Не верь глазам своим

22 октября 2010, 23:00 1859
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru (ПТ, 10/22/2010 - 14:22)

Кадр из фильма "Буду помнить"

Уже не впервые в нашем городе проходит фестиваль духовного кино "Десять заповедей", в рамках которого в этом году горожанам была показана кинолента "Буду помнить". Представляемые вниманию зрителя картины не похожи на те, что все мы привыкли видеть на больших и домашних экранах. Это фильмы  о становлении личности и жизни людей в страшные кровавые и богоборческие времена, о духовном преображении и бескорыстной любви,то есть о том, чего не хватает России, о чём нужно знать и всегда помнить.

Фильмы, рассказы, документальные материалы о Великой Отечественной войне поневоле заставляют задаться вопросом - что же помогало тогда русским людям выстоять, не сломиться под ужасающим гнётом творимого нелюдями-фашистами насилия? Что удерживало человеческий разум от бездны безумия и панического страха? Можно долго перечислять те прекрасные человеческие качества - патриотизм, отвага, честь, самопожертвование, - которыми спасалась Россия в страшные годы войны. Но первооснова для каждого из них - вера. Нельзя быть патриотом и не верить в лучшее будущее для своей страны. Нельзя быть добрым и не верить, что добро победит зло. 
О такой искренней незамутнённой вере и, главное, о становлении личности подростка рассказано в фильме режиссёра Виталия Воробьёва "Буду помнить", посвящённом Великой Отечественной войне. Главный герой - тринадцатилетний подросток Вадька, живущий в маленьком южном городке, сын гречанки и русского. Росший долгое время без отца, который оказался из-за ложного доноса в лагере, мальчик жил по законам улицы, украдкой пил вино со старшими пацанами, крал арбузы с чужих огородов, задирал живущих по соседству еврейских ребятишек. В это самое опасное время для подростка, когда формируются нравственные ориентиры, когда от окружения зависит так много, и возвращается из лагеря отец. В глазах сына он - никчёмный человек, не имеющий права навязывать ему, Вадьке, свою волю. Не верит он в отца, открыто отдаёт предпочтение соседу, впоследствии ставшему немецким жандармом. 
И неизвестно, как в дальнейшем подросток относился бы к своему отцу, если бы успел он вывезти из оккупированного городка свою семью. Но она и несколько других семей не успели покинуть город до того, как его заняли немецкие солдаты. Потерялся во время бомбёжки и вернулся обратно мальчик Эмиль из еврейской семьи, которого не раз поколачивал Вадька. Как и всех остальных евреев, в оккупированном городе его ждала смерть, прикрытая шитым белыми нитками обещанием фашистов вывезти всех евреев в Палестину. Для этого всего лишь надо было прекратить прятаться да прикрепить к одежде жёлтую звезду… А потом пальто девочки-еврейки, которое она надела в дорогу, чтобы не измялось, фашисты бросят горожанам, находящимся в оккупации. Правда о том, в какую Палестину отправляют немцы евреев, открылась Вадьке со всей откровенной жестокостью, когда его затолкнули в грузовой автомобиль, перевозивший евреев. Всех их - женщин, детей - заставили раздеться, отвели подальше и… Несколько автоматных очередей не оставили сомнений в их дальнейшей участи.
Вадьку спас бывший друг семьи, а теперь жандарм, которому давно была симпатична его красавица-мама. За укрывание евреев немцы карали незамедлительным расстрелом, но подросток, родители которого прятали на чердаке Эмиля, испугался не за себя. "Я спасу тебя, слышишь, спасу", - словно заклинание твердит он мальчику, своему бывшему врагу в уличных потасовках.
А что же его отец? Он тем временем делает спички, продаёт их на рынке и старается угодить поселившемуся в их квартире немцу. Вероятно, им разработан ночной план укрытия евреев от неожиданных проверок. Тайной тропой уходят они из домов, прячутся, ждут, когда закончится обыск, но скрываться всё время невозможно. Евреев находят и, как остальных, "отправляют в Палестину", а приютившие их семьи расстреливают прямо на глазах у всех, чтоб неповадно было.
Другими глазами Вадька теперь видит жизнь, не принимает он и беспредела, творимого бывшими друзьями-картёжниками. В нём зажёгся огонёк веры в то, что должен он спасти хоть одного еврея. И вот ночью знающий каждый закуток подросток ведёт Эмиля через потайной проход на другую сторону горы и встречает там того, кого меньше всего ожидал увидеть. Своего отца, бесполезного, по мнению Вадьки, человека, который благодаря своим кодовым спичкам уже вывел из оккупированного города много евреев. Что мог сказать сын герою-отцу, кроме банального "прости", и нужны ли этому хромому надломленному человеку его извинения? Знает отец, что нельзя было раньше рассказать сыну о проводимых чуть ли не каждую ночь отчаянных вылазках, и верит в равноценность людских жизней, будь то грек, русский или еврей.
Уходит вдаль строй спасённых отцом Вадьки людей, но и фашисты не дремлют и устраивают облаву. Против них - один старик с автоматом и худенький черноглазый мальчик. Выбор у него невелик - сдаться служащему немцам изменнику или умереть. Все проведённые в оккупации дни промелькнули перед глазами в этот миг. Дрожащий голос женщины-еврейки, просящий дочку снять платьице, расстрелянная семья, укрывшая евреев, умница Эмиль, читающий книги и играющий на флейте, герой-отец, спасавший человеческие жизни ценой своей. Выбор сделан: Вадька протягивает изменнику руку, рывок - и они вместе летят вниз с отвесной скалы.
Завершающие кадры показывают зрителю, что остался в живых и Эмиль, и Вадька. Не было напрасным стремление подростка спасти хоть одну жизнь, свершился переворот в его мальчишеской душе, которая начала верить. Наверное, никто из нас, ныне живущих, не сможет с абсолютной уверенностью сказать, какой выбор он сделал бы на месте мальчика Вадьки. Мы можем лишь надеяться, что ниспосланные испытания приведут нас к истинной Вере, которую сумел обрести герой основанного на реальных событиях фильма.