Золотая листва

04 декабря 2008, 13:34 3579

 Мой  приятель, небрежно кивнув на звучащий в автомобиле диск, снисходительно спросил:
- Что это тебя на Пьеху потянуло?
- Это не Пьеха, - ответил я ему.
- А кто?
- Елена Хадарцева.
- Хадарцева?
Он обескураженно замолчал.

***
Маленькая девочка лежала в палате вся в бинтах и гипсе, не сводя глаз с входной двери. Сейчас, сейчас створки распахнутся, и в проёме появится фея - живая, настоящая, всамделишная Эдита Пьеха! И она, звезда эстрады, легендарная красавица, здесь, в больничном корпусе ленинградского института Турнера, где лечат детей с очень тяжёлыми болезнями, будет петь. Петь для них, малышей, подростков, малоподвижных, горюю щих, оторванных на годы и годы от родного дома, папы с мамой, братьев и сестричек, от друзей, игрушек, школы…
 
И Эдита пела! Звучали её знаменитые "Огромное небо", "Оранжевая песня", "Дождь на Фонтанке". И Лена, зачарованная Лена, одними губами повторяя каждую строчку  вслед за своим кумиром - красивой, в белом кружевном платье Эдитой Пьехой, поклялась: "Костьми лягу, но буду петь со сцены, как она!".
Костьми… А у Лены и был-то как раз гематогенный остеомиелит, когда не идёт развитие кости и опорно-двигательный аппарат тормозится в движении. Причина инвалидности? Видимо, сказались всё-таки последствия того, что папа, как человек военный, в середине 50-х годов прошлого века продолжительное время занимался захоронением ядерных отходов на Южном Урале, под Свердловском. Там в 1957 году Лена и родилась. Там же началась её вместе с мамой Екатериной Николаевной невесёлая эпопея: больницы, бинты, уколы, поликлиники, перевязки, лекарства, палаты и операции, операции  - 24 большие и малые - пришлось перенести ей, совсем малышке. Пока на счастье в том известном ленинградском лечебном институте не появился знаменитый курганский хирург Илизаров. Врач, практикующий в северной столице. И оказавшийся земляком отца Лены - Ивана Ильича Медведева. Великий Илизаров, используя свои эффективные чудодейственные приспособления, помог - и заметно! - выправить в вытяжке ноги Лены.
 
После трёх лет малоподвижности, загипсованности она обрела движение, стала ходить… Теперь домой! Скорее, скорее, на крыльях, как птица, домой. Прощайте, друзья-подружки из своей и соседних палат, по просьбе которых она писала столько стихов и песен по разным случаям, поводам и датам  - от дней рождения до признаний в любви.  Прощай и ты, честно говоря, опостылевшая учебная доска на колёсиках, где больничными учителями писалось что-то по арифметике, совершенно нелюбимому предмету, ведь в голове звучала только музыка, музыка, музыка…
 
***
Ей было десять лет, когда она вернулась домой, теперь уже в Нальчик, куда семья - мама, старший брат - переехала вслед за отцом, тоже в военный городок. Чудесная Кабардино-Балкария с её изумительным горным воздухом, мягким климатом, сказочным летом понравились девочке сразу. И пусть начиная с четвёртого и по восьмой классы  всё так же непризнанными оставались для неё школьные науки физика, химия, математика, из которых она вынесла лишь правило буравчика да формулу воды - аш два о, - жизнь радовала!
Папа частенько водил её в клуб на свои выступления, праздничные концерты, где он с эстрады пел, читал басни и вёл конферанс (на фотоснимках тех лет Иван Ильич, что называется, вылитый артист, а не какой не прапорщик - в облегающем стройную фигуру  чёрном костюме с галстуком-бабочкой, в белоснежной сорочке, при сияющих ботинках…). Лена слушала папины песни, не смотря на сцену и вообще не поднимая головы, всё боялась, что отец вдруг собьётся, забудет слова…
Забегая вперёд,  скажем, что теперь, точно так же опустив голову, слушает её выступления в залах младший сын, 18-летний Ахтемур: вдруг мама отвлечётся, вдруг запнётся на строчке…
Но такого не бывает!
После школы Лена Хадарцева, впрочем, тогда ещё Медведева, училась в техническом училище, затем на военном заводе занималась сборкой полупроводниковых приборов. А в свободный час, в каждую подходящую минуту или сочиняла стихи, или играла на гитаре, или пела. Тем, наверное, и очаровала некого юного солдатика, проходившего срочную службу рядом, в гарнизоне.
Когда снял он погоны, вместе уехали в Волгоград, к нему на родину. Там - вполне благополучно, к слову - родился первенец, Серёжа.
И всё бы ничего, но вот только духовная жизнь с мужем никак не задавалась. Ну что это для неё, человека тонкого, творческого, начитанного, слышать от мужа при разговоре о романе Дюма полный недоумения вопрос: "А кто она такая, Дюма?”.
Конечно, не только это послужило причиной разрыва. Просто вскоре поняли, что они совсем чужие друг другу. И расстались. Не о том ли периоде сложилась у Елены очень грустная песня:

