На передовой и в труде, и на войне

27 января 2010, 23:00 2560
© Мичуринская правда - http://michpravda.ru (СР, 01/27/2010 - 15:34)

Анатолий Александрович Саюшев высок и могуч. Крепкое рукопожатие выдаёт в нём недюжинную силу. Интересуюсь, сколько ему годков. Соседка больше 65-ти не даёт, - отвечает.  - Это по внешнему виду. А по паспорту? - В апреле прошлого года стукнуло 92.

Родился истинный русский богатырь А.А. Саюшев в Козлове аккурат в год свершения Великой Октябрьской социалистической революции на Благовещение (7 апреля) в мещанской семье. Мать, Мария Яковлевна, была домохозяйкой (в то время уважаемая "профессия"), отец, Александр Никитич, классным портным. Ему заказывали одежду самые именитые горожане, в числе которых купцы Полянские, Сушковы, Шухмины и другие.
По стопам родителя Анатолий Александрович не пошёл - не те наступили времена. Окончив семь классов в школе №2 (ныне структурное подразделение школы №1), а было это в 1933 году, поступил в ФЗУ, где два года учился на слесаря. На выбор учебного заведения повлияло то, что время было очень тяжёлое, голодное. В привилегированном положении находились только железнодорожники - им выдавались карточки на хлеб. Будущие работники этой отрасли также получали карточки. Отучившись в фабрично-заводском училище, пришёл на паровозоремонтный завод (ныне ПК "Милорем"). А весной 1938-го призвали в армию.
Попал Анатолий Александрович во флот. Сначала учился в Ленинграде на секретных спецкурсах при учебном отряде подводного плавания имени С.М. Кирова. Здесь готовили специалистов для отдельного телемеханического центра. За два года учёбы наш земляк освоил не только основную специальность, но и моториста, электрика, радиста. Выпускника направили на Северный флот. Станция, где проходила его служба, располагалась на острове Кильдин в Баренцевом море. В задачу подразделения входило обнаружение кораблей противника в ночное время с помощью приборов инфракрасного излучения. Таких случаев на памяти Анатолия Александровича два. Однажды засекли корабль. Сообщили об этом в штаб, где имеются все сведения о местонахождении наших судов. Оттуда поступает ответ: корабль не наш, уничтожить. Тогда в действие приводятся прожекторы, излучающие мощный пульсирующий свет, и батарея дальнобойных орудий.
Но вот грянула война. Встретил её Анатолий Александрович всё на том же острове Кильдин.
- Наш политрук ещё задолго до начала войны предупреждал нас, что придётся воевать с немцами, - рассказывает бывший сухопутный моряк (ведь ему так и не довелось ходить на кораблях. Прим. авт.). Так оно и вышло. Когда фашисты вероломно напали на нашу страну, мы всё время были в ожидании, что вот-вот в Баренцевом море покажутся вражеские корабли. И мы готовились к этому. Строили укрепления, вооружились, было организовано регулярное ночное дежурство.
Но немцы не появлялись. А Анатолию Александровичу так хотелось быть причастным к борьбе с ненавистным врагом. Он неоднократно подавал рапорты командиру части, чтобы его отправили на фронт. И наконец в августе 1942 года его просьбу удовлетворили: полковой комиссар Кашин подписал рапорт. Вчерашнего моряка зачислили во вторую (всего их было 15) отдельную лыжную бригаду, в которую входило около двух тысяч бойцов. Началась усиленная подготовка к встрече с врагом. Ежедневно совершались лыжные походы на расстояния от 40 до 70 километров. Так продолжалось в течение четырёх месяцев.
- Мы буквально падали от изнеможения, - вспоминает ветеран войны, - а командир нашего батальона Пожарский бегал на лыжах без устали и не давал нам послабки. Я сумел выдержать такие сверхнагрузки только благодаря тому, что ещё в ФЗУ у нас была прекрасная физическая подготовка - бег, лыжи, стрельба из винтовки. А когда работал на заводе, прыгали с парашютом с вышки на стадионе "Локомотив".
Но армейская лыжная нагрузка была настолько велика, что однажды герой нашего рассказа не выдержал - пробежав большое расстояние, потерял сознание. А тут приказ грузиться в самолёты. Анатолий Александрович пришёл в себя только в брюхе "Дугласа", куда его занесли товарищи.
Под Калачом Воронежской области, занятом немцами, десант выбросили якобы в тыл врага с целью уничтожить штаб, но пилотами была допущена ошибка, и наши воины оказались на территории, окружённой фашистами. Пришлось прорываться с боем. При виде готовых на самый отчаянный поступок матросов в полосатых тельняшках (бригады были сформированы исключительно из матросов, оказавшихся не у дел в море), немцы хаотично отступали. Наши воины не только прорвались, но и заняли стратегически выгодную высотку.
Поскольку такие бригады готовились к ведению боевых действий только в зимний период, они не оправдали себя и вскоре были расформированы. Матрос А.А. Саюшев попал в миномётную роту. Тут ему довелось испытать первые муки горя и физические страдания. Так уж получилось, что Анатолий Александрович сдружился с сослуживцем Фёдором Сулеймановым. Жили душа в душу, никогда не расставались. И как-то в период затишья сидели бок о бок, беседовали о мирном времени. Неожиданно начался обстрел. Не успели друзья спрятаться в укрытии, как осколок снаряда пронзил грудь Фёдора в области сердца. Смерть была мгновенной. С тех пор прошло много лет, но тот роковой случай, произошедший на окраине Старобельска в 1943 году, отложился отчётливо в памяти старого солдата и отзывается в его сердце щемящей болью.
