Хранительница чернозёмов

29 октября 2010, 23:00 2414
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru (СР, 10/27/2010 - 15:47)

Л.В. Степанцова

Земля... Зерно... Золото... С полным правом можно поставить в один ряд эти слова, видя в них общую смысловую нить и логическое продолжение жизненных богатств, вытекающих одно из другого. Исследованиями почв, грунтов, земли, а чернозёмов как уникального ресурса плодородия в особенности занимается героиня моего очерка Людмила  Валентиновна Степанцова. Кандидат биологических наук, работающая над докторской диссертацией, доцент кафедры агрохимии и почвоведения агрономического  факультета Мичуринского государственного аграрного университета. Молодая женщина хрупкого сложения, с внимательными глазами и не по сегодняшней моде длинной косой. Счастливая мама двоих сыновей-старшеклассников и любящая жена Александра Анатольевича, преподавателя дисциплины "Горное дело" в Московской геологоразведочной академии.

Видя некоторое моё замешательство после услышанного (как это, муж - в Москве, жена, дети -  в Мичуринске?), Людмила Валентиновна понимающе улыбается. "Не вы первый удивляетесь нашему "студенческому" образу жизни. Но что поделаешь, у многих учёных семьи такие нестандартные. Муж здесь работу не найдёт, а геология - любимое дело Александра Анатольевича. Потом, столица не так уж далеко, для нас 400 вёрст не расстояние, видимся постоянно. А дети наши, Анатолий и Иван, парни самостоятельные, им няньки не нужны, сами успешно и в школе, и дома управляются, ещё и спортом успевают заниматься".
 В юности Людмила - дочь агронома по образованию, выпускника знаменитой "Тимирязевки" Валентина Олеговича Степанцова, теперь преподавателя курса "Кормопроизводство и растениеводство" здесь же, в МичГАУ, окончив с серебряной медалью мичуринскую школу №1, осуществила давнюю мечту - поступила в Московскую геологоразведочную академию. Там учился и будущий супруг её, Александр Насыров. И вот эта знаменитая песня Пахмутовой и Добронравова о геологах:
Ты уехала в знойные степи,
Я ушёл на разведку в тайгу,
Над тобою лишь солнце палящее светит,
Надо мною лишь кедры в снегу... -

