Призвание - редактор, звание - человек

11 октября 2010, 23:00 2283
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru (Пнд, 10/11/2010 - 17:16)

И.А. Крылов

Вообще так, наверное, не бывает, но у него - было: через 10 лет после окончания факультета журналистики Ленинградского университета он получил диплом… об окончании агрономического отделения Чакинского сельскохозяйственного техникума. И сам подтрунивал по этому поводу над собой: "Могу претендовать на Книгу рекордов Гиннесса, это же уникальный случай - вначале получить высшее, а затем среднее специальное образование…".

Но не шутки ради и не парадокса для заочно обучался уже вполне состоявшийся журналист Игорь Крылов полеводческим наукам. Просто, работая в сельхозотделе газеты "Тамбовская правда", а затем собственным корреспондентом "ТП" по южным районам нашей области, он, человек внутренне взыскательный и добросовестный, видел, чувствовал, понимал: глубоких специальных знаний для освоения сложных аграрных проблем ему не хватает. А скользить по верхам, производить "стёртые пятаки" - это было не для него. Потому, пусть времени, как всегда, в обрез: уже сложилась семья, где растут дочь, сын, пусть редакционные задания связаны в любую пору года с долгими пешими походами или поездками на попутках, а то и лошадках или  тракторах, учёбу по новой необходимой специальности он не бросит. Зато потом сможет уже на равных, вызывая ответное уважение, беседовать с законодателями полей - агрономами, рядовыми комбайнерами, свекловодами. Подмечать малозаметные для людей несведущих тонкости из жизни села. И готовить к печати материалы, насыщенные зрелыми размышлениями, интересными фактами, компетентными выводами. То есть, время, затраченное на учёбу, обернулось большой пользой, дало свои плоды.
Это безоговорочно признавали и практики-сельхозники, с кем он общался, и коллеги - корифеи тамбовской журналистики тех лет - Евгений Ермаков, Александр Терехов, Евгений Перекальский… Своей эрудицией, классической начитанностью, многосторонними знаниями экономики, философии, истории всегда поражал Игорь Александрович и нас, молодых тогда сотрудников "Мичуринской правды", куда он был назначен редактором после восьми лет собкорства в "Тамбовке" и 15 лет работы во главе районной газеты "Жердевские новости".
Не знаю, честно говоря, входит ли в тематику сегодняшних факультетов журналистики, аспирантур и докторантур университетских журфаков России изучение не такой уж далёкой истории партийно-советской печати коммунистических лет… А поизучать бы стоило! И 21 год в то подвергаемое самым разным взглядам, полярным оценкам, разнящимся суждениям время стоял у руля "Мичуринской правды" её бессменный часовой - Игорь Александрович Крылов. Отдавая редакции и сверхурочное время, и выходные, и праздники. Сделав газету необыкновенно популярной - с тиражом за 25 тысяч экземпляров, первую в области бездотационную, удостоенную свыше ста различных наград от местных до всесоюзных. В  том числе очень высокой по тем временам - премии Марии Ульяновой третьей и второй степени - за постановку массовой рабкоровской деятельности.
Вот это, наверное, осталось самым главным достижением эпохи Крылова - развитие и укрепление двусторонней связи: газета - читатель.
Свыше ста внештатных корреспондентов  насчитывалось в газете - рабочие, учёные, руководители предприятий, учителя, врачи, библиотекари, актёры, служащие, а вместе с ними - школьники, учащиеся техникумов, студенты вузов… Невозможно назвать все имена, но подписчики "МП" со стажем подтвердят: так было! И выходили еженедельные полосы, подборки, а то и двухстраничные развороты писем, из которых слагалась поистине энциклопедия народной жизни той поры. Кстати, усердно поощряемая множеством официальных партийно-правительственных указаний, как ни покажется это кое-кому удивительным. И наиболее красноречивым  из тех документов высшего порядка, давшим журналистам немалую толику воли вольной для пера и свежего воздуха для ярких выступлений стало, как помнится, вышедшее в  середине 1970-х  годов постановление ЦК КПСС "О состоянии критики и самокритики в Тамбовской областной партийной организации".
Но, безусловно, горкомовский, обкомовский, цэковский цензор не дремал, тяжёлую свою лапу - порой безжалостную и беспощадную - опускал на голову провинившегося строго и бесповоротно.
Главному редактору в первую очередь следовало быть "стоумовым", чтобы не попасть под изуверскую колесницу, карающую за провинности перед партией исключением из её  рядов, автоматически связанным с этим лишением всех должностей и званий, незаживающими шрамами на сердце на всю жизнь.