Мы с тобой давно чужие,
Судьбы наши на изломе.
Словно мы глухонемые,
И молчим подолгу в доме.
Мы давно такими стали,
Нам  друг с другом неуютно,
В окнах тьма, закрыты ставни,
И ветра разлук поют нам…
 
***
Сынишка не давал скучать, не давал горевать, забот с ним хватало. Да и одиночество вскоре закончилось: так уж карта выпала, что пересеклись жизненные Ленины пути с перепутьями Александра Хадарцева. Спортсмена - мастера спорта по футболу, игравшего за владикавказскую "Аланию", прекрасного строителя-отделочника, в чьей семье тесно переплелись корни русские и осетинские.
С ним и переехала она сюда, двадцать лет назад, на постоянное местожительство, в Мичуринск. Сохраняя, особенно на первых порах, вполне понятную ностальгию по друзьям и природе так полюбившегося ей Северного Кавказа.
Здесь у Хадарцевых родился Ахтемур, которого от старшего брата Сергея отделяет четырнадцать лет. Сергей - человек техники, тракторов, моторов, младший тяготеет к военной форме, дисциплине, порядку - хочет служить в милиции. И оба сына преданно, искренне, душевно любят маму. Сыновья - гордость её и счастье. Её опора и помощь во всём. А как без помощи, когда Елена Ивановна - инвалид II группы, пожизненно, когда тазобедренный сустав у неё собран, по существу, на шурупах. И беды не оставляют эту маленькую женщину даже после всего того, что она уже натерпелась.
В Мичуринске Елена Хадарцева была принята на работу художником-оформителем в Дом культуры "Прогресс". Наряду с музыкой есть у неё и такое дарование - рисовать. Потом стала там же, в ДК, заведующей культурно-массовым сектором.
- Работала Елена Ивановна у нас старательно, с увлечением, а характер у неё такой, что сразу же рядом оказалось много друзей, - рассказывает директор ДК Лариса Николаевна Мороз. - Увлечённо готовила она для кинозала тексты рекламы, афиши, заставки, забывая даже пообедать вовремя. Никогда о своей инвалидности не напоминала…
Но случилась травма, упала с высоты, и вновь больница, вновь страдания. Но приучила она себя молчать даже при самых тяжёлых болях. И хирург Алексей Николаевич Алимов укоризненно выговаривал соседке Лены по палате: "Вы вот поминутно стонете от вывиха, а стонать надо Хадарцевой с её-то переломами”.
Три месяца неподвижности. 90 дней преодоления новых испытаний - и вот долгожданная выписка! Солнце, зелень, воздух, земля под ногами. Правду говорят, после больницы человек всегда выходит другим. У Елены это была уже какая по счёту больница…
И сразу же вновь с головой окунулась в дела, заботы. Дом, где живут Хадарцевы, старенький, частный - нужно заниматься ремонтом и прежде всего подводить газ. "Спасибо и низкий поклон добрым людям в отделе социальной защиты, руководству администрации города за то, что все расходы, связанные с подводкой, подключением газа, взяли на себя", - сердечно признательна Елена Ивановна протянувшим ей руку помощи Анне Васильевне Седых, Евгению Алексеевичу Матушкину, Виктору Никитичу Макарову.
А какое живое, бескорыстное участие в её судьбе приняли медики Ирина Лебедева, Зинаида Михайловна Ананьева, Татьяна Петровна Платицина! Каждой из этих славных женщин  Хадарцева готова посвятить не то что песни свои - оды. Из самых нежных, самых благодарных слов.
Случайно встретился ей брат медсестры Ирины Лебедевой - Сергей Гриднев, серьёзный бизнесмен, живущий и возглавляющий крупную производственную фирму в Риге. Сюда, к сестре, заехал он всего лишь на пару дней. И познакомился с Еленой, подарившей ему компакт-диск своих песен. О котором он, по приезде домой тут же окунувшись с головой в работу, честно говоря, просто забыл. А вспомнил только месяца через три. Поставил… диск в магнитофон автомобиля, включил и - заслушался. Звучал неповторимый, красивый женский голос - лиричный, чистый, без псевдоэстрадного надрыва и пошлости. Там пелось о любви и верности, о дружбе и разладе, о войне и детях…
Сергей тут же позвонил Хадарцевой в Мичуринск.
- Лена, у тебя есть валютный счёт?
- Что вы, откуда?
- Открывай немедленно, я тебе переведу пять тысяч евро. Нет, не в долг, безвозмездно. Не надо никаких благодарностей. Только обещай мне, что на эти деньги ты оборудуешь свою домашнюю студию.