это о них. С той только  разницей, что в первой экологической экспедиции Людмилы было не "палящее солнце", а причудливые  сполохи  Северного сияния. Потому что местом студенческой практики был край земли, Уренгой, царство полярных морозов, снегов, тундры, а ещё морей нефти, газа и полноводных сибирских рек. Увы, уже достаточно загрязнённых  железом, другими примесями и отходами  производства рук человеческих. Что и фиксировали в дневниках наблюдений за природой студенты-геологи. 
...Перед молодой супружеской четой, получившей одинаковые дипломы инженеров-гидрогеологов, встал и насущный, и неумолимый вопрос: что делать дальше? Где жить, где работать, где растить первенца? Тогда-то и было принято решение: Александр остаётся в Москве, а Людмиле с сыном нужно возвращаться в Мичуринск, где живут родители, где есть агроуниверситет. Куда она и устроилась работать 15 лет назад на кафедру земледелия, начав с азов профессии - лаборанткой. Те 1990-е годы известно как трясли Россию бесконечными кризисами, дефолтами, путчами, перестройками... Экспедиции из-за отсутствия финансов закрывались, геологи надолго зачехляли палатки и планшетки, отправляясь на поиски нового места работы. Которое немало надо было поискать, прежде чем найти.
Страдали не только люди и производственные отрасли. Страдала земля. Страдала элита земли - чернозёмы, в том числе знаменитый наш, тамбовский. Тот, который ещё в начале ХХ века объёмом в кубометр был "вырезан", вывезен и представлен во Франции, в знаменитой Парижской палате мер и весов как бесценный экспонат - самый плодородный слой почвы на земном шаре.
Факторами деградации земли были не только климатические катаклизмы -  к засухам, суховеям, а равно переувлажнениям ещё можно как-то приспособиться - влияла заброшенность пашни. Стоило ненадолго измениться структуре посевных площадей, отсутствие многолетних трав, как  земля тут же оголилась и молниеносно отреагировала далеко не в лучшую сторону. И как теперь прикажете быть земледельцам? Где, когда и что сеять, сажать? Те сведения о местных почвах, что имелись у  агрономов, - полувековой давности, новые карты не разработаны, отсутствуют. А наугад, вслепую работать с землёй, всё равно что вести корабль по незнакомому проливу без лоции.      
Под руководством профессора кафедры физики и мелиорации почв МГУ имени М.В. Ломоносова А.С. Никифоровой, светила  эколого-мелиоративных изысканий и исследований профессора Ф.Р. Зайдельмана (Людмила Валентиновна любяще называет его "мега-шеф"!) Степанцова работала над кандидатской диссертацией по близкой ей теме "Эколого-гидрологические особенности лунёво-чернозёмных почв севера Тамбовской равнины". Для чего сама, а чаще со студентами и аспирантами (забегая вперёд, скажем, что под её началом защитился вчерашний её студент Вячеслав  Красин и готовится Вера Волохина) выезжала в полевые экспедиции во многие районы Тамбовщины. Изучали заброшенные земли, брали пробы почвы и  делали описание разрезов, обследовали чернозёмные массивы  в Токарёвском и Моршанском, Жердевском и Уваровском, Сосновском и Никифоровском, Тамбовском и Мичуринском районах. Порой эта работа совпадала и совмещалась с хоздоговорной тематикой, как, например, в Первомайском районе, где провели агрохимическое обследование 13 тысяч гектаров целинных земель. Которые затем на основе достоверных научных исследований и полученной базы данных были благополучно распаханы, подарили хорошие урожаи. Такая  же информация об изученных почвах  с последующими выкладками и рекомендациями была  предоставлена полеводам Петровского района, первомайским садоводам  из набирающего всё большую известность ООО "Биопрогресс".
Практика в полевых условиях совмещалась у Людмилы Валентиновны с постоянным пополнением теоретического багажа - участием в различных научно-практических конференциях, семинарах, курсах, проходивших в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Барнауле, родной Тамбовщине, знакомством с публикациями коллег в отраслевом журнале "Почвоведение", других специальных изданиях, поиски в Интернете. Получаемые знания придают новые импульсы для работы над уже готовой в черновом варианте докторской диссертацией, позволяют высоко держать планку обучения студентов.
- Людмила Валентиновна преподаёт почвоведение, геологию, методы почвенных исследований, ландшафтоведение, - говорит проректор МичГАУ по инновационной и научной деятельности доктор экономических наук профессор  Владимир Алексеевич Солопов. - Четверо её студентов за активное участие в научной работе и интересные  проекты стали именными стипендиатами, обладателями областных  стипендий имени Вернадского и Мичурина. Двое питомцев Степанцовой  занимали вторые места на экологических конкурсах студентов аграрных вузов России. Это большие достижения. И сама Людмила Валентиновна не впервые заслуженно выигрывает федеральные гранты, учреждаемые для внедрения в жизнь серьёзных научных разработок, исследований, имеющих большой общественный резонанс.  Эти средства помогают вести научные изыскания, привлекать нужных специалистов к сотрудничеству, экспертизам и консультациям, выезжать в экспедиции. Что Людмила Валентиновна и осуществляет весьма  успешно, работая над классификацией почв, составлением карт районирования посевов вместе с практиками, например, своим аспирантом Александром Полтининым из хозяйства "Новый нектар" Мичуринского района, другими опытными аграриями.  
