"...Мы даже смерти выше"

28 ноября 2011, 23:00 3183
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (11/28/2011 - 13:45)

Этот заголовок - из стихотворения одного из ровесников Зои Космодемьянской - Николая Майорова, сгоревшего в жертвенном огне Великой Отечественной. Вот строки из него, ставшие эпитафией над грандиозной, библейского смысла могилой поколения с памятником Зои над ним:
Нам не дано спокойно спать в могиле…
Что гибель нам! Мы даже смерти выше…
…В могилах мы построились в отряд
И ждём приказа нового. И пусть
Не думают, что мёртвые не слышат,
Когда о них потомки говорят.

Говорят ведь… Например, по второму телеканалу, где идёт шоу "Политический процесс"… Чего только здесь не наслушаешься, какими только "железно" подтверждающими кадрами кинохроники не запудришь себе мозги о сущности и судьбе предвоенного поколения советской молодёжи. Того, оставшегося в истории поколения Зои Космодемьянской. Поколения неповторимого, как неповторимо время, родившее его и ставшее в тысячелетней истории Отечества таким кратким и исполненным светлой надежды на будущее. Поколения высокого подвига и поэзии. Поколение 20-40-х годов сурового ХХ века отмечено не только небывалым духом рыцарства, но и военной лирикой Пушкинской интонации и силы. Как о русской земле у советского воина и командира Павла Шубина:
…Я счастьем и кровью своей заплачу,
Чтоб ты не сдалась ни огню, ни мечу
И власти чужой не сносила…

Эти строки можно с полным основанием отнести к Зое Космодемьянской, первой женщине, удостоенной звания Героя Советского Союза.
Зоя Анатольевна Космодемьянская родилась 8 сентября 1923 года в деревне Осиновые Гаи, что на Тамбовщине. Её дед - сельский священник - был уничтожен представителями советской власти. Отца в годы коллективизации за критику методов её проведения сослали вместе с семьёй в деревню Шиткино Иркутской области. Затем семье удалось перебраться в Москву. Здесь мама и дочь ради безопасности исправили свою церковно звучащую фамилию - Козьмодемьянские.
В 1941 году, окончив девятый класс, Зоя записалась добровольцем в Центральную разведывательно-диверсионную школу. Набиравший учащихся Александр Шелепин, будущий глава КГБ СССР, не решился принять внучку расстрелянного священника и репрессированного отца. Эту ответственность взял на себя начальник школы Артур Спрогис. В 1978 году ветеран военной разведки Советского Союза Артур Карлович даст большое интервью "Комсомольской правде" о том, как всё это происходило. И тогда станут известны все детали противоборства секретных ведомств вступивших в смертельную схватку государств, подробности подвига Зои Космодемьянской и гибели этой русской "Орлеанской девы", как назовут девушку с Тамбовщины на западе.
Зоя отличилась при выполнении первого же задания осенью 1941 года. Она предложила протянуть поперёк дороги, по которой в сторону Москвы регулярно мчались вражеские мотоциклисты, найденный в лесу металлический трос. Пойманный таким образом фашист, в полевой сумке которого оказались ценные карты и планы боевых действий на подступах к столице, был схвачен и уничтожен.
Второе задание оказалось для Зои последним. Троим бойцам отряда: Борису Крайнову, Зое Космодемьянской и Василию Клубкову предстояло сжечь в подмосковной деревне Петрищево дома, в которых зимовали оккупанты, и уничтожить аппаратуру радиоразведки, с помощью которой фашисты перехватывали секретные переговоры руководителей армейских штабов советской армии или глушили их, мешая постановке боевых задач войскам. Зоя выполнила задание. Но на выходе из деревни была поймана. Как позже выяснилось, её предал Василий Клубков, а выследил их обоих местный житель Семён Свиридов.
Зою жестоко пытали и 29 ноября 1941 года повесили.
16 февраля 1942 года ей было присвоено звание Героя Советского Союза. Её именем назвали улицы, школы, пионерские дружины во многих городах страны. Памятники этой презревшей смерть русской девушке поставлены в ряде городов и селений страны, в том числе в Тамбове.