«Пальной Воронеж»: орфографическая ошибка или времени след?

20 августа 2016, 01:00 1379

До капитальной реконструкции автомагистрали М-6 «Каспий» в районе села Западная Старинка на обочине трассы был установлен дорожный указатель, где на синем прямоугольнике белыми буквами значилось название всеми известной реки «Пальной Воронеж». Меж тем в сознании большинства из нас прочно укоренилось убеждение, что определение «Польной» происходит от слова поле, поскольку река (в отличие от Воронежа Лесного) протекает по равнинной местности. Так как же правильно пишется название нашей тихой речушки?

© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (08/19/2016 - 16:53)

Дорожный указатель на автотрассе М-6 «Каспий». Фото Михаила Белых.

…Издавна тамбовские земли лежали на границе леса и степи. По берегам наших рек шумели могучие боры, где бродили лишь артели бортников. К югу леса постепенно уступали место бескрайним степям, переходя от сплошных массивов к отдельным рощам в оврагах и балках по берегам рек. Поселения тут встречались всё реже. Начиналось Дикое Поле.
Сохранились интересные сведения, опубликованные в конце XIX века профессором Д.И. Багалеем, посвящённые истории колонизации и быта Харьковской, Курской и Воронежской губерний. Примечательны они тем, что наш край долгое время входил в состав Воронежской губернии. «Здесь, - писал Дмитрий Иванович, - на необозримом пространстве, покрытом пёстрым ковром всевозможных цветов и трав, взор искал успокоения в далёкой линии горизонта. Однако мирный покой степей был обманчив. По их просторам круглый год, зимой и летом, бродили во множестве разбойничьи шайки воровских людей и хищные отряды кочевников. В любой момент могла заколебаться густая и высокая степная трава, закружиться в небе стая птиц. То были верные признаки приближения врага, скрытно пробирающегося к порубежным селениям. Русские дозоры в любой момент могли столкнуться с неприятелем, а потому неизбежны были и предосторожности. Дозорные разъезды постоянно находились в движении, «с конь не сседая», не делали постоянных стоянок, не разжигали огня на старых кострищах и вообще придерживались правила: «А кто в каком месте полудневал, в том месте не ночевать, а кто в каком месте ночевал, в том месте не полдневать». Регулярно московские воеводы даже пускали пал, чтобы выжечь степи и лишить вражескую конницу как подножного корма, так и возможности затаиться в высокой траве».
В «Известиях тамбовской учёной архивной комиссии» за 1890 год по этому поводу читаем: «В первой половине XVII века травы в нашей Тамбовской степи стояли густые и высокие. Земля наша ещё не была истощена наивно-хозяйской эксплуатацией. В девственных степях наших свободно укрывались татарские загоны и врасплох нападали на наши селитьбы, принося им неисчётное горе… И вот по виду этих обстоятельств правительство стало высылать местных воевод в степи выжигать траву».
По указам Московских владык служилым людям предписывалось «жечи поле в осенинах в октябре или в ноябре по заморозкам, как гораздо на поле трава посохнет». При этом исполнителям монаршего повеления необходимо было учитывать направление ветра: «чтоб ветер был от государевых украинных городов, лесов и лесных засек и всяких крепостей, которые учинены от проходу воинских людей».
Так в представлении местных жителей появился смысловой аналог понятию «поле». Заметьте: там, где «Польной Воронеж» протекает по «Крымской» стороне, то есть по территории, находившейся ранее внутри земляного вала, название реки писалось через «о», а там, где по бывшей степи (собственно, где и палили степь), - через «а».
Подтверждением сказанного служит современная река Пальна - приток реки Быстрой Сосны, протекающая в Становлянском, Елецком и Краснинском районах соседней Липецкой области, а также река Палёнка всё в той же области. Согласно архивным источникам названия их происходят от слов пал - места, которое в XVI веке выжигалось для преграждения пути кочевникам, идущим с юга на Москву.