Донские посылки

09 апреля 2010, 23:00 2854
© Мичуринская правда - http://michpravda.ru (ЧТ, 04/08/2010 - 14:59)

В этом году мы будем отмечать 360-летие строительства под селом Старотарбеево Мичуринского района первой государственной верфи. Известно, что на ней изготавливались струги - парусно-гребные суда различного водоизмещения. Однако предлагаемый вашему вниманию, друзья, материал, позволяет утверждать, что ещё за четыре года до этой даты - в 1646 году - под Козловом царские воеводы и стольники уже закладывали суда для покорения турецкой крепости Азов.


Путь по Дону был известен с XIV столетия. По совершенному неимению береговых путей на юг в этом крае он был почти единственным. Им ходили и торговые люди в Тавриду, и послы русские и турецкие, отправляемые из Москвы и Царьграда. По Дону сплавлялось с 1618 года царское жалованье донским казакам. Основным пунктом сбора был город Воронеж.  
21 апреля 1637 года казаки осадили турецкую крепость Азов. Взятие Азова отвечало интересам русского государства, поэтому из Москвы в помощь казакам была прислана денежная казна, хлеб, а также большие запасы пороха. На 49 стругах на Дон доставили две тысячи рублей, 400 четвертей сухарей, толокна, круп, 16 бочек вина, 40 поставок сукна, 100 пудов пороха, 100 пудов свинца и 4200 пушечных ядер для 84 пушек-пищалей.
Воодушевлённые такой поддержкой донцы начали вести осадные работы, и уже в июне того же года крепость была взята. Победа казаков не осталась незамеченной. Первыми в июле 1637 года о ней узнали в Москве от атамана Петрова, давшего русскому правительству подробный отчёт о последних событиях на Дону. 
В 1638 году в Азов русским правительством было прислано царское знамя, "зелейная" и свинцовая казна (300 пудов пороху и 200 пудов свинца), большие хлебные запасы. Поставки продовольствия и боеприпасов продолжались и в дальнейшем, увеличиваясь год от года. Воеводы южнорусских городов получили приказ не препятствовать отправке жителей своих уездов на помощь казакам под Азов. В это время устанавливается сообщение между Москвой и Доном, которое проходило через Козлов. В архивах сохранились документы о переписке царя Михаила Фёдоровича с козловским воеводой Афанасием Беклемишевым о свободном проезде через Козлов донских казаков. Осенью 1640 года козловским воеводой Афанасием Константиновичем Беклемишевым была получена царская грамота о пропуске казаков обратно на Дон. "По нашему указу, - говорилось в том документе, - отпущены с Москвы на Дон, к донским атаманам и казакам с нашею грамотою донские казаки Дементьевы станицы Гаврилова: Савелий Агапьев, Галахтион Григорьев, Кузьма Прокофьев, Василий Алексеев, Лукьян Степанов, Павел Пахомов, всего семь человек. И как к тебе ся наша грамота придёт, а донские казаки со товарищи в Козлов приедут, и ты бы их отпустил из Козлова на Дон тотчас, безо всякого задержанья". Со временем между жителями Козлова и донскими казаками налаживались и торговые отношения. Так, в 1640 году в Азов для покупки лошадей были отправлены козловский сын боярский Михаил Гаврилович Иванов и донской казак Агап Пашигорев.
Однако вернёмся к рассказу об Азове. Казаки неоднократно предлагали правительству царя Михаила Фёдоровича принять город под свою власть и прислать в него воевод и войско. Для изучения обстановки на месте в Азов послали дворянина А. Желябужского и подьячего А. Башмакова, которые на месте тщательно изучили обстановку и доложили о ней царю и боярам после своего возвращения 8 марта 1642 года. Доставленные сведения были неблагоприятными - выяснилось, что большая часть азовских укреплений разрушена, из 11 башен осталось только три и то повреждённые. По этой причине Желябужскому даже не удалось изготовить "чертёж" Азова, о чём они сообщили по возвращении в Москву. Тогда же царём Михаилом и его советниками были получены тревожные вести из Турции, в которых сообщалось о решимости султана любой ценой добиваться возвращения захваченной казаками крепости. Правительству пришлось срочно пересматривать решение Земского собора, состоявшегося в январе 1642 года в Москве, на котором большинство участников высказались за присоединение Азова к русскому государству даже ценой неизбежной войны с Турцией. Предложение казаков оказалось очень привлекательным для многих представителей служилого сословия, но финансовое положение страны оставалось сложным, поэтому правительство решило не принимать Азова и уговорить донцов вернуть город турецкому султану. 
30 апреля 1642 года на Дон выехал дворянин Засецкий с царской грамотой казакам, в которой им предлагалось уйти из Азовской крепости. 28 мая грамота была прочитана на войсковом круге и принята собравшимися донцами. Вскоре после решения круга в начале лета 1642 года казаки ушли из Азова, взорвав его укрепления и увезя с собой в качестве трофеев крепостные ворота и городские весы.
