Желанный путь в одну семью

20 ноября 2008, 09:34 2069

Поломанные судьбы, лёд безразличия, отчуждённость, горесть - такие или похожие ассоциации возникают при упоминании простого словосочетания - детский дом. Чудовищно, что они могут относиться к детишкам, возраст которых едва пересекает порог школьной отметки. В детском доме "Аистёнок" воспитывается 36 крох. Младшей, Валюше, нет и года, а старшим ребятишкам исполнилось десять лет. Отрадно сообщить, что многие из них уже имеют кандидатов на усыновление и опекунство. К числу счастливчиков, увы, пока нельзя отнести Наташу, Свету, Люду и Руслана Беляевых. Сейчас самая младшая из семьи Беляевых - Наташа находится в специализированном областном доме ребёнка. Малютке нет ещё и года, но она уже вынуждена расти вне семьи. Трое других ребят воспитываются в сиротском учреждении нашего города. У малышей есть  старший брат Володя. Ему повезло больше, чем остальным, - подростка взяли под опеку. Сегодня наш рассказ о двух сестрёнках и братишке из "Аистёнка".
ТОСКА ПО ДОМУ
 
Какие слова нужно подобрать, чтобы объяснить ребёнку, зачем его забрали из родного дома? Не скажешь же ему открыто, что находиться там стало опасно для его здоровья. И мамы больше у него, по сути, нет. Не потому, что умерла, а потому, что отказалась, он стал ненужным.
 
В детский дом "Аистёнок" Руслана, Люду и Свету определили несколько месяцев назад. Они здесь с августа. За всё это время Беляева ни разу не поинтересовалась, как там живётся её деткам, и не пришла их навестить. Променявшая своих кровинок на ежедневное общение с бутылкой пропойца не очень огорчилась, лишившись родительских прав сразу на всех пятерых детей. Казалось бы, как можно тосковать о доме, в котором никому не нужен. Но пятилетний Руслан болезненно переживал разрыв с жилищем, где худо-бедно протекали первые годы его жизни.
 
- Когда же за мной приедут, когда заберут?! - часами сквозь пелену слёз вглядываясь в виднеющуюся из окна дорогу, спрашивал у воспитателей мальчик. Каждый проезжающий автомобиль давал ребёнку новую надежду и очередные горькие разочарования. Русланчик ждал, что доставившая его и сестёр сюда машина появится вновь уже затем, чтобы отвезти обратно домой. Никак не мог понять бедняжка, что здесь суждено пробыть ему не день и не неделю.
- Родненький, что ж ты так убиваешься? Не плачь, малыш, - жалели и не знали, как утешить его, взрослые.
- А Вовки почему нет? Ведь он за мной придёт? - в слезах вопрошал одинокий кроха.
- Конечно, не расстраивайся. Придёт, но только не сейчас. Мотоцикл у него, наверное, сломался и бензин закончился. Вот починит, купит и обязательно придёт, - успокаивали заплаканного мальчика воспитатели. Сказать правду язык не поворачивался. А у самих разрывалось сердце при виде горя обездоленного сироты.
 
Сколько слёз пролил Руслан, чем можно измерить боль, которую пришлось ему перенести в своём столь нежном возрасте! Но время лечит. Тем более оно хороший лекарь, если его пациент - ребёнок, которому всего пять лет. Душевные раны потихоньку стали заживать, подушка уже не впитывает в себя по ночам солёной влаги детского страдания. Всё реже спрашивает мальчуган, когда его заберут из "Аистёнка", и частой гостьей на его губах стала задорная улыбка. Мальчик искренне радуется общению с ребятами, играм, заботливому обращению взрослых. Он дружелюбен, весел, открыт для окружающих. Лишь иногда как будто вспомнит что-то, задумается на мгновение, и ляжет на лицо печаль. Отмахнёт от себя дурную думу и снова пребывает в естественном состоянии любого малыша - приподнятом хорошем настроении.
 
За месяцы, проведённые в детдоме, интересы Руслана заметно изменились. Если раньше наголодавшийся пацанёнок прежде всего спрашивал, будут ли сегодня его кормить и когда именно дадут покушать, то теперь, поняв, что без обеда не останется, таких вопросов он уже не задаёт. Впервые открыв для себя в сиротском учреждении, что такое пазлы и конструктор, он увлёкся требующим интеллектуального усилия занятием. Постепенно стали заполняться огромные пробелы в знаниях, которых мальчик не мог получать, живя с непутёвой матерью. Именно в детском доме он узнал, что время года, когда опадают листья, называется осенью, а майку, свитер и брюки можно объединить обобщающим словом одежда. Любознательный мальчик старательно пытается запомнить всё новое, что узнаёт от воспитателей. А вот как любить, быть добрым, чутким, ему не надо было разъяснять, само сердечко подсказало. Ведь, несмотря на то, что оказался в казённом учреждении, Руслан не лишён общения с близкими людьми: вместе с ним в детдоме растут его сестрёнки. Средняя, Людочка, даже воспитывается с братишкой в одной группе.
 
