Опалённые костром истории

13 ноября 2009, 23:00 2580

"На каждом человеке лежит отблеск истории. Одних он опаляет жарким и грозным светом, на других едва заметен, чуть теплится, но он существует на всех. История полыхает, как громадный костёр, и каждый из нас бросает в него свой хворост… ".

Это из документальной повести одного из крупнейших советских писателей Юрия Трифонова (1925-1981) "Отблеск костра" (1965). Пусть сегодня, когда мы отдаём дань памяти козловскому (мичуринскому) писателю Ивану Кузьмичу Голикову (130 лет со дня рождения), не покажется  случайной цитата-эпиграф из повествования о судьбе профессионального революционера, в годы Гражданской войны члена военного совета Южного, а потом Кавказского и Восточного фронтов, одного из организаторов Красной Армии Валентина Андреевича Трифонова,  написанного его сыном - Юрием Валентиновичем. Дело не столько в том, что штаб Южного фронта в 1919 году находился в нашем городе и в повести приводятся подлинные материалы из  переписки В.А. Трифонова козловского периода с видными партийными  и государственными деятелями Советской России. Уж очень сходно, один к одному, начало биографии козловского парнишки, сына сапожника, Ваньки Голикова и донского  казака по происхождению, уроженца станицы Новочеркасской, хутора Верхне-Кундрюченского Вальки Трифонова. "Было сиротство, была голодная жизнь у чужих людей, был труд, изнурительный и жестокий с малых лет: отец работал слесарем в железнодорожных мастерских". Так в "Отблеске костра" у Юрия Трифонова.      
И читаем во вступительном слове к повести "Дали прошедшего" воронежского краеведа, хранителя архива И.К. Голикова на протяжении многих лет и знавшего писателя с дореволюционной поры Н.Л. Иванова: "…Детство его прошло в тяжёлых условиях: мать умерла рано, и Ваня жил с отцом, который работал то каменщиком, то сапожником… Ребёнок рос одиноким, забытым, нередко болел и голодал… Настоящую рабочую закалку молодой Голиков получил в железнодорожных мастерских…". 
Судьбы этих двух русских парней, родившихся в предпоследнем десятилетии ХIХ века, разительны в своей несхожести, хотя оба они не только оказались у полыхающего костра отечественной истории, но подбросили в него свою долю хвороста.  Как потом запоют на лесоповалах ГУЛАГа, в его каменных норах те, кто придут позже, уже на готовенькое, "Вы там из "Искры" раздували пламень, спасибо вам - я греюсь у костра!". Профессиональный революционер, переживший ссылки и тюрьмы, один из архитекторов и строителей нового мира  на пепелище тысячелетней России, и - от станка и сохи - провинциальный литератор, выстрадавший и обживший то, что  из этого получилось. Иван Голиков проживёт 83 года и напишет книгу о пережитом. Герой повествования  "Отблеск костра", один из песенных "комиссаров в пыльных шлемах" - только 49 лет. После Гражданской он будет слишком занят мирными делами молодого государства, чтобы сесть за воспоминания (какими они могли быть яркими не только по фактам, но и языку, убеждают найденные сыном писателя собственноручные тексты переписки отца со своими соратниками). Нет, всё-таки напишет. Но не мемуары, этот подвиг во имя справедливости и правды совершит его сын. Рукопись книги "Контуры грядущей войны" автор, стоявший у истоков рождения Рабочей, затем Красной гвардии, вырастившей легендарную Красную Армию, в начале 1937 года пошлёт нескольким членам Политбюро - Сталину, Молотову, Ворошилову, Орджоникидзе (последний застрелится в феврале). В книге большевик ленинской гвардии и кадровый военный, вскоре сам сгоревший в пламени костра истории, аргументированно предупреждал о неизбежности вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз…   
Иван Кузьмич Голиков датировал свою биографическую повесть 1962 годом. Как отмечено во вступительном слове к её воронежскому изданию (а это 1971 год), завершал он её смертельно больным.
Обладая скромным, но очевидным литературным талантом, Голиков реализует себя не на политическом, а сочинительском поприще.
Читаю об Иване Кузьмиче в статье исследователя истории "литературного гнезда" Тамбовщины, филолога и краеведа, педагога высшей школы Владимира Андреева.
"Писать начал с 12 лет. Первый очерк опубликован в 1909 (?) году. С рассказами и очерками выступал  в газетах "Козловская жизнь", "Козловский листок", "Моршанский телеграф", "Борисоглебское эхо", журнале "Саратовский технический вестник"…
Даты публикации рассказов, очерков,  статей, стихотворений, поэмы, басен охватывают огромный исторический период - семь десятилетий.
Всё обширное наследие, в том числе и эпистолярное, Ивана Кузьмича Голикова, литератора из народа, самоучки,  действительного члена Московского суриковского литературно-музыкального кружка (с 1915 года), члена Всероссийского общества крестьянских писателей (1927 год), - в разрозненном архиве, находящемся частями (по Владимиру Андрееву) в Мичуринском краеведческом музее, литературном музее на общественных началах покойного Н.А. Никифорова.
После смерти Ивана Кузьмича его родной Козлов (Мичуринск) в 1985 году отметил 350-ю годовщину своего основания, за что и был удостоен правительственной награды - ордена “Знак Почёта”. В следующем, 2010-м, ему сравняется 375 лет. Мы, потомки, так и будем в долгу перед замечательным своим земляком, оставившим заметный след в истории и культуре нашего старинного края,  до тех пор, пока не изучен, не прокомментирован и не опубликован архив писателя в наиболее литературно зрелой и событийно информативной части.  
"…А костёр шумит и пылает, и озаряет наши лица, и будет озарять лица наших детей и тех, кто придёт вслед за ними". Так заканчивается повесть "Отблеск костра". Костра истории, в который каждый из нас и из них бросал и бросает свои охапки хвороста.