В стране белого ветра

19 марта 2010, 23:00 2389
© Мичуринская правда - http://www.michpravda.ru (СР, 03/17/2010 - 14:59)

"Я снова в пути. Бездеятельность я ощущаю как пустоту, и из этого чувства рождается страсть к приключениям, желание на что-то отважиться, дойти до границ своих возможностей. Счастье - это когда абстрактная идея и жизненные устремления совпадают. Новые вершины, новые пейзажи принимают реальные очертания".

Райнхольд МЕССНЕР.

“7 вершин”


На протяжении вот уже нескольких лет наш земляк, известный политик и бизнесмен Михаил Олегович Корнев входит в состав членов клуба "7 вершин" - неформального объединения альпинистов, совершающих восхождения на высочайшие вершины семи континентов. Им уже покорены крупнейшие вершины Европы (Эльбрус) и Африки (Килиманджаро). На этот раз очередным достижением отважного путешественника стало восхождение на высшую точку Американского континента, а равно Западного и Южного полушарий - гору Аконкагуа.
Экспедиция, прошедшая в середине зимы, началась очень интересно. Чего стоил один перелёт - из Москвы в Мадрид, из Мадрида в Сантьяго, а уже оттуда в Мендосу, город, расположенный неподалёку от границы Аргентины с Чили. Таким образом, маршрут получился весьма протяжённым - порядка 20000 километров. Однако слово Михаилу Олеговичу.

Страж каменных Анд

- Первая пара дней на новом месте в ином климатическом поясе просто необходима для акклиматизации, - рассказывает М.О. Корнев. - По её завершении мы тут же выехали на микроавтобусе к подножию горы Аконкагуа, что в переводе с местного диалекта означает "Каменный страж".
Гора Аконкагуа находится на территории национального парка, посещение которого без пермита - специального документа, дающего право на восхождение, - попросту невозможно. От ворот национального парка до подножия горы около 40 километров. И это расстояние мы преодолели пешком, погрузив экипировку на симпатичных мулов, погоняемых аборигенами.

Кающиеся льды

Анды удивительно безжизненны. Быть может, оттого обычная высокогорная узкоколейка, построенная ещё в 1911 году, ведущая в Чили и дальше к побережью Тихого океана, воспринимается своеобразной местной достопримечательностью. Зато как контрастируют с этим космическим пейзажем живописные термальные источники, оборудованные ещё древними инками. Так уж было угодно матушке-природе, чтобы выше уровня реки Мендосы раскинулось в горах озеро горячей минеральной воды, из которого, окутывая паром окрестности, журча, стекают струи местного нарзана.
Всемирно известная достопримечательность этих пустынных мест - Кающиеся льды - прозрачные ледяные иглы, растущие из земли и доходящие порой до трёх метров. Словно сказочные часовые, хрустальным поясом окружают они подножие Аконкагуа. Обойти их невозможно, приходится пробираться сквозь них, постоянно лавируя, рискуя потерять равновесие и быть по неосторожности нанизанным на твёрдый, как камень, ледяной шип. От припекающего солнца их основание подтаивает, и тонкие ручейки талой воды стекают к подножию остроконечных игл. Льды, словно раскаиваясь за причинённые нам неудобства, плачут...  
Первая ночёвка нас ожидает на небольшой высоте - 3300 метров над уровнем моря в лагере Конфлюэнция. Здесь мы проведём двое суток, параллельно совершив пятнадцатикилометровую прогулку к знаменитой южной стене Аконкагуа. Примечательно, что эта отвесная стена высотой в три километра полностью покрыта снегом и висячими ледниками. Преодолеть её практически невозможно. Неслучайно за всю историю альпинизма по этой ледяной плите было совершено всего семь восхождений.

***
...Наш путь лежит в базовый лагерь Плас де Мулас, расположенный на высоте 4350 метров. Неподалёку от него аргентинцы построили гостиницу, считающуюся самой высокогорной в мире. В ней можно даже принять душ. И это то из немногих удобств, что доступны здесь путешественникам.
Расстояние от Конфлюэнции до Плас де Мулас около 30 километров. Идти приходится по высохшему руслу реки, то постоянно набирая, то сбрасывая высоту. Во многих местах тропа завалена камнепадами. На мой взгляд, этот маршрут очень живописный, но одновременно и выматывающий: несмотря на то, что нещадно печёт солнце, температура не поднимается выше 5-10 градусов. Поэтому мы вынуждены идти в тёплой одежде под палящими лучами солнца, от которого не спасают ни платки, ни бейсболки, ни широкополые шляпы.
После ночлега в Плас де Мулас нам предстоит сделать первый тренировочный выход к вершине, применив гималайский стиль.
Гималайский стиль

