Стучите, и вам откроют

23 октября 2009, 23:00 2675

Наверное, не каждый живущий в нашем суетном мире вспомнит и назовёт десять основных законов Божиих. Многие пожмут плечами: "А чего там помнить? Не убивай да не кради. Воровать не воруем, душ загубленных на совести тоже нет. Живём в мире".

А в мире ли? Бранных слов сколько произносим, завидуем, лжём так же легко, как дышим. Моральные ценности позабыты - “надо взять от жизни всё”, все материальные блага. К этому призывают и рекламные ролики, наводнившие телеэкраны, и кинофильмы, в большинстве своём зарубежные. Но тлеет, вспыхивая то там, то здесь, искорка духовности, озаряет сердца и умы людей. Поэтому и минувший фестиваль духовных фильмов "Десять заповедей" прошёл в кинотеатре "Октябрь" с аншлагом. 
Несомненно, показанные в красном зале фильмы нашли свой отклик и своего зрителя. Некоторые из них о нашем времени с его проблемами и суетой, другие переносят во времена советские, атеистические, кровопролитные. 
В события тех страшных для православной России лет погрузил зрителей и художественный фильм "Придел ангела" (режиссёр Николай Дрейден), показанный в зелёном зале. Всем желающим не хватило кресел. Но не прав был генеральный директор ООО "Мичуринск-фильм" М.А. Малахов, посоветовавший тем, кому не досталось мест, покинуть зал, мол, трудно стоя смотреть полуторачасовой фильм. Есть кино, которое можно смотреть стоя, ведь стоим же мы по 2-2,5 часа на утренней службе…
"Придел ангела" - это рассказ о сыне священника, художнике-самоучке, ставшем красным комиссаром. Допрос, устроенный им священнику, едкий и жгучий, показывает нам Максима убеждённым атеистом, не ведающим сомнений. Но всё же дрогнула его рука, и палец не сразу нажал на курок, неся смерть допрошенному и написавшему нужное письмо служителю церкви. Теперь его облик сохранился лишь в блокноте нарисовавшего сцену допроса комиссара. Может, тогда и закрались первые сомнения о светлом социалистическом будущем? Но думать некогда - Максим отправляется на островок-монастырь на Ладожском озере, где сохранился маленький мир православия, принимавший и укрывавший беженцев советской России. Там он должен ликвидировать (словно речь идёт не о живом человеке!) генерала финской армии, чья деятельность была не угодна власти Советов. Что ж, во все времена политика одной ногой стояла в крови. Проводника, который должен был помочь незаметно пересечь границу, тоже следовало "убрать". Каково же было изумление Максима, когда этим проводником оказался ребёнок! Но чего не сделаешь ради светлого будущего, и вот мертвящее дуло револьвера уже направлено в маленькую застывшую фигурку. С её головы падает шапка. Длинные рассыпавшиеся волосы, огромные бездонные глаза, в которых нет страха, лишь обречённость и безысходность, выдают в проводнике девочку 10-11 лет. Наверное, весь зал застыл в немом ожидании - свершался перелом мыслей, чувств, убеждений, когда разум холодно приказывал главному герою нажать на курок, а душа умоляла не делать этого. И Максим услышал зов своего сердца. Оставлять девочку на границе было равносильно несостоявшемуся выстрелу, поэтому они едут в святую обитель. Ведь нельзя изменить себя в одно мгновение, ещё помнит Максим о своём секретном задании.
В монастыре мнимых беженцев приняли и обогрели. Началась жизнь, которой ранее Максим был лишён. Помочь приготовить обед никудышному повару-самоучке, поучить девочку Женю рисованию, заботиться о ней. Жить в мире со своей душой Максим пока не может - он ещё считает себя способным на убийство. Обречённый советской властью финн уже приехал на остров. Об этом знала и умолявшая Максима никого не убивать Женя. Девочка бросается в Придел ангела - подвальное тёмное помещение со старинными иконами, где обитает и молится одинокий слепой старец, сбивчиво пытается объяснить, какая опасность грозит близкому человеку. Ни одного вопроса не задал незрячий священник, лишь опустился на колени перед святынями. И в ту минуту, когда две чистые души молили Господа о спасении, произошло чудо - зажатый в руке Максима нож упал на стол, превратившись из смертоносного оружия в предмет сервировки ужина, приготовленного для высокопоставленного финна... 
Зажжённый павшим от руки Максима священником и ребёнком огонёк наконец-то разгорелся и осветил главному герою новый путь. Божиим соизволением он понял, что будущее должно быть без угроз, допросов, насилия. 
В трудах и молитвах промчалось несколько лет. Максим стал монахом. А красные между тем добрались до этого маленького оплота православия. Все покинули монастырь, и только Максим в душевном порыве бросился обратно за позабытым блокнотом с рисунками. В этих святых стенах прошлое железной беспощадной рукой схватило молодого монаха, он услышал жгучие слова, которые сам когда-то произносил на допросах, узнал бывших товарищей. Грохот выстрела - и смертельно раненный Максим падает, даже не пытаясь спастись. Из монастыря ему помогает выбраться Женя. Вот оно - озарение, искупление и, наверное, прощение. "Всё правильно, так и должно быть, простите меня…" - последние слова бывшего красного комиссара.
И это вовсе не трагический финал, не мгновенная насильственная смерть грешника. Произошло то, что должно было случиться. Это почувствовал каждый сидящий в зале. Невольные слёзы, выступившие на глазах у многих, не сожаление о смерти главного героя, а дань свершившемуся на экране перевоплощению, переосмыслению ценностей, потребности человека в вере, любви и покаянии.
Было бы неправильно думать, что такое возможно только в кино. Стучите, и вам откроют, молитесь, и будете услышаны. Господь Сам знает, что надобно нам, нужно лишь открыть для Него своё сердце…