Особая гордость Л.В. Степанцовой - создаваемый ею в стенах вуза почвоведческий музей. О том, какой огромный подготовительный труд стоит за этим замыслом, она умалчивает. Но стоит только увидеть те полутораметровой длины увесистые деревянные ящики-"монолиты", куда по специальной технологии тщательно отбирается чернозём и другие почвенные слои  в каждом из районов нашей области, представить, каково это - потаскать в любую погоду и непогоду такие тяжести по бездорожью, бережно грузить их и обеспечивать благополучные перевозки на сотни километров... И всё - во имя плодородия родной земли, прибавления её богатства.
Вот они, размещены в 16-ти застеклённых "пеналах" полутораметровой длины каждый, образцы почв Тамбовщины. Поражает метровой (!) толщиной слой чернозёма Уваровского района. В других местах  встречается земля победнее - наряду с цветом вороньего крыла седоватые пески, супеси, рыжеватые суглинки. И всё это нужно было  разведать, правильно оценить, по-научному классифицировать и проанализировать, чтобы дать грамотные рекомендации и одиночке-фермеру, и руководителю крестьянского  фермерского хозяйства, и председателю производственного сельскохозяйственного кооператива. Да и государственным структурам, ведающим  развитием АПК. И, конечно же, завтрашним инженерам полей -  студентам агрономического факультета.
127 лет назад увидел в России свет капитальный труд "Русский чернозём" великого учёного, основателя русской школы  почвоведения и географии Василия Васильевича Докучаева. Истинного подвижника науки, где на бричке, а где и пешком  в течение восьми лет изведовавшего земли, реки, болота, степи и равнины бассейна  верхней Волги, подзолы родной для него Смоленщины, наши чернозёмы. Словно в назидание нерадивым потомкам, приверженцам необдуманных, скоропалительных решений по переброске рек и осушению болот звучат вещие слова профессора минералогии, геолога и почвоведа с мировой славой: "Прежде чем затрачивать миллионы на осушение болот, необходимо доказать, что реки, берущие своё начало в болотах, могут обойтись и без них. Иначе нам придётся ещё больше затратить труда и средств, чтобы обводнить осушённые местности". Действительно, что ценнее земли и воды? 
В Европе это давно уже поняли. Автору этих строк, не раз бывавшему в Германии, самолично доводилось видеть вдоль автотрасс, на обочинах дорог, фронтонах мостов и эстакадах огромные плакаты "Zuruck, zu Natur!" ("Назад, к природе!"). Немцы чётко уяснили, что без болот нет рек, без болот не обойтись. И нам нужно тысячу раз отмерить, прежде чем отрезать реку от  давшего  ей жизнь болота, если мы не  хотим, чтобы полноводные некогда  просторы мелели, хирели, зарастали водорослями, ряской и кувшинками, превращаясь  в застойные болота. Точно такого же бережного, заботливого, уважительного отношения требует к себе земля, владея которой на немереных просторах, просто непозволительно говорить о какой-то безработице! Уж земля-то всегда  прокормит, только потрудись над ней! И не нужны, по глубокому убеждению Людмилы Степанцовой, никакие интенсивные и экстенсивные инъекции чернозёмам, способным без натуги давать обильные урожаи. Зачем подрывать природные защитные силы столетиями образовывавшегося гумуса разными химическими "снадобьями"? Чтобы получить на  краткий срок рекордные показатели, а потом  обречь землю на годы бесплодия? И без искусственных вливаний стратегический наш ресурс - чернозём - способен  обеспечивать устойчивые результаты на необозримые времена. А сколько вредят полям неместные пираты-скупщики земель, эти "чёрные рейдеры", как метко их назвал председатель областного комитета по управлению имуществом Г.И. Чулков! Идут "на все изжоги", как говорят в народе, лишь бы хапнуть кус побольше, пожирнее, не обрабатывать надел, не  тревожиться о нём... хотя нет, тревожиться, с заботой о том, как бы потом повыгоднее, втридорога перепродать...
"Никогда многие районы земного шара не увидят той благодатной почвы, которая составляет коренное  ни с чем не сравнимое богатство России и которое является результатом удивительно счастливого и весьма сложного комплекса ряда физических условий!", -  писал в великом труде своём, по сути, завещании, неистовый ревнитель российских чернозёмов, истинный патриот нашей Родины, земли русской, профессор Санкт-Петербургского университета  В.В. Докучаев.
Верны ли мы его заветам? Учёный-биолог Мичуринского государственного аграрного университета Людмила Валентиновна Степанцова, делом отвечая на этот вопрос, изучает, сохраняет, приумножает  земли родной Отчизны. Краше которых нет для неё ничего на свете, как нет для нас  ничего лучше любимых песен вольных ветров, зелёных лесов и золотых разливов хлебных полей.