Елена Ивановна, не веря своему счастью, поехала с Ахтемуром в Москву, в Останкино, где купили всё-всё - от микрофонов и синтезатора до изоляционного материала для обивки стен. И кубрик-студия теперь у неё дома своя! Заветный сердцу уголок. Там пишутся песни, там слагаются стихи и подбирается  к текстам музыка. Там хранятся и дипломы, свидетельства, почётные грамоты, автографы кумиров, с которыми сводила Елену Ивановну Хадарцеву судьба на концертах, фестивалях, конкурсах за прожитые полвека. Вот знаменитый росчерк патриарха нашей литературы - председателя жюри международной премии "Филантроп" - Сергея Владимировича Михалкова. Подписи под наградами и добрые слова народных артистов СССР и России - Ирины Архиповой, Юрия Соломина, Юрия Антонова, композиторов Юрия Саульского, Игоря Лученка, Полада Бюль-Бюль оглы, художников, театральных деятелей, киноактёров, Зураба Церетели, Ларисы Лужиной, Аллы Духовой…
Я был на концерте Елены Хадарцевой в санатории имени Калинина, что в посёлке Никольское, под Мичуринском. Видел сам, как слушают её заполнившие зал люди. Согласно внимая каждому слову, улыбаясь, вздыхая, а то и не пряча слёз.
- Леночка поёт, как живёт, - о жизни, человеческих взаимоотношениях, всех перипетиях нашего бытия, - говорит педагог по призванию Софья Николаевна Пафнутьева, много лет возглавлявшая городское общество инвалидов и впрямую поучаствовавшая в выходе Е.И. Хадарцевой на сцену.
- Её даже если услышишь всего лишь один раз - и уже никогда не забудешь.
И в самом деле, это так! Вот песня Елены "Золушка", которую с глубоким пониманием встречают женщины с не очень сложившейся судьбой:
Не случайно сказку сказкою зовут,
Очень многие, как Золушка, живут,
В тайне ждём свою карету,
А она всё мчится где-то…
Жизнь проходит, а на бал
                             всё не зовут!
А кого не затронут слова другой песни - "Тайна":
Мне хочется знать всё о вас,
Узнать сокровенные мысли,
Понять глубину ваших глаз,
Чтоб стали вы другом мне близким.
В концертном платье, при модном макияже, красиво причёсанная, умеющая себя держать Елена Хадарцева, вправду, выходит на сцену актрисой. И кто из публики знает, кто может поверить, что у этой с виду такой благополучной женщины - невысокой, стройной, с черешневыми внимательными глазами и благородными чертами лица - столько драматических, трагических событий за спиной! Столько горьких бессонных ночей, выплаканных в подушку и не выплаканных в душе слёз…
Золотую листву нам бросает
                     природа под ноги,
И гонимая ветром летит,
                а нам искренне жаль,
Что деревья опять сиротливо
                         стоят у дороги,
Перламутровой нитью блестит
                          паутинок вуаль.
Она поёт - и забываются боли, невзгоды, трудная дорога к дому - на окраину города, улицу Ленинградскую, что в  Громушке, пусть на время, на час программы, но отходит в сторону жизнь без удобств - где нет специальных для инвалидов подходов и подъездов в магазины, кафе, клубы и театры, просто жилые дома. Нет удобных посадочных площадок в автобусах. Нет специальных дорожек на тротуарах… И чёрствых людей ещё ох как немало. И тех, кто (знакомые!) проедут мимо на своей легковушке, да не притормозят, не подберут - тогда-то и рождаются невесёлые, ироничные строки:
От сумок тяжёлых
Хондроз разыгрался,
А ты посигналил
И дальше помчался…
Остановиться бы, оглянуться всем нам, люди, посмотреть на тех, кто с нами рядом. Многим и многим у нас живётся в этой жизни нелегко. Но инвалидам, наверное, приходится во сто крат тяжелее.
Только они идут, преодолевая горе и беды. Как шёл и (летал!) без ног лётчик Алексей Маресьев. Как жил и живёт с сорванным позвоночником чемпион мира штангист-тяжеловес Юрий Власов. Гимнастка Лариса Корбут. Герои Параолимпийских игр в Пекине!!!
И вот Елена Ивановна Хадарцева. Жена, мама двоих чудесных сыновей, уже и бабушка троих внуков - Саши, Ромы, Светочки. Человек, не сдающийся никаким обстоятельствам, не гнущийся ни перед какими трудностями. Стоик. И - герой!