МАЛЕНЬКАЯ МАМОЧКА
 
Как каждая взошедшая в тени травинка тянется к едва виднеющемуся сквозь заросли кустарника солнцу, так и любой оставшийся без родителей ребёнок ищет нежных прикосновений, заботы мамы. Четырёхлетняя Людочка Беляева от родной матери не получала ни ласки, ни внимания. Холодное безразличие в лучшем случае и в худшем - жестокость, грубость - вот всё, что выпадало крохе от бессердечной женщины. Однако слово "мама" не потеряло для малышки своего трепетного возвышенного значения. Попав в детдом, она так стала обращаться к воспитателю. Ребёнок просто не может обойтись без этих двух простых, как музыка, созвучных одинаковых слогов, вокруг которых вертятся все интересы, чаяния маленького человечка.
 
Людочка, испытывая долгое время острый дефицит родительского тепла, теперь интуитивно пытается восполнить его в общении со всеми взрослыми. Вот и ко мне подошла, как к близкой и родной. Присела молча рядом и, доверчиво прижавшись, склонила коротко стриженую головку на грудь к незнакомому ей человеку.
 
Очаровательная, застенчивая, улыбчивая девочка располагает к себе с первого взгляда. Как губка, впитывает в себя малышка любое обращённое к ней ласковое слово, вся расцветает, когда её погладят, пожмут ручку. Беседую с воспитателем Ольгой Михайловной Климановой, а сама наблюдаю за увлёкшейся своим излюбленным занятием девчушкой. Кем мечтает стать она, когда вырастет? Хорошей, настоящей мамой! У Люды есть игрушечные дочки. Она часами может готовить им в крошечной посуде каши и супы, кормить, наряжать, учить уму-разуму, петь песенки, укладывать спать. Смотрю, как девочка старательно расчёсывает кукле волосы, затем завязывает их в хвостики, берёт зеркальце, чтоб показать ей, как красиво получилось, и, радуясь, что той понравилось, целует в щёчку, и удивляюсь, откуда в ней всё это. Выходит, что было кому подражать. Кому? Себе же в недалёком прошлом. Заботы о малышах знакомы Людочке не понаслышке. Давно ли сама вышла из пелёнок? Четырёхлетняя хозяюшка как умела ухаживала за младшими сестрёнками и утешала в их не по-детски тяжких горестях.
 
ЧЕРНОГЛАЗАЯ СВЕТОЧКА
 
Чем отличается младшая группа детского дома от обычной ясельной? На первый взгляд - ничем. Те же прогулки, кормление с ложечки, сончас, познавательные занятия и коллективное сидение на горшках. И ребятишки умилительно хорошенькие, такие же, как и все мальчики и девочки их возраста. И тем не менее различия непреодолимой пропастью легли между воспитанниками "Аистёнка" и крохами, посещающими обычный садик. Какими бы хорошими ни оказались ясли и славными их воспитатели, едва ли найдётся родитель, который станет утверждать, что его дитя охотно стремится по утрам в дошкольное учреждение. К каким только капризам, отговоркам ни прибегают сыночки и дочурки, лишь бы остаться с мамой и папой. Как радуются, когда по окончании рабочего дня приходят забирать их из яслей родные люди. Малютки ж "аистята" лишены такого счастья. В своей группе проводят они бесконечно сменяющиеся друг за другом сутки, не ведая домашнего тепла. Такую безрадостную участь разделяет с остальными малышами двухлетняя Светлана. Черноглазая и круглощёкая девчушка пока, конечно, не в состоянии осознать свой статус сироты. Не понимает она и того, что по исполнении семи лет, вероятнее всего, продолжатся её скитания по приютам. А после выпуска, как щепку с расколовшегося в море корабля, жизнь выплюнет детдомовку на незнакомый берег, где одинокая и никому не нужная, будет метаться она, ища свой путь среди бесчисленных дорожек чужих и безразличных к ней людских судеб.
 
Сейчас вроде бы Светочка всем довольна. Ведь лучше, чем в "Аистёнке", нигде ей не было. Никто малышке не уделял прежде столько внимания, не читал книжек с такими красочными, волшебными картинками, не предлагал порисовать и поиграть в такие чудесные, как здесь, игрушки. Спокойная, усидчивая девочка, ища уединения, не привлекая к себе внимания, подолгу выводит на листах бумаги свои каля-маля, складывает разноцветные кубики и кажется вполне самодостаточной в своём маленьком, придуманном ею самой мирке. Из хрупкого равновесия выводят Свету случающиеся во время прогулок встречи с Русланом и Людмилой. Старшие братик и сестрёнка с радостью бегут к малютке. Берут её за ручки, гуляют вместе. Когда же наступает время расходиться по разным группам, сёстры пускаются в рёв - все трое непросто переносят эти расставания. Казалось бы, простое желание расти в одной семье для маленьких Беляевых по-прежнему остаётся далёким, неосуществимым. И всё же, если в нашем мире случается, что происходят чудеса, неужели возможно, чтобы естественная мечта детей об обретении семьи попала вдруг в разряд несбыточных?!