Поскольку гора Аконкагуа достигает высоты почти в 7000 метров, подъём на неё должен проходить в так называемом гималайском стиле. И если восхождение на Эльбрус и Килиманджаро мы совершали в альпийском стиле (когда движение вверх происходит поступательно), то в Гималаях так проводить восхождение нельзя. В связи с этим специалистами был разработан специальный стиль, настроенный на последовательную акклиматизацию. Заключается он в чередовании постепенного подъёма на определённую высоту и спуска на высоту, несколько меньшую. Впоследствии благодаря гималайскому стилю нам удалось покорить неприступную на первый взгляд гору Аконкагау.
Подготовку к восхождению мы проводили в нашем базовом лагере, откуда и совершали свои тренировочные акклиматизационные выходы в лагеря Канада (высота 4850 м) и Нидо де Кондорес (отметка в 5350 м). Поднявшись в последний из них, мы и столкнулись с печально знаменитым Белым Ветром.

Белый ветер

По геологическим меркам Анды не самые старые на планете горы. Им всего 50 миллионов лет. Впечатление такое, будто некий былинный великан огромным плугом перепахал землю, вздыбив складчатую породу, словно слоёные пироги, на заоблачную высоту. Здесь почти нет растительности и животных. Вокруг на огромные расстояния простираются лишь безжизненные лунные пейзажи...
За прошедшие миллионы лет горы из базальта и гранита даже не успело обветрить и отполировать дождями. При этом не стоит забывать, что Аконкагуа возвышается на побережье всего в ста километрах от Тихого океана, от которого на тысячи миль далеко за линию горизонта простирается водная гладь. Представляете, какие ветра зарождаются на этих просторах! Когда они гуляют по океану, не встречая никаких препятствий, с ними ещё можно мириться. Однако когда на своём пути они упираются в стену Анд, возникают жуткие завихрения, доходящие порой до скорости 300 километров в час. Аконкагуа - высшая точка этих мест, и поэтому она притягивает плохую погоду. Если на небе есть хотя бы одно облако, то, как правило, оно висит над вершиной Аконкагуа. Перемены погоды здесь быстрые и иногда разительные. В течение часа ясный день может превратиться в пасмурный и ветреный ад. Наиболее страшное, а оттого пользующееся дурной славой явление - Белый Ветер (Viento Blanco). Обычно ему предшествует появление над вершинами угрожающих облаков, напоминающих рыхлую вату и постоянно меняющих свою форму. Как правило, такие облака - предвестники скорого шторма, резкого падения температуры, ужасного ветра и обильного снегопада. 
Однажды во время очередного акклиматизационного выхода, поднявшись на высоту 5600 метров, мы на себе испытали, что такое Белый Ветер. Обрушившийся на нас шквал был нереальный. От налетевших порывов ветра, словно пушинку, сдуло самую крупную нашу палатку, куда группа из 11 человек собралась, чтобы укрыться от непогоды. Мощный порыв ветра опрокинул котелок, затушил горелку... После того как стихия утихла, мы спустились в базовый лагерь Плас де Мулас, где и провели более суток, делясь впечатлениями от пережитого, отдыхая и отсыпаясь.

Штурм Аконкагуа


"Каждый должен 
вести тот образ 
жизни, который ему 
больше подходит".
Райнхольд МЕССНЕР.

- От чего устаёшь в горах? Видимо, от того, что надоела однообразная пища, приготовленная из концентратов. Да просто хочется принять нормальный душ... Вода, которую мы пили, была либо из перетопленного снега, либо из горных ручьёв. А поскольку вокруг горы и ветер, вся наша пища оказывалась с песком, который постоянно скрипел на зубах. Но надо идти вперёд.
Вскоре мы были готовы к штурму Аконкагуа. 
В первый день нашего восхождения мы поднялись ещё на 1300 метров. Однако едва успели переночевать, как начала резко портиться погода: неожиданно пошёл сильный снег. Но когда в горах идёт снег, ослабевает ветер. Наверное, главная проблема на Аконкагуа - это всё-таки ветер. А в условиях высокогорья при недостатке кислорода, низкой влажности и сильном морозе ветер становится просто смертельно опасным. По прогнозам погода должна была ухудшиться, ожидалось новое похолодание и приближение Белого Ветра, поэтому мы поспешили укрыться в лагере Нидо де Кондорес.
Следующим утром мы уже держали путь в лагерь Холера, что на высоте 6000 метров. 
Я бы не назвал этот переход трудным. По высоте он около 400 метров, однако подъём в этом месте осложнён скальным участком. Вот где нас просто здорово выручили перуанцы, которых мы взяли в качестве проводников. Дело в том, что они вышли на маршрут на два часа раньше, и когда мы вошли в лагерь, там уже стояли палатки с разожжёнными примусами. Нам же оставалось лишь собрать лёд, чтобы его растопить и приготовить пищу. На высоте 6000 метров это стало огромным подспорьем.

