Человек-легенда

24 февраля 2012, 23:00 2182
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (02/22/2012 - 13:50)

Минуло пять лет, как ушёл из жизни неутомимый труженик, почётный гражданин Мичуринска Виктор Тихонович Губанов. А в феврале этого года моему супругу исполнилось бы 85.
Восемьдесят пять - серьёзная дата, но тем не менее Виктор мог бы встретить её, ведь он так любил жизнь, в нём было столько энергии, которой, казалось, не будет конца.

Оглядываюсь в прошлое полувековой давности, и живо встаёт перед глазами картина переезда со станции Лихой, где мы прожили только год, в Кочетовку лютой зимой 1961 года. Когда супруг сказал, что ему предлагают работу в Кочетовке, была удручена очередным, шестым по счёту, переездом. Весь наш скарб спокойно уместился в старый сундук: одежда, детская коляска, ванночка и рулон домотканых половичков. Смущало меня и название станции, которое в переводе с украинского означало Петуховка. Успокаивало лишь то, что мужа не снимают, а повышают в должности, назначая начальником железнодорожной станции, да и зарплата будет у него побольше. Виктор Тихонович признался мне, что обстановка на станции, которую предстояло возглавить, сложилась непростая. Стоял вопрос о реформировании всей Юго-Восточной железной дороги, так как Кочетовка не справлялась с переработкой огромного потока грузов. Он выразил опасение: "А вдруг не справлюсь?". Однако я в муже не сомневалась. Ему было всего лишь 33. Позади репрессия деда в 30-е, который умер в собственноручно вырытой землянке, нищета, пришедшая в 41-м похоронка на отца. В четырнадцать лет Виктор уже был кормильцем огромной семьи. А в пятнадцать с половиной он, опухший от голода, по призыву "чёрной тарелки" приехал в попавшем под бомбёжку поезде в Воронеж, где стал студентом железнодорожного техникума и солдатом. В приказе Государственного комитета обороны (ГКО) сообщалось о переводе всех железнодорожных формирований в состав Красной Армии на правах военнообязанных. Студентов техникума направили на восстановление превращённого в руины Воронежского узла, который подвергался непрерывным бомбёжкам. До своего назначения на должность начальника железнодорожной станции Виктор Тихонович трудился техническим конторщиком на станции Мелитополь, работал поездным диспетчером Поворинского отделения, откуда был откомандирован на учёбу в Ростовский институт железнодорожного транспорта, был начальником пяти проблемных станций.
Кочетовка встретила нас просторной, пустой и холодной квартирой с удобствами на улице. Благо на кухне стояла большая плита и в сарае - отличный антрацит. Местный магазин не мог похвастаться разнообразием ассортимента: на полках - консервированные крабы, хлеб, во флягах - молоко. Зато всё натуральное. Единственный транспорт на станции - лошадка, развозящая керосин по стрелочным постам. Весна порадовала роскошным цветением садов, зелёным стадионом под окном, где играли дети. Когда же посадили огород, были счастливы. Жили скромно, но радовались каждой мелочи, дарованной мирным временем, с трепетом ждали праздников, походов с детьми на демонстрации да простенького домашнего застолья в узком кругу друзей. Вспоминали военные годы, пели песни, которые так любили. У супруга был красивый баритон. Если бы не война, мог стать певцом или музыкантом. Отец Виктора играл на балалайке и научил этому мастерству сына, который свои музыкальные способности проявлял в школьной художественной самодеятельности.
Дома супруг бывал редко. Он ушёл с головой в работу, трудился по 14-16 и более часов в день. Экономил время даже на походах домой. Ел столовский борщ, запивал компотом. Он забывал, в каком классе учатся его дети, но отлично знал каждую стрелку и всех стрелочников, башмачников по именам, чем снискал всеобщие любовь и уважение. Вспоминаю, как в морозные зимы с метелями, снегопадом для расчистки четырёхметровых сугробов, способных остановить движение, на помощь призывали солдат. Сбой на несколько минут мог оказаться катастрофой, так как Кочетовка выдавала составы каждые пять минут.
Шли годы. На пустыре для работающих на станции людей - жителей окрестных сёл и деревень вырос посёлок Кочетовка. Непрерывно велась своими силами реконструкция станции: ушёл в прошлое ручной труд списчиков вагонов, появился телетайп, пневмопочта, были электрифицированы стрелочные посты, совершалось и множество других преобразований. Люди стали гордиться своей работой. Случайно услышанный разговор двух женщин - тому подтверждение. На вопрос, где работает муж, прозвучал ответ: "Стрелочником на Кочетовке!". Эти слова были произнесены так, словно она сообщала о должности директора завода.
Виктор Тихонович заражал своей энергией окружающих его людей, помогал им осознать, что они делают большое ответственное дело. 1967 год стал знаменательным в жизни не только Кочетовки, но и Мичуринского отделения железной дороги: возглавляемую В.Т. Губановым станцию одну из тысячи удостоили Диплома ВДНХ СССР за проведённую реконструкцию, отметили премией и вручили на вечное хранение Красное знамя ЦК КПСС. Виктора Тихоновича наградили Золотой медалью ВДНХ СССР.
Очередным этапом жизни стало новое ответственное назначение на должность председателя горисполкома. За годы его деятельности в Мичуринске были построены домостроительный комбинат, очистные сооружения в Громушке, магазины, гостиница, завод железобетонных изделий, средние школы №4, 23, хлебозавод на ул. Гастелло, мебельная фабрика, гастроном №62, основан Музей-усадьба А.М. Герасимова. В эти годы в городе было сдано 254,9 тысячи квадратных метров жилья. За достижение наивысших результатов во Всероссийском социалистическом соревновании, за досрочное выполнение народнохозяйственного плана Совет Министров РСФСР, ВЦСПС вручили нашему городу переходящее Красное знамя.
За плодотворную деятельность Виктору Тихоновичу присвоили звание почётный гражданин города. Много правительственных наград было у него, но больше всего дороги медаль Жукова, нагрудный знак "Ударник сталинского призыва", звание “Почётный железнодорожник”.
После десятилетней работы председателем горисполкома супруга назначили начальником Мичуринского отделения железной дороги. Трудился в этой должности четырнадцать лет. Служению на железнодорожном транспорте он отдал 62 года.
Так жил и работал этот незаурядный человек, потому что по-другому просто не мог.