Станция боевой славы

06 мая 2011, 23:00 3066
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru/ (05/04/2011 - 13:10)

Великая Отечественная война огненным смерчем пронеслась по многим линиям и станциям железной дороги. Кочетовка - одна из крупных узловых станций - подверглась нападению
немецких оккупантов. Железнодорожники преодолели неимоверные трудности, отдали все силы, а многие свои жизни для достижения всенародной Победы.

Когда началась Великая Отечественная война, моему отцу, Василию Ильичу Васильеву, было 28 лет. В это время он работал слесарем в вагонном депо станции Кочетовка. На фронт он не попал, так как обкомом партии на него и на многих других была наложена бронь. Работа была четырёхсменная. Задачей отца и его товарищей было ремонтировать вагоны, которые шли на Кочетовку с севера и Тамбова. Отсюда эшелоны направляли на Воронежский фронт. Работы было много. Наравне со взрослыми в депо работало много подростков.
Кочетовку бомбили шесть раз, так как здесь производилось формирование составов, шедших на север, запад и восток. В первый раз, когда налетели бомбардировщики, немец в темноте Кочетовку не обнаружил, а в ночи разглядел свет в селе Терновое и начал его бомбить. Только спустя некоторое время немцы подвесили на парашютах прожектора, стало светло, как днём, и станция была обнаружена. Было страшное зрелище. Самолётов налетело около семидесяти. Бомбили всё в пух и прах. Гружёные цистерны рвались одна за другой. Горело всё вокруг. Под бомбёжку попал состав с эвакуированными, там были люди, лошади. Бежали кто куда, прятались под вагоны, обхватив своих детей. Рельсы сгибались в дугу. Огонь был высотой в два километра. За 40 км в округе был виден пожар. А потом, когда самолёты улетали, всё надо было очищать, восстанавливать путь. С дежурства не уходили, оставались на следующие сутки, рабочих рук не хватало. Домой ходили пешком из Кочетовки (в основном после бомбёжек) в Громушку, Стаево, Терновое.
Рабочие получали паёк 700 граммов хлеба. В столовой кормили по талонам. Дома же варили болтушку из лебеды и крапивы. Стакан соли на рынке стоил 50 рублей, спички - 30 рублей. По домам были распределены раненые солдаты, грязные, перебинтованные. Свет не зажигали, использовали керосиновые лампы, окна заклеивали бумагой крест накрест, чтобы не выбило стёкла взрывной волной. На окна вешали одеяла для маскировки.
Ночью работали с фонарями с маскировочным козырьком, курить не разрешалось. Но фашисты забрасывали диверсионные группы, которые пускали ракеты.
Однажды под бомбёжку угодила цистерна с донорской кровью, сгорели два элеватора с хлебом. Раз при обстреле рабочие побежали в бомбоубежище, а от взрыва лопнула труба, и всё бомбоубежище было залито водой. Люди стояли по горло в воде, пока не улетели самолёты.
Один раз голодные уставшие рабочие сели перекусить в столовой, которая была соединена из двух вагончиков. Только взялись за ложки, и опять налёт. Все врассыпную. На этот раз бомба угодила прямо в столовую, и всё взлетело в воздух.
На железнодорожников была наложена большая ответственность. В конце 1942 - начале 1943 годов были сильные морозы, случались разрывы рельсовых цепей, вываливались целые куски. Им надо было готовить замену. Сверлили отверстия для болтов, укладывали рельсы, вбивали костыли. В ночное время на холод выходили по очереди.
Тяжело, трудно было всем. Нет такой семьи, которая не пострадала от войны. В декабре 1942 года война отняла у моего отца двух дочерей 3 и 5 лет. Хоронили в один день. Отец работал день и ночь. Он был порядочным и трудолюбивым человеком. До самой пенсии он работал в вагонном депо Кочетовка. Был награждён правительственными наградами: орденом Трудовой Славы, орденом "Знак Почёта", медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."
Выйдя на пенсию, отец построил два дома своим детям. Он умер в 1995 году на 82-м году жизни. До сих пор люди отзываются о нём с глубоким уважением. Низкий поклон тебе, папа.