Там же, под Старобельском, коса смерти впервые зацепила и нашего героя. Во время перестрелки на передовой он был ранен осколком мины в правую ногу. Тогда Анатолий Александрович попал в Ленинград, в госпиталь, располагавшийся в здании Смольнинского райкома партии. Ранение было средней степени тяжести, и уже через месяц он вернулся в строй. К тому времени А.А. Саюшев имел звание гвардии старшего сержанта, и его назначили на должность помощника командира взвода в пехотную часть, участвовавшую в обороне города на Неве. И снова ему не повезло. Как-то солдаты соорудили очередной дзот. Анатолий Александрович отправился проверить, достаточен ли обзор из его трёх амбразур, а когда возвращался, у самого входа его настиг осколок снаряда. Это уже потом он узнает от хирурга, что осколок диаметром полтора сантиметра не дошёл до сердца всего три миллиметра. Вот уж действительно случай, когда принято говорить: был на волоске от смерти.
Но вражеский "гостинец" не сразил русского богатыря. Он только пошатнулся от неожиданной боли, пронзившей левое предплечье. Медработника рядом не оказалось, и пришлось оказывать себе первую помощь самому: связал кое-как концы косынки и получилась подвязка для непослушной руки. А тут посыльный от командира полка объявил приказ: всем раненым, способным передвигаться, покинуть передовую. Путь пролегал через обширную поляну, окружённую лесом. Вдруг всё небо закрыла туча вражеских самолётов, и началась бомбёжка. Несмотря на то, что А.А. Саюшев придерживался края леса, он всё равно пострадал. В какой-то момент бомба взорвалась совсем рядом, и его оглушило и засыпало землёй. Когда пришёл в себя, увидел возле локтя крупный осколок. Ещё бы чуть-чуть, и конец - мелькнуло в голове. Встал, отряхнулся от земли, вышел на дорогу, принялся "голосовать". Одна машина прошла мимо, вторая, на счастье, остановилась. В полевом госпитале обнаружилось, что шапка пробита осколком, но голова цела. Раненого раздели, положили на операционный стол, сделали разрез размером 6 на 18 сантиметров, однако осколок не нашли. И снова тот же госпиталь в Ленинграде. Операцию делал светило медицинской науки профессор Колесников. Ему удалось извлечь смертоносный кусочек металла. После такой сложной операции Анатолий Александрович поправлялся долгих четыре месяца.
И снова передовая под Ленинградом. В составе пехотной части не раз ходил в контратаку. Шли стенка на стенку. Когда расстояние между противоборствующими сторонами сокращалось до 20-25 метров, у фрицев не выдерживали нервы, и они давали дёру. Большой устрашающий эффект на них производила морская форма атакующих - чёрный китель, полосатая тельняшка и бескозырка. Не случайно фашисты прозвали нашу морскую пехоту чёрной смертью. В одной из таких атак Анатолий Александрович был снова ранен, на этот раз легко - спас ремень, погасивший убойную силу осколка от разорвавшейся мины. Боец вышел из строя на три недели, которые провёл в госпитале в Ленинграде.
После выздоровления его направили на границу с Финляндией, в 9-й укрепрайон под Нарвой. Штаб полка располагался на даче Маннергейма. Для морского пехотинца, не раз стоявшего лицом к лицу со смертью, наконец наступила относительно спокойная жизнь - его зачислили в штаб полка топографии. Теперь большая часть времени уходила на переделывание карт местности с одного масштаба на другой. Штабистом Анатолий Александрович стал в феврале 1945-го. Там же, на границе с Финляндией, встретил Победу. И с тех пор всё его существо и мысли были настроены на мирную жизнь. Но пришлось послужить ещё несколько месяцев.
В ноябре Анатолия Александровича демобилизовали, и он вернулся в родной город.
Привёз с собой награды за ратный труд - медали "За оборону Ленинграда", "За Победу", "За отвагу", орден Отечественной войны первой степени. И снова завод, с которого уходил в армию семь лет назад. Приняли механиком сборочного цеха. Затем стал нормировщиком, старшим нормировщиком. В то время на завод поступало большое количество покалеченных войной паровозов. Нужно было определить объём работ и стоимость ремонта. Этим и занимался А.А. Саюшев. Потом он стал инспектором бюро описи паровозов, мастером по описи локомотивов.
- Тогда на заводе царила штурмовщина, - вспоминает Анатолий Александрович. - И мы старались упорядочить производство.
За организацию ритмичного выпуска паровозов из ремонта приказом Министерства путей сообщения А.А. Саюшев отмечен премией в 500 рублей (для сравнения: зарплата директора завода составляла в то время 250 руб.).
Отработав на заводе 26 лет, Анатолий Александрович был вынужден покинуть его. Дело в том, что, как он сам объяснил, начальники различного ранга принуждали его заниматься приписками. Но это было противно его чести и совести.
Устроился на станкоремонтный завод, где трудился мастером-дефектовщиком, старшим мастером заготовительного участка. По результатам Всесоюзного соревнования среди станкоремонтных заводов участок, возглавляемый А.А. Саюшевым, в 1974 году занял первое место благодаря умелому руководству и доброму отношению к людям. Потом Анатолий Александрович был ещё старшим контрольным мастером, инженером-технологом. Как и за боевые заслуги, имеет множество наград и поощрений за добросовестный труд, их более сорока.
В 1977 году ветерану исполнилось 60, и он ушёл на заслуженный отдых.
…Пройден большой жизненный путь. Вспоминая прошлое, Анатолий Александрович не видит ничего такого, что может вызвать угрызения совести. Живёт честно, достойно, не желая никому зла. Несмотря на солидный возраст, строит планы на будущее. Дай бог так каждому!