От реки Воронеж к проливу Берингову

03 июня 2011, 23:00 3814
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (06/03/2011 - 11:04)

"…Середина апреля 2010 года. Под селом Старотарбеево, что под боком у Мичуринска, даётся старт водному историко-краеведческому переходу, посвящённому 350-летию строительства в Тарбееве (старое название этого древнего поселения на территории Тамбовщины) первой казённой судостроительной верфи…". Так в моей книге "Мичуринск и мичуринцы", том 2-й, 2010 года издания, начиналась глава "Долгий путь к державе морской".

Квеликому моему и запоздалому сожалению, застарелая журналистская привычка скорописи, когда "срочно в номер", обкорнала эту, совсем не срочную для меня, информацию. И я сократил это уникальное для Козлова-Мичуринска и всей Тамбовщины плавание группы горожан-энтузиастов, остановив где-то на полпути. Они пройдут, впервые за последние 300 лет повторят древний, ещё допетровский водный путь из Тарбеева, самой глубинки России, до знаменитой петровской верфи - Рамонь, затем до Воронежа и далее до Азова.
И вот год спустя перечитываю отчёт в номере от 6 мая 2010 года "Мичуринской правды" её редактора, лауреата премии Союза журналистов России Михаила Белых. Об этой верфи сказано так: "…где в 1711 году под руководством капитан-лейтенанта Витуса Беринга был построен 14-пушечный бриг "Теймолар". На нём легендарный датчанин спускался по Воронежу в Дон и выходил в Азовское море… Здесь, на воронежских верфях, впервые в истории был создан регулярный российский военный флот. Только в период с 1696 по 1711 год со стапелей Воронежского адмиралтейства сошло около 215 кораблей, благодаря чему России удалось завоевать крепость Азов, а впоследствии заключить мирный договор с Турцией для начала войны со Швецией".
Тринадцать же лет спустя после отмеченного факта рождения и начала бурного развития русского военного флота, в 1724-м, смертельно больной угасающий государь Пётр Алексеевич в своей кабинетной комнате на Фонтанке, где к стене была приставлена пологая конторка, поглядывая в окно на реку, творил свой последний при жизни наказ. Был он из трёх пунктов:
"1) Надлежит на Камчатке или в другом там месте сделать один или два бота с палубами.
2) На оных ботах возле земли, которая идёт на Норд и по чаянию (понеже оной конца не знают) кажется, что та земля часть Америки.
3) И для того искать, где оная сошлась с Америкой: и чтоб доехать до какого города Европейских владений или, ежели увидят какой корабль Европейский, проведать от него, как называют, и взять на письме и самим побывать на берегу и взять подлинную ведомость и, поставя на карту, приезжать сюды".
По существу наказ этот отлился в духовное завещание - других завещаний Пётр начертать не успел.
Сидел Пётр за столом, а под локтем - важнейшая к случаю географическая карта, составленная высочайше помилованным и возвращённым из сибирской ссылки пленным шведом Филиппом Таббертом. На ней начертил он собранные в Сибири сведения об окраинных водах-землях. И на карте Табберта отчётливо обозначен пролив Аниан. Об этом проливе и были думы Петра. Похоже, это и есть ход из Студёного (Северного ледовитого океана) в Восточное (Охотское) море.
И ещё сохранилась легенда последних дней царя мореплавателя и плотника: о листке бумажки с недолгим списочком фамилий. А в списке этом - фамилии известных ему моряков-капитанов. Первая среди них - Витуса Беринга, начинавшего при Петре мичманом молодого русского флота, рядом - Алексея Чирикова, самородка из дворянского рода, отменного навигатора, похвально закончившего Морскую академию.
"…Последний наказ Петра" - это из документальной хроники "Русская сага" Бориса Колоколова, воссоздающей по отеческим историческим архивам картину плавания двух русских кораблей "Святой Пётр" и "Святой Павел", совершённого в 1740-1742 годах и увенчанного открытием северо-западных берегов Америки, в ту пору английской колонии, россиянам почти совсем неизвестной.
А теперь - версия (краткая) события по сайту Интернета "Страницы истории России".
