Опасный и загадочный Афганистан

11 февраля 2011, 23:00 1982
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (02/10/2011 - 11:18)

Что знал простой советский человек о далёком, раскинувшем свои владения среди могучих гор Афганистане? Для большинства людей эта небольшая
азиатская страна была лишь пятнышком на пёстрой карте мира, традиции и жизненный уклад её народа интересовал их не больше, чем какого-либо иного
государства. "Знакомство" с мусульманской культурой волей судьбы для многих граждан нашей Родины произошло в конце 70-х - начале 80-х годов прошлого века без их особенного на то желания.


Немало молодых людей попало в незнакомую страну лишь потому, что срок их армейской службы пришёлся на время ввода наших войск в Афганистан. Для В.Б. Шохина же решение исполнить свой воинский долг в поражённой кровавыми распрями республике было осознанным. Подполковник в отставке и спустя десятилетия, оглядываясь назад, считает так же, как и прежде: раз выбрал профессию военного, значит, обязан следовать ей до конца, находясь там, где могут потребоваться твои знания и опыт.
Ответ на вопрос, кем стать, он для себя нашёл ещё ребёнком. Чтобы приблизиться к цели, усердно занимался спортом, в приоритете у юноши были лёгкая атлетика и волейбол. После окончания школы поступил в Ленинградское суворовское военное училище, затем в Ленинградское высшее военное общевойсковое училище им. С.М. Кирова и позже в Военно-политическую академию им В.И. Ленина. Виктор Борисович успешно служил в различных частях Советского Союза: был командиром мотострелкового взвода, секретарём комитета ВЛКСМ полка, помощником начальника политотдела по комсомольской работе, замполитом мотострелкового батальона. В ноябре 1987 года В.Б. Шохин написал рапорт о направлении в Демократическую Республику Афганистан, прибыв в которую, стал исполнять обязанности военного советника замполита 45-го пехотного полка.
Одна из главных задач советников заключалась в оказании гуманитарной помощи афганскому народу. Охраняемые советскими воинами грузы по суше автоколоннами и по воздуху самолётами доставлялись в города и кишлаки. Жители нищей республики получали в дар от Советского Союза продукты, одежду, предметы гигиены, бытовую химию, лекарства и множество других вещей, львиную долю среди которых занимали холодильники, стиральные машины, пылесосы, телевизоры. Однако "осчастливленные" бытовой техникой афганцы, увы, никак не могли использовать облегчающие и делающие приятнее их жизнь дорогостоящие подарки. Ведь электричество в беднейшем государстве Востока было огромной редкостью. Гораздо актуальнее для населения оказывались спички и керосин.
Застрявшие в средневековье люди действительно нуждались в помощи. Виктор Борисович вспоминает, как при погрузке продовольствия в провинции Газни из прогрызанного мышами мешка посыпалось зерно. Мгновенно сбежались ребятишки и с жадностью набросились на смешавшийся с дорожной пылью злак, заглатывали горстями, словно цыплята, подобрали с земли все зёрнышки. Сердце сжималось у военного советника, когда смотрел на этих худющих оборванцев, ведь у него у самого осталось дома двое сыновей.
Для маленьких афганцев детство заканчивалось рано. Суровая борьба за выживание, из которой каждый второй выбывал, едва родившись, диктовала даже малышам взрослые модели поведения. Чуть ли не с пелёнок ребёнок знал цену доставшейся ему на обед лепёшки и согревающего дом огня. Ведь килограмм дров стоил 45 рублей. Для бедняков сумма непосильная. Поэтому для топки им приходилось собирать сухие корни, и помощниками в этом занятии были даже 4-5-летние крохи.
Конечно, В.Б. Шохин сочувствовал лишённым детства малышам. Между тем естественное желание погладить афганского малютку по головке могло обернуться для чужеземца плачевно. Родители подобный знак внимания воспринимали как наведение порчи на их ребёнка. "Мы слишком мало знали о традициях, царивших в исламском мире. А надо было бы, чтобы не подвергать дополнительной опасности жизни советских солдат, их изучать, - считает подполковник. - Обыденное для русского человека поведение нередко для представителей азиатской культуры считалось неприемлемым. Так, например, подать руку споткнувшейся женщине означало серьёзно оскорбить её супруга".