Турки, восстановившие укрепления Азова, попытались нанести ответный удар по донским казакам и весной 1643 года напали на их поселения. 22 апреля в результате неожиданной атаки был захвачен городок Маныч, затем - Черкасск и Монастырский городок. Однако нападение на казацкое поселение Раздоры, где находились вывезенные из Азова пушки, оказалось неудачным. Казаки отбили турецкий штурм. Противник, понёсший большие потери, отступил, но военные действия на Дону продолжались и позднее. В 1644 году были разгромлены городки Голубые и Кагальник. В 1645 году нападению подверглись верховые казачьи поселения. В результате турецких нападений на Дон казаки заявили московскому правительству о своём решении отступить на реку Яик. Чтобы не допустить такого развития событий, чреватого ослаблением обороны южных границ, русское командование вынуждено было оказать срочную военную помощь донскому казачеству.
В 1646 году по указу царя Алексея Михайловича для отправки донским казакам государева жалованья за службу из Москвы были посланы дворяне Ждан Кондырев и Михайла Шишкин, которые должны были, приехав в Воронеж к воеводе стольнику Андрею Бутурлину, получить от него для похода на Дон суда и кормщиков, хлебные запасы, вино, зелье (порох), свинец, холсты, железо. Второе не менее важное поручение, которое они должны были выполнить, заключалось в наборе 3000 ратных вольных людей для отправки в донские крепости. К ним в помощь в марте по государеву указу для набора ратных людей в украинных (окраинных) городах Пронске, Ряжске, Козлове, Лебедяни, Епифани, Данкове, Ефремове, Сапожке и Михайлове был послан дворянин Пётр Красников. Каждому записавшемуся в поход и имеющему пищаль выдавалось "государево жалование" по пяти рублей с полтиною, а у кого пищалей не было, выдались казённое оружие и по четыре рубля, а также по фунту пороха и по два фунта свинца для пуль.  
Для этого похода на Дон воронежскому воеводе было велено сделать десять стругов. Такие же царские указы получили и воеводы в Ельце, Ливнах, Чернавском, Епифани, Данкове, Лебедяни, Козлове, Ефремове, на Черни и в Новосили, которым поручалось сделать 46 стругов. 
И вот 17 июня 1646 года от Петра Красникова была послана отписка царю о сборе вольных людей по городам и о доставке их на стругах в Воронеж, из кото-рой мы узнаём, что начиная с 16 апреля по прибытии в Козлов он начал запись охотников в донскую службу. Для набора охочих людей Красников должен был взять деньги в Воронеже у Ждана Кондырева, но получил он их не сразу. И поэтому, чтобы незамедлительно начать работы, продал лошадей и всякую конскую служилую упряжь, нанял на те струги плотников и сделал четыре струга. На полученные от Ждана Кондырева деньги Красников смог завербовать только 100 человек, но желающих было записано больше, поэтому Красников занял в Козлове пятьдесят пять рублей денег и раздал жалованье ещё десяти горожанам. 30 апреля Красников вышел с Козлова на Воронеж на 20 одномачтовых стругах, пригожих к морскому ходу, с ратными и торговыми людьми. Из документов известно, что длина каждого судна достигала 17 метров. 12 мая Красников прибыл в Воронеж, откуда хотел идти на Дон без промедления. Однако спустя пять дней им была получена государева грамота, в которой предписывалось дожидаться вольных охочих людей из Северских городов, которые придут в Воронеж для государевой службы донской посылки. 28 мая Красникову была прислана ещё одна царская грамота, в которой государь напутствовал ехать на Дон "бережно и стройно, и усторожливо, и на станах ставитца в крепких местах и на перед себя и позади посылати для розъезду в лёгких стругах ратных людей…", для того чтобы татары, нагайцы или черкасы не напали и "государевы казны и запасов не отгромили".
В начале августа 1646 года Пётр Красников писал царю из Черкасского городка о приходе туда с набранными им воинскими людьми, о сдаче их Ждану Кондыреву и участии в битве, бывшей с Крымским царевичем. "И июля же в 16 день приходил к Черкасскому городку Крымской царевич Нарадын со своими собранными многими людьми, с Крымскими и с Ногайскими, и с Озовскими, и с Темрюцкими, и бил теми своими многими собранными воинскими людьми на твоих ратных людей. И я, холоп твой, на том бою был с твоими государевыми ратными вольными охочими людьми, которые, государь, со мною пришли с Воронежа и которых, государь, я прибирал в Козлове. И на том, государь, бою козловцев трёх человек убили до смерти, а иных, государь, переранили".  
Со временем крепость Козлов становилась всё дальше от границы, и Козловский край стал терять значение пограничной украины (окраины). Эту роль стали играть Донские земли, и на козловских служилых людей возлагалась новая нелёгкая обязанность - исполнять так называемые донские отпуски (посылки). Состоял он в отправлении денег, сукна, пороху, свинца, вина и хлеба для раздачи за службу донским казакам, которые теперь несли обязанности по охране границ русского государства. Для этого в Козлове наши предки заготавливали хлеб и строили для его отправки струги.