сделает нас гражданами не только мира, но и вселенной...
Они разлетелись по свету. Для каждого последний звонок стал судьбоносным. Юрий Лобов закончил Саратовский юридический, прошёл все ступени комсомольской лестницы на Тамбовщине и стал дипломатом. Мы будем зачитываться его невыдуманными историями в журнале "Человек и закон". Медалист Вадим Евстратов станет профессором философии Казанского университета. Юрий Щёкотов пойдёт по стопам родителей и свяжет свою судьбу со школой, а потом и с пединститутом. Он-то и рассказал мне о школьных годах Мещерякова, а также о его страсти к рисованию, привитой А.В. Платициным в кружке при Доме пионеров и школьников. По окончании школы, собрав в чемодан свои рисунки, поехал поступать в Суриковское художественное училище, но огромный конкурс стал преградой на пути детской мечты. Неудача заставила его опуститься с романтических высот на грешную землю и целый год употребить на подготовку к поступлению на историко-филологический факультет МГПИ. В этих стенах и созревал Мещеряков как личность. Да и как не быть тому, если здесь он встретил таких неординарных учёных, педагогов, как член Союза писателей СССР Николай Ксенофонтович Горбунов, знаток зарубежной литературы И.М. Фрадкин, будущие светила отечественной лингвистики В.В. Бабайцева, историк И.Я. Лернер...
Литературой "золотого" XIX века, которой он посвятит свою жизнь и где достигнет высоких результатов, оценённых мировой наукой, Виктор Петрович увлёкся не без влияния цветущей москвички А.А. Земляковской, связавшей после аспирантуры с Мичуринском свою жизнь. Азалия Алексеевна профессионально следит за его судьбой учёного, близко к сердцу воспринимает его открытия и взлёты, переживает, когда случаются критические уколы. Помню, как, встретив меня, она переживала, прочитав критику в его адрес в центральной прессе за то, что он позитивно отозвался о Фаддее Булгарине.*
- Что же будет? - сокрушалась она.
- А будет то, что получит известность за рубежом, скорее защитит докторскую.
Так и случилось...
Однако хотелось бы рассказать о том, "каким он парнем был". Не полагаясь на собственную память, обращаюсь с таким вопросом к его однокашникам И.Н. Абрамовой, Л.К. Самойленко и другим. Декан факультета ПИМНО пединститута, профессор В.Я. Никульшин:
- Виктор держался особняком, был начитан, по уровню знаний на голову выше других, выделялся из массы независимостью суждений и безупречностью гардероба, поскольку воспитывался в глубоко интеллигентной семье.
Н.И. Сонина:
- Меня привлекали его начитанность, ум, порядочность, интеллигентность.
Доцент Е.Л. Пилипюк:
- Интересовался литературой, культурой, активно участвовал в работе кружка по изучению немецкой литературы. В познаниях был выше других, но держался просто.
Писатель В.В. Кравченко
(г. Тамбов):
- Как об учёном судить не берусь, а человек интеллигентный, прекрасный товарищ, отзывчивый и заботливый.
А вот автор этих строк познакомился с В.П. Мещеряковым в горкоме комсомола за выпуском сатирической газеты "Клещи", напоминавшей “Окна РОСТА” В. Маяковского. Эта газета выставлялась в огромных окнах аптеки №29. Виктор Петрович один выполнял роль то ли одного из Кукрыниксов, то ли всех сразу. О, то была интереснейшая страница нашей студенческой юности. О ней прекрасно рассказал в книге "Сага о заблудших" тамбовский писатель Василий Кравченко.
Ю.Д. Щёкотов вспоминает, как вместе с Мещеряковым они работали в избердеевском совхозе "Дубовое" на уборке яблок, мне вспоминается его работа по уборке целинного урожая в совхозе "Яйсанский" Актюбинской области Казахстана летом 1957 года. Так же, как и другие, возил сено, зерно от комбайна, на току работал на зерноочистительной машине, зернопульте... Может, пристальнее других всматривался в гордую поступь верблюдов, в тайны выносливости степных лошадей, в свободное парение распластавших могучие крылья орлов... Приехал как-то в наше седьмое отделение наш руководитель К.Н. Георг и увёз с собою В. Мещерякова и В. Полевого оформлять полевые станы и красные уголки. Справившись с задачей и получив благодарность администрации совхоза, Мещеряков успел написать (и опубликовать!) большую статью "Там, где закаляется воля. Студенты Мичуринского пединститута на целине", которая заняла целый "подвал" в "Комсомольской правде", выходившей тиражом в сотни тысяч экземпляров.
Мы тоже публиковали статьи и заметки в казахстанских и тамбовских газетах, но центральной прессе требовался орлиный размах. Мещеряков обладал таким размахом и прослыл нашим целинным летописцем.
Завершу же заметки о В.П. Мещерякове своими впечатлениями о его научной работе. После защиты кандидатской диссертации он увлечённо работает над книгами, посвящёнными А.С. Грибоедову и Д.В. Григоровичу. Так его давнее увлечение творчеством этих замечательных писателей увенчалось многими открытиями, добытыми в архивах. Перу Виктора Петровича принадлежат такие фундаментальные труды, как "А.С. Грибоедов. Литературное окружение и восприятие", "Жизнь и деяния Александра Грибоедова", "Д.В. Григорович - писатель и искусствовед", многие другие.
Как же точно характеризуют моего героя слова А.И. Герцена, взятые им в качестве эпиграфа к книге о Грибоедове: "Жизнь сочинителя есть драгоценный комментарий к его сочинениям". Поистине так.

 

* Фадей Венедиктович Булгарин (урождённый Ян Тадеуш Булгарин) - писатель, журналист, критик, издатель, "герой" многочисленных эпиграмм Пушкина, Вяземского, Боратынского, Лермонтова, Некрасова и многих других. Основоположник авантюрного и фантастического романа, фельетона и нравоописательного очерка в русской литературе, издатель первого в России театрального альманаха.