Сам Виктор Борисович однажды едва не подверг свою жизнь серьёзной опасности из-за неосторожности. 27 апреля 1988 года при атаке высоты 2412 в районе города Алихейль он травмировал ногу, что повлекло за собой заражение крови, снижение иммунитета, рожистые воспаления, распространившиеся по всему телу. Лечиться раненого направили в госпиталь в Кабуле. Один из хирургов посоветовал пациенту для ускорения выздоровления принимать солнечные ванны. С этой целью больной отправился в расположенный в медицинском учреждении благоухающий розами, наполненный свежестью искусственного водоёма островок отдыха и, засучив штаны, хотел было понежиться под жаркими лучами, как вдруг строгий оклик прервал приятный сеанс терапии. "Мушовер (то есть советник)! Ты, видимо, забыл законы пророка Мухаммеда?! Смотри же, зарежут!" - предупреждал его проходивший мимо врач. Дело в том, что в госпитале лежали как русские, так и афганцы. Последних навещали жёны, и если бы одна из них хотя бы мельком увидела чужого полураздетого мужчину, то для её второй половины не оставалось бы ничего иного, как смыть с себя такой позор кровью "обидчика".
Опасность наших воинов в Афганистане подстерегала повсеместно. Конечно, прежде всего, в атаках, во время обстрелов, подрывов, которых в достатке повидал и В.Б. Шохин. Однако, помимо врагов зримых, понятных, существовали скрытые. Незнание специфики местности могло сыграть плохую шутку с людьми, которые в ней оказались. Даже бурлящая в чайнике вода несла угрозу: чтобы убить живущие в ней бактерии, её необходимо было кипятить не менее 40 минут. А съеденный аппетитный фрукт порой приводил вкусившего восточный плод беднягу на больничную койку. Причина крылась в том, что хозяин обмывал свой товар в грязных водах пересыхающей уже весной до размеров канавы реки Кабул.
Антисанитария, нищета, безграмотность поражали попавших в азиатскую страну иностранцев. Виктор Борисович с горечью отмечает, что практически нигде не говорится о том, какую большую лепту внёс Советский Союз в развитие Афганистана. Наши строители возводили в нём фабрики, заводы, аэродромы, школы, дома, поликлиники, больницы. Ранее упоминаемый нами госпиталь в Кабуле также построен был силами СССР и Чехословакии. По словам подполковника, медицинских центров такой же громадной площади (аж в 9 этажей), красоты и оснащённости новейшим по меркам того времени оборудованием на родине он не встречал. Русские специалисты вели на территории ДРА геологические исследования, благодаря которым открывались новые месторождения полезных ископаемых: золота, алмазов, нефти, обучали местное население работе с техникой, различного рода оборудованием, преподавали в школах, лечили, просвещали. И всё это они делали, постоянно рискуя своими жизнями.
Статистика свидетельствует, что из всех выполнявших свой долг в Афганистане военных советников живыми вернулись лишь половина. Виктору Борисовичу повезло: пуля душманов не достигла цели, и снаряд, летящий в их ехавший по горной дороге бронетранспортёр, к счастью, промазал, травмированный, но вышел из окружения. Здоровье, конечно, подорвал, но так на то она ведь и война…
Трижды безуспешно проходил В.Б. Шохин лечение в кабульском госпитале, четвёртый раз уже на родине в Москве, в Главном военном госпитале им. Н.К. Бурденко. Болезнь не отступала. Победить её удалось лишь в Иркутском военном госпитале. Там же продолжил он свою службу. А в смутные 90-е ушёл в отставку, избрав новое поле деятельности: стал работать учителем физкультуры, труда, ОБЖ сначала в Иркутской, а затем, переехав на Тамбовщину, в Кочетовской средней школе. Ребятам повезло - силе, ловкости, здоровому образу жизни, поведению в экстремальных условиях их обучал не просто человек с военной закалкой, но обладатель 23-х спортивных разрядов и звания чемпиона города среди ветеранов по волейболу, которого был удостоен в год своего 45-летия.
Двадцать два года прошло со дня вывода Советских войск из Демократической Республики Афганистан. Но, несмотря на более чем два минувших десятилетия, в памяти участников тех событий сохранилась эта горная, полная контрастов и загадочности страна. Виктор Борисович не раз делился живущими в его душе воспоминаниями на встречах с молодёжью нашего города. А иногда мысли о коротком по мирным и нескончаемо большом по военным меркам отрезке времени, сами собой ложась в стихи, выплёскивались на бумагу:
Обнажи до локтя руки, обнажи,
На погоны свои руки положи.
Видишь, длинные перроны у разлук,
Ждут меня аэродромы, милый друг!
Я умчу туда, где ветер бьёт в лицо,
Где в атаке не бывает подлецов,
Где разносит эхо взрывы по горам,
Где солдата ценят по его делам,
Где косою косит смерть твоих друзей,
Где воды не просят, смотрят веселей,
Где лучами выжжен крошечный цветок,
Где ценнее хлеба письменный листок.