Дневник штурмана

01 августа 2015, 06:00 964

Как потомственному военному, прошедшему Афганистан, мне всегда была близка военная тематика.

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (07/31/2015 - 13:48)

В центре Клавдия и Николай Бабичевы

Однажды, находясь на лечении в реабилитационном центре инвалидов и участников боевых действий, посчастливилось познакомиться с воином-«афганцем», полковником и писателем Николаем Кикешевым, автором романа «Встань и иди». Он подарил мне свою очередную книгу, по сути монографию мировой исторической науки под названием «Метаистория», научный фолиант, который надо изучать, а не читать. Тогда я ещё подумал: да, не занимать России одарённых талантливых людей, умеющих пером отразить события грозных военных лет. Сколько рассказов, песен, стихов было посвящено героям Великой Отечественной, сколько имён и событий остались неизвестными.

Первым делом самолёты

Мой отец, штурман авиации, не любил рассказывать о том, как воевал, и часто говорил, что эта ужасная трагедия никогда не должна повториться. Эпизоды из боевого прошлого вспоминал лишь на встречах с товарищами по оружию. Тогда-то я и начал понемногу узнавать, как отец и его сослуживцы летали на бомбометания, в разведку, как попадали под обстрелы, корректировали артиллерийский огонь…
Николай Бабичев родился на Украине в селе Новые Гончары Путиловского района Сумской области. В авиацию он попал не сразу. После школы поступил в киевское артиллерийское училище. На первом курсе его застала война. Стране срочно потребовались лётчики и штурманы, поэтому в артиллерийском училище начали спешно отбирать самых толковых ребят для обучения штурманскому делу. В эту группу курсантов попал и мой отец. Так началась его карьера штурмана.
Война принесла отцу не только тяжкие испытания, но и встречу со второй половинкой. Он служил в одном полку с моей матерью и своей будущей женой Клавдией. Он – штурман, она – техник по самолётам. На войну мама отправилась добровольно. Почему-то часто говорили, что вместо своей старшей сестры, которая была маленькой болезненной девушкой. Сёстры родились в Борисоглебске Воронежской области, славившемся своим лётным училищем. За лётчиков они обе и вышли замуж. Началась война, и Клавдия почти сразу стала вдовой. Муж погиб в первом же бою. Когда в сердце молодой девушки утихла первая жгучая боль утраты, на смену ей пришла ненависть к фашистам, отнявшим мужа. Она попросилась на фронт, чтобы отомстить, и попала в лётную часть, где встретила моего отца.
Недавно мы с сестрой перебирали старые документы и нашли бумаги отца, о существовании которых даже не подозревали, и военные фотографии. В своей личной тетради отец писал о боевых заданиях, о том, как проводилась разведка с воздуха. Это считалось очень опасным заданием. Самолёт постоянно должен был летать над позициями врага и по радио руководить огнём артиллерии. Можно представить, какую заманчивую мишень он представлял. Понимая всю опасность, исходящую от самолёта-корректировщика, гитлеровцы лупили по нему из всех видов орудия. На фотографиях, которые хранились у бабушки на Украине, были запечатлены самолёты, вернувшиеся с корректировки. Они больше напоминали скелет летательного аппарата, наполовину лишённый обшивки. Даже не верится, что такой самолёт мог вернуться на свой аэродром. По сути, лётчик, выполнявший корректировку, был смертником с одним шансом вернуться живым из ста.

Рождённый в День Великой Победы

Также в дневнике нашлись строки, посвящённые ещё не родившемуся сыну Бабичевых, то есть мне. Отец писал о своих переживаниях за жену, которая, будучи беременной, продолжала свою службу Родине в авиационной части. Советская Армия тогда гнала фашистов на Запад. Авиационные полки постоянно передислоцировались с аэродрома на аэродром. В 1944-м мамина часть расквартировалась в небольшой деревеньке подо Львовом. В округе бродили шайки бандеровцев. Хозяйка дома предупредила, что её муж в банде и может заявиться в любой момент. Помню, мама рассказывала своим подругам, как боялась она этих нежданных визитов, волнуясь не за себя, а за своего ребёнка.
Потом супруги решили, что будущей маме лучше уехать на родину, в Борисоглебск. Отец провожал жену на попутках сначала до Львова, потом в теплушке до Киева. Там они расстались. Мама добралась поездом до Москвы, а потом до Борисоглебска.
Немцев тем временем уже выгнали с территории СССР. Красная Армия преследовала врага, чтобы добить в его же логове. В Киеве отец получил новое назначение во вновь сформированный полк, который должен был перебазироваться в Польшу. Мама в это время была уже в роддоме в Саранске (всех рожениц тогда старались отправить в глубокий тыл). В конце великого дня 9 мая 1945 года у неё родился ребёнок. Вся страна ликовала, а вместе с ней сотрудники роддома, новоиспечённые мамочки.
10 мая примчался отец, чтобы забрать нас в Польшу. Его едва уговорили немного повременить, чтобы документально оформить рождение сына. Родители сначала хотели дать мне имя Победа, но их кое-как уговорили не делать этого. Посоветовали назвать в честь Георгия Победоносца. Таким образом в отделе загса появилась запись о рождении нового гражданина СССР Юрия Бабичева. Правда, в архивных книгах датой моего рождения отчего-то зарегистрировали 10 мая. Это я выяснил уже после смерти моих родителей, когда восстанавливал свидетельство о рождении и делал запрос в Саранск.

Без комментариев

В завершение своего повествования хотелось бы привести один фрагмент из дневника моего отца, который, думается, не требует никаких пояснений:
«2 февраля 1944 года. Сегодня один из самых важных дней в моей жизни. За два с половиной года получил первое письмо от младшего брата Ивана Андреевича. Два с половиной года я беспокоился о судьбе своего брата и своих родных. И вот сегодня окончательно решилось моё беспокойство. Брат Ваня, лёжа в госпитале, прислал письмо, которое и обрадовало, и безмерно огорчило. Он сообщил, что наш папа погиб 18 октября 1943 года часов в 5 вечера на правом берегу Днепра, к северу от Киева, во время наступления на Киев. Эта весть навсегда врезалась в мою память и заставляет ещё больше мстить гитлеровским извергам за кровь, пролитую отцом за дело великой партии Ленина – Сталина.
Прощай, родной отец, прощай, воспитатель и кормилец. Ты отдавал все свои силы, чтобы нас вырастить, воспитать, выучить. Ты этого добился, и мы старались не посрамить твоё имя… Мы, твои сыны, приложим все силы, всю энергию для того, чтобы отомстить за твою кровь; десятки, сотни фрицев рассчитаются за тебя. Я, Николай, твой старший сын, старший лейтенант, кавалер ордена Отечественной войны I степени своей разведкой с воздуха помогу скорее разгромить врага. У твоего младшего сына Вани на счету 150 фрицев убитыми и вдвое больше раненными.


«Погиб отец в летах цветущих,
Покинул нас с тобою навсегда,
Жену оставил он вдовою,
Братуха! Бей, громи врага!»


- такой призыв прислал мне мой брат.
За нашего отца, за героя, который нас воспитал, клянусь отомстить коричневой чуме, пусть узнают все человека, который вырастил Героя Советского Союза Ивана Бабичева и кавалера ордена Отечественной войны I степени Николая Бабичева. За отца, за Родину, за Сталина – вперёд, на Запад!».