Наш редактор был всегда настороже - и в пики славы Солженицына, Евтушенко, Аксёнова, Коротича. И в пору предания их остракизму… Десятки лет пребывания в членах бюро райкома и горкома КПСС, депутатом районного и городского Советов народных депутатов помогали Игорю Александровичу, что называется, держать парус по ветру, не подставляться под удары изощрённых подковёрных "бойцов" самому и не подставлять своих сотрудников, газету. Хотя доходило до курьёзного, до смешного. Сегодня в это трудно, может быть, даже невозможно поверить, но один из бывших первых секретарей горкома КПСС (история равнодушно опустила и не вспоминает его фамилию) добрых два часа сурово воспитывал в своём кабинете редактора и меня, как секретаря парторганизации редакции, за публикацию в конце номера  наивной  торговой рекламы тех лет и совершенно невинных объявлений (типа "потерялась собачка") - как чуждых делу воспитания советского человека, идеологически вредных, а потому подлежащих полному искоренению со страниц печатного органа (тогда органа!) городского комитета партии. Бред! Чушь, глупость, ерунда - скажете вы. И будете абсолютно правы. Но, повторимся, так было. Мы тогда вышли с Игорем Александровичем из горкома и смеялись, сгибаясь от хохота, так, что прохожие поглядывали на нас, как на ненормальных...
Игорь Александрович окружал себя сильными сотрудниками, любил умных людей. Тянулся к умным. Охотно прислушивался к их советам, мнениям, критике. И даже будучи по неизменной традиции партийных лет закреплённым от бюро ГК КПСС по контролю за состоянием партийной учёбы и проведением партийных собраний в одной из первичных парторганизаций города, неизменно выбирал ЦГЛ - Центральную генетическую лабораторию (которая носит сейчас иную, совершенно не выговариваемую аббревиатуру). Там, среди учёного люда, он находил "приют любви и вдохновенья" мыслям своим и чувствам.
Редактор охотно поддерживал стремление к учёбе корреспондентов, всех работников газеты. Сам охотно ездил на различные курсы, семинары, привозя целые конспекты записей и охотно делясь услышанным на летучках, планёрках, творческих "посиделках". Под руководством Игоря Александровича работали журналисты-фронтовики, участники войны - Леопольд Артурович Израелович, Иван Ильич Скоркин, Иван Петрович Земляченко, Андрей Павлович Наторин. Успешно продвигалось к новым высотам среднее поколение - Виктор и Нина Кострикины, Ираида Федоринова, Леонид Калиниченко, Юрий Круглов, набирал силы молодой подрост - Володя Никулин, наверное, автор этих строк, Михаил Люлин, Владимир Кужелев… Первыми читателями наших рукописных опусов были изумительные по грамотности и скорости печатания машинистки Римма Красницкая и Ира Краснянская, корректоры высочайшего уровня грамотности Людмила Карандеева, Валентина Уварова, работающая и поныне в секретариате "МП" Светлана Князева. В подавляющем большинстве своём все сотрудники - выпускники различных факультетов Мичуринского педагогического института, давшего путёвку в жизнь десяткам журналистов самых разных изданий и разных поколений.
С какой теплотой и трогательностью вспоминают строгого, требовательного и в то же время чуткого, профессионально воспринимающего и успехи, и неудачи редактора много лет работавшая под его руководством главным бухгалтером Татьяна Полякова, бухгалтер Галина Фролова, бывший водитель Борис Коробов, полиграфисты Татьяна Юрасова, Татьяна Носырева, ветераны… Конечно, названы не все имена - рамки газеты не безграничны.
Унаследовала отцовскую журналистскую профессию и вот уже свыше четверти века трудится на поприще ответственного секретаря "МП" дочь Игоря Александровича, Людмила.
А жена И.А. Крылова, всю жизнь работавшая учительницей немецкого языка школы №18 Лидия Алексеевна Крылова, вспоминает:
- Игорю досталось нелёгкое детство. Маму, которую всегда он беззаветно любил, преследовали за дворянское происхождение. Знатного "роду-племени" был и его отец, профессор математики Ростовского института инженеров железнодорожного транспорта. Родители развелись, когда Игорь был совсем мальчишкой… И хлебнуть ему, родившемуся в 1930 году, потом довелось полной мерой и ленинградской блокады - был даже ранен во время  артобстрела и вывезен из города по льду "дорогой жизни" по Ладожскому озеру. И познал все тяготы быта в эвакуации, когда находился с мамой в тыловой Уфе. Умел ценить жизнь, людей, хлебный колос. Сказать, что обладал чудесным характером -  значит, соврать. Всего хватало. Но вспыльчивость искупал добротою, вспышки нервов, эмоций - ласкою. Никогда не делал подлости людям, умел отвечать добром на добро и в любой ситуации оставаться гуманным человеком.
Что ещё добавить о редакторе "Мичуринской правды" Игоре Александровиче Крылове, проработавшем в этой должности больше всех прежних редакторов газеты - 21 год, редакторе, из рук которого в январе 1991-го я принимал ключи от редакции  и благословение на продолжение его дела на долгие 15 лет? Что он был заслуженным работником культуры РФ, кавалером ордена "Знак Почёта", ряда медалей, почётных знаков, премий и призов, автором документальной повести о герое-генерале и составителем книг, брошюр?.. Пожалуй. Но не это главное для журналиста и редактора И.А. Крылова, которому именно сегодня исполнилось бы 80 лет и которого шесть лет как нет с нами. Каждый, кто помнит, кто знал его и работал с ним вместе, вспомнит и скажет об Игоре Александровиче своё, имея полное право на личные воспоминания. А мне позвольте своё светлое прощание с Учителем и старшим другом завершить незамысловатыми строками самодельных стихов:

Не меняв призвание на звания,
Вы достойно прожили свой век,
Понимая, выше нету звания,
Чем простое званье - человек!