“В 1733 году Беринг вместе с Чириковым и академиком Делилем де ля Кройером имел поручение выстроить в Охотске ли Камчатке пакетботы для "обыскания Американских берегов, дабы они всеконечно известны были". Целью второй Камчатской экспедиции было, как гласил указ Сената, "по требованиям… как Санкт-Петербургской, так и Парижской и иных академий осведомиться, от своих берегов сходятся ли берега американские с берегами Азии". Мореплаватели должны были также использовать свой поход для "проведывания новых земель, лежащих между Америкой и Камчаткой".
Эта экспедиция составляла часть грандиозного предприятия - Великой Северной экспедиции 1733-1743 годов, имевшей целью описание всех северных берегов России вплоть до Архангельска.
4 июня 1741 года Витус Беринг, начальник Второй Камчатской экспедиции, и его заместитель Алексей Чириков, командуя двумя пакетботами - "Св. Пётр" и "Св. Павел", вышли в море из Авачинской губы, где был основан г. Петропавловск. Суда направились на юго-восток в поисках земли "Жуана да Гамы, помещавшейся на некоторых картах ХVIII века между 46 и 50 градусами северной широты…".
Из подробности главного юридического документа на кораблях - судового журнала "Св. Павла", опущенной в тексте сайта:
"…7 июня вахтенный корабля Чирикова разглядел на мачте "Св. Петра" сигнал: "Павлу" следовать первому". Капитан запишет в журнале: "У капитан-командора был сигнал, чтобы нашему судну итить наперёд, и по тому сигналу стали мы следовать наперёд".
Далее, уже по сайту: "Потеряв больше недели и убедившись в отсутствии даже клочка земли в северной части Тихого океана, где они оказались первопроходцами, оба корабля взяли курс на северо-восток. 20 июня на море пал густой туман, и суда потеряли друг друга. Три дня Беринг искал Чирикова, потом двинулся на северо-восток и впервые пересёк центральную акваторию залива Аляска”.
Счастливее оказался Чириков. Он в невольном одиночном плавании взял правильный курс и на сутки раньше пристал к материку Америка. Посланные капитаном на берег матросы с подарками аборигенами встречены были недружелюбно и погибли. В октябре 1741 года после больших лишений, но в общем благополучно Чириков вернулся в Петропавловск. Он рапортовал Адмиралтейств-коллегии: "В северной широте 50 градусов 36 минут получили землю, которую признаём без сумнения, что оная - часть Америки". Корабль Чирикова вернулся с огромной добычей: на диких, малолюдных островах и берегах Северной Америки он открыл огромные нетронутые богатства пушных зверей. Кроме множества драгоценных мехов, его корабль привёз 900 бобровых шкур.
С корабля "Св. Пётр" капитана-командора Беринга 17 июля за 58-м градусом широты увидели высокий хребет (Святого Ильи). Это была Америка. Но радость от открытия Беринг не испытал, он чувствовал себя плохо - началась цинга. Недостаток продовольствия заставил отправиться в обратный путь.
4 ноября волна прибила судно к неизвестному острову (впоследствии названном именем Беринга), где сам капитан-командор и многие члены экипажа умерли. Оставшиеся в живых 46 моряков провели тяжёлую зиму и благодаря старому потомственному корабельщику, внуку строителя судов на Воронежской верфи Савелию Хитрову из остатков пакетбота построили небольшое судёнышко и 26 августа 1742 года, почти не пользуясь парусом, на вёслах достигли Петропавловска, где их считали давно погибшими.
В 1743 году по "высочайшему повелению" действия сибирских экспедиций были приостановлены и фактически закончились.
Полученные результаты не были опубликованы и хранились как величайшая тайна. Но каким-то образом использовались потом иноземными мореплавателями, в частности печально знаменитым капитаном Куком.
Академия наук в 1754 году издала на французском языке карту Сибири, где были опубликованы результаты исследований Беринга и Чирикова в Великой Сибирской экспедиции. В 1758 году академик Миллер восстановил всю коллективную работу русских землепроходцев-исследователей за последние века.
…Отчёт Михаила Белых, опубликованный в прошлогоднем номере "Мичуринской правды", - "Другая жизнь" завершается строками:
"…Лишь впитав в себя всю её (истории родного края) самобытность, ощутив свою причастность к событиям минувших лет, можно осознавать себя частью великой страны, имя которой - Россия.
Слава России!".
Слава ей! - повторю. Вот мы какие большие - от не самой заметной на карте земли реки в чернозёмной глубинке до Берингова пролива между континентами, нами, россиянами, и открытого.