 Над облаками

Свой марш-бросок на покорение Аконкагуа мы запланировали на 4 утра. Подъём - на час раньше. Измерили температуру за бортом и о ужас! - на улице 38 градусов ниже нуля. Весь мой спальный мешок покрыт слоем льда... 
А переход предстоит по довольно крутому склону на расстояние в высоту километр. Вышли затемно. Через некоторое время остановились, надели на обувь "кошки", на утеплённые штормовые куртки - пуховики, а поверх ботинок - тёплые бахилы. Боже, до чего же холодно... Но вот из-за горы появилось солнышко, и стало немного легче. 
На высоте 6800 метров мы входим в ледяной кулуар, по которому можно идти, а не карабкаться. По мере движения вверх постепенно сбрасываем свои спальники, снимаем пуховики и, отключив мозги, не жалея себя, закусив до крови губы, опираясь лишь на тренинговые палки, идём вперёд, преодолевая последние метры. 
Аконкагуа - невероятно нудная и тяжёлая гора. Она несложная в альпинистском плане - она гора-испытание. 
Неужели я покорил тебя, капризная Аконкагуа? Однако сил выкрикнуть эти слова, давно рвущиеся с губ, нет. Высокогорье, разряженный воздух, нечеловеческая усталось. Поэтому произношу чуть слышно: "Ура, Мичуринск!".


***
Я стою на небольшом плато, на котором непонятно когда и кем установлен металлический крест. Рассказывали, что наши предшественники соорудили его из частей разбившегося здесь самолёта. Прямо за крестом вниз устремляется знаменитая отвесная южная стена. Несмотря на хмурое утро, мне удаётся разглядеть внизу, где-то в полутора километрах, перистые облака, за которыми уже не видно ни зги. Жуткое зрелище. Ещё две недели назад я стоял у подножия этой стены и поражался её высоте... А сегодня я нахожусь на высшей точке Американского континента. Кажется, ещё чуть, и мне удастся дотянуться до небосвода. Непередаваемое ощущение.
Однако пора назад. На обратном пути мне невольно пришлось участвовать в спасработах. Дело в том, что одна из наших девушек на спуске потеряла сознание. Видно, сказалась горная болезнь. Лишь благодаря тому, что группу возглавлял опытный альпинист, её удалось спасти. Мы нашли большой спальный мешок, расстегнули нижние клапаны, куда просунули её ноги, и так по очереди на спине несли. На отметке 6300 метров она пришла в себя, вылезла из рюкзака и как ни в чём не бывало продолжила спуск. Так действует высота.

***
Спуск вниз всегда легче. Во-первых, начинает работать другая группа мышц, во-вторых, сказываются привычка и опыт предыдущих восхождений. При спуске мы заказали вертолёт, поскольку расстояние в 42 километра по национальному парку нужно было преодолеть за день. Все вещи, спальные мешки, палатки и продукты были погружены нами на мулов и отправлены в гостиницу. Но где же наш вертолёт? Лишь спустя время пилот вышел с нами на связь и сообщил, что в связи с ухудшением погоды он за нами не полетит. Оставаться на высоте 4300 метров мы не могли (у нас нет спальников, а по ночам температура в горах опускается до минус 15 градусов), поэтому было принято решение идти пешком. Лишь к двум часам ночи, преодолев буквально наощупь горные ручьи, в полной темноте мы вышли к асфальту...

***
...Нигде, как в Андах, мне не доводилось видеть столь удивительных восходов и закатов солнца. Видимо, от малого содержания в воздухе кислорода это зрелище становится просто фантастическим. Какое же счастье находиться здесь. Жаль, что лишь единицам суждено видеть эту красоту. 
Там, у подножия Анд, в небольшом городке Мендосе мне довелось услышать старинную испанскую песню. В переводе на русский язык её слова звучат так:

Пусть среди гор не будет ни слишком высоких, ни слишком низких.
Пусть среди людей не будет ни слишком могущественных, ни слишком немощных.
Равнина пусть не будет совершенно плоской.
И все живые существа пусть будут счастливы.

Наверное, я счастливый человек.